ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город
Золотая книга убеждения. Излучай уверенность, убеждай окружающих, заводи друзей
На пороге мира (СИ)
Темная Башня
Финляндия: государство из царской пробирки
Пять Жизней Читера
Дорога вечности. Академия Сиятельных
Швейцарская кухня. Не только рецепты
Месяц на пределе

— Превосходно! — воскликнула леди Оливия. — Кто знает, может, мы еще найдем партию для моего братца!

Поднявшись на второй этаж, женщины остановились посмотреть на людей, столпившихся в холле.

— Боюсь, здесь соберется не так много холостяков, как хотелось бы, — вздохнула леди Оливия, — но все же кое-кто есть. Взять хотя бы лорда Кендалла. Если хотите, я представлю его при первой же возможности.

— Спасибо, это было бы совсем неплохо.

— К сожалению, он человек довольно скрытный и сдержанный, — добавила хозяйка, — и вряд ли способен привлечь внимание такой энергичной девушки, как вы, Аннабел.

— Напротив, — поспешно возразила Аннабел, — я нахожу сдержанность одним из самых привлекательных качеств в мужчине. Джентльмены, умеющие держаться с достоинством, куда приятнее тех, кто вечно пыжится и хвастает.

«Вроде Саймона Ханта, — подумала она мрачно. — Уж он-то весьма высокого мнения о себе. Слушать противно!»

Но прежде чем леди Оливия успела ответить, Аннабел заметила высокого золотоволосого джентльмена, появившегося в холле. Он стоял, спокойно прислонившись к колонне. Аннабел сразу поняла, что он американец. Его выдавали беспечная ухмылка, блеск голубых глаз и небрежная манера носить элегантную одежду. Более того, леди Оливия покраснела и тяжело задышала. Значит, недаром он смотрел на нее так пристально!

— Прошу извинить меня, — рассеянно пробормотала она. — Я… мой жених… кажется, я ему нужна.

И она уплыла, успев мечтательно бросить через плечо, что им отведена пятая комната справа. Тут же появилась горничная, чтобы проводить гостий, и Аннабел тяжело вздохнула.

— Помяни мое слово, за лорда Кендалла начнется жестокое соперничество, — протянула она. — Надеюсь, его еще не успели перехватить.

— Но не один же он тут холостяк, — возразила Филиппа. — Не надо забывать о лорде Уэстклифе.

— О, на это надеяться не стоит, — отрезала Аннабел. — При первой встрече я определенно не смогла произвести впечатления на графа.

— И я до сих пор считаю, что он совершил жестокую ошибку в суждении! — негодующе воскликнула мать.

Аннабел, улыбаясь, сжала ее руку:

— Спасибо, мама. Но мне лучше избрать более подходящую цель.

Гости продолжали прибывать. Некоторые немедленно уходили в отведенные им покои, чтобы в ожидании ужина и последующих танцев поспать днем. Любительницы позлословить собирались в гостиной и карточной комнате, пока джентльмены играли в бильярд или курили в библиотеке.

Когда горничная закончила развешивать вещи, Филиппа решила немного подремать. Спальня была небольшой, но прелестной, оклеенной французскими обоями с цветочным рисунком и со светло-голубыми шелковыми гардинами на окнах.

Слишком возбужденная и охваченная нетерпением, чтобы заснуть, Аннабел решила, что сестры Боумен и Эви скорее всего уже успели приехать. Но и они наверняка захотят отдохнуть после поездки.

Поэтому Аннабел, чтобы переждать несколько часов вынужденного безделья, решила погулять в саду. День выдался теплым и солнечным, а ей так хотелось размять ноги после долгого сидения в экипаже. Переодевшись в голубое муслиновое платье для прогулок с забранной крошечными байтовыми складками юбкой, она вышла из комнаты, спустилась вниз, выскользнула через боковую дверь и оказалась на залитом светом газоне. В атмосфере Стоуни-Кросс-Парк было нечто чудесное. Легко можно было представить себя в волшебном месте, какой-то далекой неведомой стране. Окружающий лес был так густ и огромен, что походил на первобытную рощу, а сад площадью двенадцать акров позади дома казался неправдоподобно живописным, словно нарисованным на холсте. Повсюду виднелись купы деревьев, лужайки, пруды и фонтаны. Сад словно обладал собственным настроением, и безупречный порядок то и дело сменялся многоцветным хаосом. Но с первого взгляда было ясно, какие старательные здесь садовники: каждая травинка подровнена, кусты живой изгороди подстрижены в форме квадратов, клумбы и куртины пышно цветут.

Аннабел, забывшая надеть перчатки и шляпу, но преисполненная неожиданным оптимизмом, глубоко вдыхала чистый воздух. Обойдя цветочные террасы на задах особняка, она направилась по усыпанной гравием тропинке, вьющейся между бордюрами маков и герани. Голову кружил сильный аромат: тропинка шла параллельно каменной ограде, увитой розовыми и кремовыми розами.

Аннабел замедлила шаг и неторопливо пересекла фруктовый сад, где росли древние грушевые деревья, принявшие под влиянием времени самые причудливые формы. Чуть дальше серебристые березы привели на опушку леса. Тропинка заканчивалась небольшой площадкой с каменным столом в центре. Приблизившись, Аннабел заметила расплавленные лужицы воска: похоже, свечи догорели прямо на столе. Девушка с легкой завистью улыбнулась, поняв, что уединенность поляны должна была привлечь романтических любовников.

Безразличная к окружающим красотам стайка из пяти белых жирных уток вперевалочку шла через площадку к пруду на другой стороне сада. Похоже, птицы давно привыкли к многочисленным посетителям Стоуни-Кросс-Парк, поскольку совершенно не обращали внимания на Аннабел и громко крякали в предвкушении вкусной еды. Процессия показалась Аннабел такой комичной, что она невольно рассмеялась.

Но прежде чем смех утих, она расслышала скрип гравия под тяжелыми шагами. Какой-то мужчина, должно быть, возвращался с. прогулки в лесу и сейчас порывисто вскинул голову, ошеломленно уставившись на девушку. Темные глаза блеснули.

Аннабел окаменела.

Саймон Хант!

От удивления она потеряла дар речи. Как он очутился в Стоуни-Кросс? Аннабел всегда считала его городским жителем, потому что видела его в обществе джентльменов и дам в бальных костюмах. Однако в этом новом окружении он казался совершенно иным человеком. Широкие плечи, вечно распиравшие тонкую материю фрака, сейчас вполне естественно вмещались в охотничью куртку из грубой ткани и рубашку с распахнутым воротом. И никакого галстука! Загоревшая за день кожа выглядела темнее обычного. Солнце отражалось от коротко стриженных волос, оказавшихся не черными, как думала раньше Аннабел, а темно-каштановыми. Залитое солнцем лицо тоже было иным, как будто внезапно смягчилось: густые полумесяцы ресниц, на миг легшие на щеки, чувственный изгиб нижней губы были куда более интригующими, чем обычная суровость.

Мужчина и женщина в молчаливом оцепенении смотрели друг на друга, словно не в силах ответить на заданный кем-то вопрос.

Молчание становилось настолько неловким, что Саймону наконец пришлось заговорить.

— Изумительный звук, — мягко заметил он.

Аннабел кое-как обрела голос.

— Какой именно? — пролепетала она.

— Ваш смех.

У Аннабел похолодело в животе. На боль это не похоже. Впрочем, и на удовольствие — тоже, Скорее лишающая сил волна непонятного ощущения, подобного которому она до этой минуты не испытывала.

Сама того не сознавая, она прижала ладонь к месту чуть пониже ребер. Взгляд Ханта устремился к ее руке, прежде чем снова скользнуть к лицу. Он шагнул ближе к каменному столу, перекрыв расстояние между ними.

— Не ожидал увидеть вас здесь, — заметил он, продолжая ощупывать ее глазами. — Но разумеется, это вполне логично для женщины в вашем положении.

— В моем положении? — повторила Аннабел, прищурившись.

— Но вы же пытаетесь поймать мужа, — пояснил он.

Аннабел надменно усмехнулась:

— Я никого не пытаюсь поймать, мистер Хант.

— Насаживаете приманку, забрасываете удочку и вытягиваете на песок ничего не подозревающую жертву.

Губы Аннабел сжались в тонкую линию.

— Можете успокоиться, мистер Хант, вас я не собираюсь лишать драгоценной свободы. Вы самый последний в моем списке.

— Каком списке? — полюбопытствовал Хант, но тут же догадался и весело покачал головой: — Вот как?! Вы на самом деле составили список потенциальных мужей? — В глазах его заплясали лукавые искорки. — Какое облегчение слышать, что я сошел с круга, тем более что давно решил любой ценой избегать ваших ловушек. Но не могу не спросить: а кто все-таки во главе списка?

11
{"b":"14424","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новый Дозор
Темная лошадка. Возвращение
Синдром отличницы
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Одд и ледяные великаны
Девственница для альфы
Воздухоплаватель. Битва за небо
Доктор аннамама, у меня вопрос: как кормить ребенка?
От 800 метров до марафона. Проверенные методы и программы подготовки для успеха в беге на выносливость