ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь может быть такой простой. Жизнелюбие без одержимости здоровьем
Будни анестезиолога
World Of Warcraft: Перед бурей
Душа Дракона
Пятьдесят оттенков свободы
Слишком темно и невыносимо тихо. Воспоминания слепоглухонемой. Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир
Метро 2033: Уроборос
Дневник новой русской
История международных отношений. От древности до современности

— Естественно.

— К сожалению, поскольку у Аннабел нет приданого, то и деньги на булавки брать неоткуда…

— Я открою у Берингса счет на ее имя, — успокоил ее Хант. — Для начала, скажем, пять тысяч фунтов… и время от времени сумма будет пополняться. Кроме того, я беру на себя расходы по содержанию экипажа и лошадей, не говоря уже об одежде, драгоценностях, и Аннабел откроют кредит в любом лондонском магазине.

Аннабел не расслышала, что ответила Филиппа: слишком сильно кружилась голова. Мысль о том, чтобы иметь в распоряжении пять тысяч фунтов… целое состояние… нет, это почти нереально. Потрясение было велико, но приятное предвкушение заставляло забыть обо всем. После стольких лет почти нищенского существования она сможет поехать к лучшим модисткам, купить лошадь для Джереми и обставить родительский дом роскошной мебелью, не говоря уже о коврах, безделушках, новых обоях…

Однако этот откровенный разговор о деньгах, последовавший сразу после предложения, вызвал у Аннабел омерзительное ощущение продажности. Она действительно почувствовала себя шлюхой, продающейся за деньги!

Украдкой оглядывая Саймона, она заметила в его глазах знакомый издевательский блеск. До чего же хорошо он ее понимает!

Щекам стало неприятно горячо. Но она молчала, пока речь шла об адвокатах, контрактах и распоряжениях. Как оказалось, мать обладала упорством и настойчивостью бультерьера во всем, что касалось переговоров с будущим зятем. Деловая дискуссия вряд ли сочеталась с высокой романтикой. И от Аннабел не ускользнуло, что Филиппа не спросила Ханта, любит ли тот невесту, а сам он не подумал упомянуть об этом.

После его ухода Аннабел с матерью ушли к себе, где можно было поговорить без помех. Встревоженная неестественным спокойствием Филиппы, Аннабел закрыла дверь, раздумывая, что ей сказать. Может, мать возражает против такого зятя?!

Но едва они остались одни, Филиппа приблизилась к окну и долго смотрела в вечернее небо, прежде чем прикрыть глаза рукой. Аннабел всполошилась, услышав приглушенный всхлип.

— Мама, — нерешительно начала она, глядя в напряженную спину матери, — прости меня, я…

— Слава Богу, — выдохнула Филиппа, словно не слыша ее. — Слава Богу.

Несмотря на все клятвы лорда Уэстклифа, через две недели он все же приехал в Лондон на свадьбу друга. Мрачный, но неизменно учтивый, он даже предложил себя в качестве посаженого отца, чьей обязанностью было отдавать невесту жениху. Ей хотелось отказать, но предложение так обрадовало Филиппу, что пришлось согласиться. Она даже нашла некое злобное удовольствие в том, чтобы заставить графа принять столь значительное участие в церемонии, против которой тот открыто выступал. Только верность заставила Уэстклифа появиться в Лондоне. Аннабел даже не ожидала, что дружба между ними так сильна.

Лилиан, Дейзи и их матушка также присутствовали на скромной церковной церемонии, но только благодаря присутствию лорда Уэстклифа. Миссис Боумен никогда не позволила бы дочерям появиться на венчании девушки, которая дурно на них влияла и, кроме того, имела глупость выйти за простолюдина. Однако нельзя было упускать такую золотую возможность оказаться в обществе самого завидного холостяка в Англии. Тот факт, что Уэстклиф был абсолютно равнодушен к ее младшей дочери и откровенно презирал старшую, был для миссис Боумен весьма слабым препятствием, которое она собиралась легко преодолеть, и даже не сомневалась в успехе.

На беду, тетушка Флоренс и остальные родственники матери запретили Эви приезжать. Последняя, правда, прислала Аннабел длинное прочувствованное письмо и чайный сервиз севрского фарфора, расписанный розовыми и золотыми цветами. Кроме вышеперечисленных лиц, присутствовали родители и родные Ханта, чего и следовало ожидать. Миссис Хант, коренастая особа с грубыми чертами лица, была склонна с радостью принять невестку в семью. К сожалению, дальнейшие события поколебали ее в этом намерении. Отец, высокий угловатый мужчина, ни разу не улыбнулся в продолжение всей церемонии, хотя глубокие морщины в уголках губ свидетельствовали о том, что человек он добродушный. Странно, что эта не слишком красивая пара произвела на свет пятерых поразительно симпатичных детей: высоких и неотразимо обаятельных.

Ах, если бы только Джереми смог приехать… но он все еще был в школе, и Аннабел с Филиппой решили, что для него будет лучше окончить семестр и отправиться в Лондон, когда Хант и Аннабел вернутся из свадебного путешествия. Кроме того, Аннабел была не вполне уверена, как отнесется Джереми к перспективе получить Саймона Ханта в качестве зятя. Хотя Джереми он всегда нравился, все же мальчик привык быть единственным мужчиной в семье. Вполне возможно, что он будет сопротивляться любым ограничениям, которые Хант наложит на него, но, откровенно говоря, и сама Аннабел вряд ли обрадовалась бы необходимости подчиняться желаниям человека, которого не слишком хорошо знала.

Но последний факт был насильственно доведен до сведения Аннабел в брачную ночь, когда она ждала мужа в номере отеля «Ратледж». Предполагая, что Хант, как большинство лондонских холостяков, живет в небольшом доме, из тех, что сплошным рядом тянулись вдоль улицы, Аннабел, к своему крайнему удивлению, обнаружила, что он обитает в номере люкс отеля.

— Но почему нет? — спросил он несколькими днями раньше, забавляясь ее неприкрытым недоумением.

— Ну… вечно находиться на людях…

— Прошу прощения, но я вполне могу приходить и уходить, когда хочу, без того, чтобы орда слуг сплетничала о каждом моем жесте и шаге. Судя по тому, что я наблюдал до сих пор, жизнь в отеле намного предпочтительнее обитания в насквозь продуваемом старом особняке.

— Да, но человек твоего положения должен иметь достаточно слуг, чтобы продемонстрировать свой успех окружающим.

— До сих пор я всегда считал, что слуг нанимают, если для этого есть необходимость. Люди должны работать. А манера выставлять напоказ слуг, как модные аксессуары, никогда не казалась мне привлекательной.

— Но, Саймон, я не нахожу их труд рабским!

— А вот это спорный вопрос, учитывая жалованье, которое получает большинство слуг.

— Но если мы собираемся жить в доме, как все люди, нам понадобится помощь, — задорно улыбнулась Аннабел, — если ты только не захочешь, чтобы я день и ночь ползала на четвереньках, отскребая полы и чистя камины.

Аннабел так и не поняла, почему при этом предположении глаза Ханта коварно блеснули.

— О да, милая. Именно об этом я и мечтаю… правда, не гарантирую, что ты будешь отскребать полы, — сообщил он и, тихо рассмеявшись в ее недоумевающее лицо, притянул к себе и больно прижался к губам. Но она попыталась вырваться.

— Саймон… отпусти меня… маме не понравится, если она застанет нас в таком виде…

— Неужели? Но я могу делать с тобой все, что хочу, и она слова не скажет против.

Аннабел, нахмурившись, уперлась руками ему в грудь.

— О, ты, надменный… нет, я не шучу, Саймон! Мы должны условиться… как быть дальше: вечно жить в отеле, или ты купишь нам дом?

Наспех похитив еще один поцелуй, Саймон рассмеялся:

— Я куплю любой дом, который тебе понравится, милая, а еще лучше — построю новый, поскольку успел привыкнуть к комфорту, хорошему освещению и современному водопроводу.

Аннабел мгновенно забыла о сопротивлении.

— Правда? Где?

— Ну, мы можем приобрести достаточно большой участок рядом с Блумсбери или Найтсбриджем…

— Как насчет Мейфэра?

Саймон улыбнулся, словно ожидал такого предложения.

— Только не говори, что нам придется жить на такой тесно застроенной домами площади, как Гросвенор-сквер или Сент-Джеймс, и смотреть в окна на напыщенных аристократов, вперевалочку гуляющих по своим крошечным дворам, обнесенным железными оградами…

— О, это было бы идеально! — обрадовалась она, чем ужасно насмешила жениха.

— Так и быть, купим что-то на Мейфэр, помоги мне Боже! И ты можешь нанять столько слуг, сколько пожелаешь. Заметь, я не говорю «сколько нужно», поскольку это все равно бессмысленно. Ну, а тем временем не могла бы ты потерпеть несколько месяцев в отеле?

47
{"b":"14424","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Земля чужих созвездий
Бегущий за ветром
12 правил жизни. Противоядие от хаоса
Верь в меня
Финансы для нефинансистов
Квази
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
День из чужой жизни