ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Француженка, – задумчиво повторила пожилая женщина. – Ну что ж, с этим ничего не поделаешь.

– Да, – согласилась Мира, улыбаясь проявлению столь типичного для англичан подхода. Кто дал британцам право заявлять о собственном превосходстве? Во Франции англичан считают варварами из-за недостатка вкуса и изящества, приземленную практичность.

– Во Франции я ничего не слышала о семействе Жермен.

Мира удивленно подняла брови.

– Я могу предположить, почему это так, – сказала она мягко. – Жермен – очень консервативная семья, ведущая замкнутый образ жизни. Мы никогда не допускали, чтобы наша фамилия появлялась в прессе или упоминалась в связи со скандалами.

– До вас?

– Ах, вы попали в точку, мадам. Но не следует придавать значения злым сплетням, надо быть выше этого.

Допрос продолжался еще несколько минут, пока Мира не почувствовала, что увлечена откровенным разговором. Интерес пожилой дамы к Мире тоже возрастал с каждой минутой. И откуда она родом? Кто ухаживает за ней, кто ей нравится? Мира избегала подробных ответов. Их разговор прекратился, когда показалась компаньонка.

– Дьявол. Мы продолжим беседу в другой раз. Они идут.

– Мадам, прежде чем вы представите меня, я должна напомнить вам, что не знаю вашего имени.

– Не знаете? Вы не знаете, кто я? Я думала, это всем известно. Помогите мне, дитя мое.

– Конечно. Я не знаю, кто вы… – начала Мира, помогая пожилой женщине подняться. Ее фраза оборвалась на середине: она поражение смотрела в знакомые светло-серые глаза.

– Алек, – быстро заговорила пожилая женщина, – нет она.

С этими словами дама вместе с компаньонкой удалилась, оставив их потрясение и молча смотреть друг на друга. Джулиана не любила долгих церемоний.

– Это.., это.., твоя мать? – Мира почувствовала, как покраснела.

– К сожалению, да.

– Боже! – в отчаянии прошептала Мира. – Боже, что я рассказала ей!

– Она должна была выбрать тебя, – с покорностью судьбе произнес Алек. – Мне следовало ожидать этого.

– Выбрать.., для чего?

– Выбрать для меня.

– Меня для… – Мира смотрела с таким недоумением, что Алек рассмеялся.

– Мира, дорогая, не спрашивай меня, что происходит. Я сам не до конца уверен, что понимаю.

Она удивленно смотрела на лорда Фолкнера. Солнечные блики играли на его волосах, и ей показалось, что вчерашние события приснились ей. В ярком свете дня казалось невозможным, что они занимались любовью, что она прикасалась к нему, была так немыслимо близка с ним.

– О чем ты подумала, когда проснулась? – спросил Алек, улыбаясь.

– Какая фантастическая ночь была у нас. А ты?

– Меня занимали важные вопросы.

– Важные…

– Например, как это будет выглядеть, когда мы проснемся в объятиях друг друга. Я испугался, что ты разбудишь меня, или будешь шуметь, или тянуть одеяло на свою сторону кровати…

– Я не делаю ничего подобного.

– Я бы хотел иметь возможность убедиться в этом.

В этот момент голос Розали прервал их разговор:

– Мирей!

– Боже, Беркли… – Мира обернулась к приближающимся Рэнду и Розали.

– Ты не должна выглядеть такой виноватой. – Алека развеселило ее растерянное выражение. – Поддерживать со мной беседу вовсе не преступление.

– Только не в глазах Розали, – уверила она. Несколько минут они не смотрели друг на друга – ни Алек и Рэнд, обменявшиеся вежливыми приветствиями, ни Розали, во взгляде которой читался подозрительный интерес.

– Я надеялся воспользоваться возможностью поговорить с мисс Жермен наедине, – сказал Алек, обращаясь к Розали. – Может быть, вы разрешите мне прогуляться с ней по саду, чтобы закончить разговор? Конечно, я понимаю, что это может…

– Да, повредить ее репутации… – начала Розали.

– Я не имею ни малейшего желания бросать тень на ее репутацию, – продолжал Алек. – Я делаю подобное предложение с самыми благородными намерениями. Надеюсь, вы понимаете мое желание завершить…

– Достаточно, Фолкнер, – с улыбкой сказал Рэнд. – Я уверен, что моя жена разрешит.

– Да, – согласилась Розали. Ее глаза округлились от удивления при словах «благородные намерения». Все прекрасно знали недвусмысленное значение этой фразы. Изнемогая от любопытства, она бросила быстрый взгляд на стоявшую с виноватым видом Миру.

– Благодарю вас. – Алек подал руку Мире. – Мисс Жермен, прошу.

Она оперлась на его руку, и они пошли по дорожке сада.

– Кто-то, кажется, говорил, что никогда не спрашивает разрешения. – Мира смотрела прямо перед собой.

– Когда в этом нет надобности.

– Как официально! Я пытаюсь вспомнить, просил ли ты меня когда-нибудь так…

– Мисс Жермен, я не говорил вам, что у вас замашки весьма сварливой особы?

– Что-то не припомню.

Они остановились. Мира села на мраморную скамейку, а Алек прислонился к дереву.

– А не говорил ли я, что твои Глаза как яркие звезды, а волосы мягче шелка?

– Не слишком часто. – Мира была смущена.

– Мира… – Алек замолчал, не зная, как продолжить.

Мира впервые видела его таким нерешительным. Она сидела, смотря на него и не догадываясь, что он собирается сказать ей. – Пришло время откровенно поговорить друг с другом. Достаточно игр, недоговоренности, достаточно.., отговорок. Пришло время честно взглянуть на вещи. Ты должна быть честна с самой собой и со мною.

– Я постараюсь, но, может быть, ты объяснишь мне, о чем мы говорим.

– Во-первых, многое очевидно. Ты знаешь, как я отношусь к тебе…

– Нет, я не знаю, – ответила Мира, чувствуя, как бешено колотится ее сердце. – Я даже не представляю себе.

– Я хочу тебя с нашей первой встречи. И хотя существовало много препятствий, но ничто не могло изменить мои чувства к тебе, чувства, которые я не испытывал по отношению ни к одной женщине. Я потерял контроль над собой. Я уже говорил, что ты подходишь мне.., но дело не только в этом. Ты к тому же единственная из женщин, которых я встречал, ругающаяся на меня, как грузчик в порту. Ты единственная получила одобрение моей матери, хотя я не уверен, говорит ли это в твою пользу.

– Надеюсь, что в мою пользу.

Алек улыбнулся, почувствовав себя более свободно.

– Ты помнишь то утро, когда я упал с Соверена? После того что я сказал тебе накануне, я ожидал, что ты ударишь меня.., и ты могла бы это сделать, но проявила сочувствие. Думаю, все началось именно в тот момент.

– Да, я помню.

– И тогда, в первый раз… Я не мог ожидать, что до меня у тебя не было мужчины. Я был первым мужчиной, которому ты отдала свою любовь, не требуя ничего взамен. – Мира встретила его серьезный взгляд, в котором не было обычной для него иронии или насмешки. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Несмотря на то, что я говорил раньше, это для нас единственный способ быть вместе.

Мира поражение смотрела на Фолкнера.

– Так что же? – спросил он через несколько минут молчания. – Что ты мне ответишь?

– На что? – спросила Мира, отчаянно пытаясь выиграть время и собраться с мыслями. – Ты не задал мне никакого вопроса?

– Как ты относишься к этому?

– Я.., я не знаю. – Мира взволнованно встала. Даже в мечтах она не могла представить себе такой ситуации. Только что он просил ее руки! Но что-то было не так. Она чувствовала, что что-то не так, но не знала, как объяснить это. – Это более чем удивительно… Я не могу поверить, что ты предлагаешь мне выйти за тебя замуж.

– Ответь же мне!

– Я не могу.., прямо сейчас, не объяснив тебе, что я чувствую, – сказала она. – Ты просил меня быть честной…

Я пообещала это тебе в конце концов.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Алек… – Мира замолчала. Потом, собравшись с силами, продолжила:

– Моим первым побуждением было желание принять твое предложение – просто сказать «да». Больше всего на свете мне хотелось произнести это слово.

– Тогда скажи его.

– Я не могу. Ты не подумал, какой бедой это может обернуться.

– Я подумал, – резко сказал он. – Я не дурак и понимаю – это будет сложно. Нам придется столкнуться…

57
{"b":"14422","o":1}