ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно в дверях появился Дерек.

– Что ты здесь делаешь? – не скрывая раздражения, спросил он.

Сара покраснела.

– Извините, – произнесла она. – Обычно мистер Ворзи любезно предоставляет в мое распоряжение свой кабинет, но сегодня ему самому необходимо работать. Поэтому-то я и оказалась у вас… – Ты что, не могла занять другую комнату?

– Мистер Ворзи знал, что я не могу работать, когда меня отвлекают, порекомендовал мне ваш кабинет как место, где всегда тихо, и я… я сейчас уйду… – Это необязательно.

Дерек подошел к столу и сощурившись посмотрел на Сару, от смущения не знавшую куда себя деть.

– Послушай, сколько у тебя очков? – спросил он.

Казалось, Кравена забавляла застенчивость мисс Филдинг.

– Только две пары, – чуть слышно ответила Сара.

– Неужели? А я было подумал, что их по крайней мере десяток. Куда ни посмотришь – везде твои очки! На книжных полках, столиках, даже на картинных рамках.

– Как только меня что-то заинтересует, я забываю обо всем на свете, – призналась девушка. – Это очень неудобно.

– Что это? – спросил Дерек, заглядывая в блокнот Сары.

– Я … я пишу о трущобах.

Дерек усмехнулся, прекрасно понимая, как смущена девушка его расспросами. Решив пойти дальше в своих “опытах”, он наклонился к ней и впился взглядом в ее грудь и гибкую, прикрытую наполовину кружевным воротничком шею.

– Так-так, что мы тут пишем, – Кравену явно нравилась эта игра. – Городские… улицы зл… – тут он споткнулся, не в силах прочитать сложное слово.

– Зловещи, – подсказала Сара. Выпрямившись, она поправила на носу очки. – Я пытаюсь передать атмосферу трущоб.

– Я бы описал их лучше, – заявил Кравен. – Там темно, противно и воняет.

– Это верно, – согласилась Сара, рискнув посмотреть на него через плечо.

Дерек наклонился так близко, что можно было разглядеть едва пробивающуюся черную щетину на его щеках. Дорогая одежда и приятный, легкий аромат восточных благовоний не могли скрыть его грубоватой силы. По сравнению с ним Перри Кингсвуд казался неоперившемся птенцом.

– А твой ухажер в деревне… как его… Кингсфилд… – словно читая ее мысли, проговорил Кравен.

– Кингсвуд, – поправила его Сара.

– Да, Кингсвуд. Почему он одну отпускает тебя в Лондон?

– Одну? Я живу у Гудманов, а они – очень приличные люди… – Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, – перебил ее Дерек, присев на краешек стола. – Проводить время с преступниками, азартными игроками, шлюхами – не самое достойной занятие для девицы.

– Мистер Кингсвуд не в восторге от моих поездок, – призналась Сара. – Мы уже не однажды ссорились из-за этого. Но я настояла на своем.

– А ты когда-нибудь говорила ему, чем занимаешься в Лондоне?

– Мистер Кингсвуд знает, что я изучаю… – Да я не о твоих “изучениях”, – опять перебил ее Кравен, глядя девушке прямо в глаза. – Ты скажешь ему, что убила человека?

Сара опустила голову, почувствовав легкое тошноту, что, впрочем, бывало теперь с ней всегда, стоило только вспомнить ту ночь.

– Полагаю, ему не стоит говорить об этом, – стараясь не смотреть в глаза Дереку, ответила Сара.

– Ну, конечно, ты ничего не скажешь. Я себе представляю, какой женушкой ты будешь. Станешь вечно прятаться за спиной бедняги и выделывать такое!..

– Это не так!

– Нет, дорогуша, так.

– Перри доверяет мне! – отрезала Сара.

– На его месте я бы не спускал с тебя глаз. Нет, даже не так! Я бы надел на тебя цепи с ядром, чтобы ты не смылась в какой-нибудь темный переулок в поисках своих любимых головорезов!

Девушка скрестила на груди руки и свирепо взглянула на Дерека.

– Не стоит так кричать на меня, мистер Кравен!

– А я и не… – начал было молодой человек, но осекся. Он и в самом деле кричал, чего с ним никогда не случалось. Потрясенный, он почесал подбородок. Отвага этой маленькой женщины поразила его. Хоть кто-нибудь кроме него понимал, как она нуждалась в защите?! Девушка не должна бродить в одиночку по ночному Лондону, да еще в трущобах! Так же как не должна быть здесь, наедине с ним! Он уже раз десять мог ее изнасиловать!

Продолжая разглядывать свою гостью, Дерек вдруг заметил, что за бесчисленными оборочками и очками скрывается весьма и весьма привлекательная женщина. И не одевайся она, как старая дева, ей бы цены не было. Кравен дотронулся рукой до кружевного чепца Сары.

– Зачем ты носишь эту штуку?

– Как – зачем? – изумленно переспросила девушка. – Чтобы волосы были в порядке.

Держа кружевную оборку, Дерек словно оцепенел. Напряжение между ними возрастало.

– Сними его, – велел он, не сводя с нее глаз.

Сара решилась дара речи. Еще ни разу в жизни на нее никто так не смотрел. От этого взгляда девушку бросало то в жар, то в холод, она ужасно нервничала.

Взяв себя в руки, Сара резко встала и нерешительно попятилась к двери.

– Боюсь, у меня нет времени потакать вашим прихотям, мистер Кравен. Я уже закончила работу. Мне пора. До свидания.

Девушка выскочила из комнаты, оставив в ней свои вещи. Дерек взглянул на маленькую сумочку и стал ждать, когда Сара вернется. Но прошло уже несколько минут, а она все еще не возвращалась. “Ну, да что ж теперь делать, – подумал Дерек. – Придет за своим барахлишком в другой раз”.

Повертев сумочку Сары в руках, Кравен уселся поудобнее в кресло и развязал шелковый шнурок. Несколько фунтов… крошечная записная книжка…карандаш… пистолет… Дерек усмехнулся и пошарил рукой на дне ридикюля. Еще несколько монеток, носовой платок. Развернув аккуратно сложенный квадратик льна, молодой человек хищным жестом прижал его к лицу в надежде вдохнуть опьяняющий запах духов… Но от платка ничем не пахло.

На самом дне сумочки лежали запасная пара очков. Дерек с интересом разглядывал круглые линзы и тонкую металлическую оправу… Кривляясь как мальчишка, он приложил их к носу и посмотрел сквозь стекла на заметки Сары, а затем, сложив очки, сунул их себе в карман. Обнаружив пропажу, она скорее всего подумает, что опять оставила их где-нибудь в галерее.

Уже лет десять, как Дерек не крал ничего из дамских сумочек, но этот случай особенный – очки были маленькой частичкой Сары.

Положив сумочку на стол, Дерек Кравен небрежно сунул руки в карманы и, весело посвистывая, направился к себе в гостиную. Он с удовольствием вспомнил, как накануне Ворзи расхваливал на все лады Сару. Даже в адрес всеми любимой Неуемной Лили его доверенный слуга никогда не произносил столько лестных слов.

– Она настоящая леди, – заявил Ворзи в ответ на какое-то саркастическое замечание хозяина. – Мисс Филдинг со всеми очень добра и вежлива, даже с девками… По вечерам, перед уходом, она всегда с готовностью пишет письма нашим неграмотным работникам; без нее им и в голову не приходило отправить весточку домой. Заметив однажды, что у Виолетты отпоролся подол, мисс Филдинг попросила иголку и, встав на колени, зашила платье. А одна из горничных рассказывала, как мисс Филдинг, увидев ее с охапкой белья, сразу же остановилась и предложила свою помощь… – Может, я должна нанять ее, – съязвил Дерек.

– Мисс Филдинг – самая воспитанная, терпеливая женщина, которая когда-либо переступала порог “Кравена”. И, пользуясь этой возможностью, я должен сказать вам, сэр, что наши работники недовольны.

– Недовольны? – недоуменно переспросил Кравен.

Ворзи кивнул.

– Да. Недовольны тем, что вы обходитесь с ней без должного уважения.

Дерек оторопел.

– Черт возьми, кто платит им жалованье?

– Вы, сэр.

– Тогда передай им, что мне чихать на их мнение! Как я хочу, так и разговариваю с этой фифой! Понял?

– Да, сэр.

Выходя из кабинета, Ворзи с едва заметным неодобрением покачал головой.

"Еще одна жертва ее обаяния, – подумал Дерек. – Ворз – не исключение”. До появления Сары Кравену и в голову не приходило, что его территорию кто-то оккупирует, причем так мягко и так ненавязчиво. Больше того, нанятые им работники с радостью смотрят в рот оккупанту! Все из кожи вон лезут, чтобы только поговорить с ней. Когда она работает в кабинете Ворзи, все на цыпочках ходят мимо и говорят только шепотом: не приведи Господи потревожить писательницу!

14
{"b":"14425","o":1}