ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лунный посевной календарь на 2019 год
Дневник новой русской
Сиятельный
Гардероб
Портфель капитана Румба
Множественные источники дохода
Галактическая няня (СИ)
Сестры
Нэнси Дрю и тайна старых часов

Ужин состоял из толстых ломтей хорошо прожаренного бифштекса с пудингом и крошечных порций овощей в виде гарнира. Подавив тяжелый вздох при мысли об изысканной французской кухне, Аннабел принялась старательно жевать говядину.

Вскоре к ней робко обратилась Мередит:

— Аннабел, вы должны побольше рассказать нам о Париже. Мы с мамой скоро впервые отправляемся в Европу.

— Замечательно! — воскликнула Аннабел. — Когда вы уезжаете?

— Через неделю. Пробудем там не меньше полутора месяцев. Высадимся в Кале и закончим путешествие в Риме…

Разговор о поездке продолжался до конца ужина. Потом кухарка, она же и горничная, пришла, чтобы убрать посуду, а семья удалилась в гостиную, где были поданы чай и сладости. К восторгу детей, Джереми уселся вместе с ними на пол у камина поиграть и помочь приструнить щенка. Аннабел устроилась неподалеку, наблюдая за их проделками и беседуя со старшей сестрой, Салли. Неожиданно она заметила, что Саймон куда-то исчез вместе с матерью, которая, по-видимому, хотела расспросить сына о его супружеской жизни.

— Проклятие! — вдруг воскликнул Джереми, — Щенок сделал лужу прямо на коврике!

— Пожалуйста, кто-нибудь, найдите горничную и попросите вытереть, — велела Салли под громовой хохот детей, дразнивших плохо воспитанного щенка. И поскольку Аннабел сидела ближе всех к двери, то сразу вскочила и вышла в соседнюю комнату, где девушка все еще убирала остатки ужина. Едва Аннабел сообщила о небольшом происшествии, та поспешно схватила тряпку и метнулась к двери. Аннабел уже хотела пойти за ней, но из кухни донеслись негромкие голоса… Она невольно замерла, услышав тихий неодобрительный вопрос Берты:

— …и она тебя любит, Саймон?

Аннабел прижала руку к сердцу. Что ответит Саймон? Как вынести все это напряжение?

— Люди женятся и выходят замуж не только по любви. Есть и другие причины.

— Значит, нет, — сухо прокомментировала Берта. — Не могу сказать, что меня это удивляет. Женщины, подобные ей, никогда…

— Осторожнее, — перебил Саймон. — Ты говоришь о моей жене.

— Да, красивое украшение гостиной, — не унималась Берта, — и прекрасно выглядит, когда ты под руку с ней появляешься в доме очередной важной шишки. Но согласилась бы она выйти за тебя без твоих денег? Останется с тобой в беде или нужде? Ах, если бы ты только присмотрелся к одной из тех девушек, которых я пыталась за тебя выдать. Взять хотя бы Молли Хейвлок или Пег Ларчер… хорошие, крепкие девочки, которые могли бы в любую минуту стать опорой…

Больше Аннабел не выдержала. Стараясь не расплакаться, она бесшумно скользнула в гостиную.

«Вот что бывает, когда подслушиваешь!» — наставительно сказала она себе, гадая, прислушается ли Саймон к матери. Ее осуждение больно ранило… но нужно признать, что ни у Берты, ни у остальных родственников мужа нет причин особенно ее любить. Мало того, до Аннабел только сейчас дошло, что, перебирая все преимущества брака с Саймоном, она не удосужилась спросить себя, что может дать ему взамен.

Вконец расстроившись, бедняжка долго гадала, стоит ли рассказывать Саймону о том, что она подслушивала, и наконец решила, что не стоит. Он будет утешать ее или извиняться за мать, хотя ни в том, ни в другом нет необходимости. Все равно требуется время, чтобы она доказала, чего стоит… как Саймону… так и себе.

Гораздо позже, когда супруги вернулись в отель, Саймон сжал ее плечи и, слегка улыбнувшись, прошептал:

— Спасибо.

— За что?

— За то, что честно пыталась примириться с моей семейкой, — пояснил он, чмокнув ее в макушку. — И за то, что сумела не придать значения тому факту, что они так отличаются от тебя.

Похвала заставила Аннабел покраснеть от удовольствия. На душе вдруг стало куда легче.

— Вечер прошел очень приятно, — солгала она, но Саймон ухмыльнулся:

— Так далеко заходить не обязательно.

— О, может, был момент-другой, когда твой отец обсуждал внутренности животных или когда твоя сестра рассказала, что наделал малыш в ванне… но в целом они были очень, очень, очень…

— Шумными? — продолжил Саймон, смешливо блестя глазами.

— Я собиралась сказать «милыми».

Саймон провел руками по ее спине, массируя напряженные мышцы под лопатками.

— Ты прекрасно воспринимаешь положение жены простолюдина, особенно учитывая все обстоятельства.

— Все не так плохо, — заверила Аннабел, легко проводя рукой по его груди и посылая лукавый взгляд. — Я могу на многое закрыть глава в обмен на этот… впечатляющий… внушительный…

— Банковский счет?

Аннабел улыбнулась и сунула пальцы за пояс его брюк.

— О нет, не банковский счет, — прошептала она за мгновение до того, как их губы слились.

На следующий день Аннабел, к своему восторгу, встретилась с Лилиан и Дейзи, чей номер оказался в том же крыле отеля, что и ее собственный. Визжа и смеясь, они обнялись и наделали столько шума, что миссис Боумен послала горничную с наказом немедленно успокоиться.

— Хочу видеть Эви, — сказала Аннабел, следуя за Дейзи в гостиную. — Как она поживает?

— Две недели назад попала в ужасную беду, когда попыталась увидеться с отцом, — вздохнула Дейзи. — Его состояние ухудшилось, и теперь он не встает с постели. Она как раз выскользнула из дома, когда ее поймали и заперли в комнате. Тетя Флоренс и остальная семейка поклялись ее не выпускать.

— Надолго?

— Навсегда, — последовала обескураживающая реплика.

— Ах эти мерзкие людишки, — пробормотала Аннабел. — Как я хочу ее спасти!

— Правда? И я тоже! — оживилась Дейзи. — Мы могли бы ее похитить. Притащим лестницу, поставим под ее окном и…

— И тетя Флоренс спустит на нас собак, — мрачно предрекла Лилиан. — По ночам дом охраняют два огромных мастиффа.

— Мы дадим им мяса со снотворным, — возразила Дейзи. — И пока они будут храпеть…

— О, чума на твои дурацкие планы! — перебила Лилиан. — Я хочу поскорее узнать о медовом месяце!

Две пары темно-карих глаз уставились на Аннабел с отнюдь не девическим интересом.

— Ну? — выпалила Лилиан. — Как это было? Так больно, как утверждают?

— Выкладывай, Аннабел, — торопила Дейзи. — Помни, мы обещали все рассказывать друг другу!

Аннабел усмехнулась, наслаждаясь своим новым положением. Наконец-то она знает то, что для них все еще остается тайной!

— Ну… в какой-то момент это было не слишком приятно, — призналась она. — Но Саймон был очень добр… внимателен… и хотя у меня не имелось опыта, не могу представить, что на свете есть более восхитительный любовник!

— Что ты имеешь в виду? — вскинулась Лилиан.

Щеки Аннабел залил горячий румянец. Как трудно подобрать слова, чтобы объяснить необъяснимое! Можно изложить технические детали, но нельзя передать нежность, ласку, радость, слияние…

— Вы и представить не можете, как все это бывает… сначала хочется умереть от стыда, но потом становится так хорошо, что забываешь о смущении и единственное, что имеет значение, — близость с ним.

Последовало короткое молчание. Сестры явно пытались переварить ее сообщение.

— И сколько это занимает? — выпалила наконец Дейзи. Румянец стал еще гуще.

— Иногда всего несколько минут… иногда несколько часов.

— Несколько часов? — дружно ахнули они, раскрыв рты от удивления.

Лилиан брезгливо сморщила носик:

— Господи, это чистый кошмар!

Аннабел засмеялась, покачивая головой:

— Ничего кошмарного. На самом деле это чудесно.

— Ну уж нет! Придется каким-то образом уговорить мужа не затягивать дела. На свете есть куда более интересные вещи, чем валяться в постели! — решила Лилиан.

— Кстати, о таинственном джентльмене, который когда-нибудь станет твоим мужем, — хихикнула Аннабел. — Следует выработать стратегию будущей кампании. Сезон начинается не раньше января, так что у нас есть несколько месяцев на подготовку.

— Нам с Дейзи необходима покровительница-аристократка, — со вздохом напомнила Лилиан. — Не говоря уже об уроках этикета. И к сожалению, Аннабел, поскольку ты вышла за простолюдина, мы ни на шаг не продвинулись вперед. Только не обижайся, дорогая, — поспешно добавила она.

56
{"b":"14424","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Утренние ритуалы. Как успешные люди начинают свой день
Избранница Демона
Три данжа
Лабиринт призраков
Кубанская Конфедерация 4. Дальний поход
Разрушительница пирамид
Марс и Венера. Как сохранить любовь
Самый любимый ребенок в мире сводит меня с ума. Как пережить фазу упрямства без стресса и драм
Чего хочет ваш малыш?