ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Comme vos cheveux sont beaux, mademmoiselle!

Горничная осторожно расчесала волосы Сары, и они стали еще красивее:

– Ты хоть немного говоришь по-английски, Франсуаза? – с сомнением в голосе спросила Сара. Франсуаза встретилась в зеркале с глазами Сары и отрицательно покачала головой. – Лучше бы ты говорила. Француженки, должно быть, хорошо разбираются в сердечных делах. А мне очень нужен совет.

Услыхав грустные нотки в голосе Сары, француженка сказала что-то ободряющее.

– Мне не стоило приезжать сюда, – продолжала Сара. – Разорвав с Перри, я навсегда отказалась от прежней жизни. Представь только, какие чувства я испытываю к этому человеку… Знаешь, если бы какая-то женщина призналась мне в таких мыслях, я бы сочла ее не просто дурочкой, а гораздо хуже… И это Сара Филдинг! Всегда такая разумная, такая бесстрастная! Я даже не могу объяснить, что со мною происходит. С первой же нашей встречи… – Девушка замолчала, не в силах докончить предложение. Вздохнув, она потерла себе вески. – Это просто наваждение какое-то. Голова идет кругом. И не думаю, что время меня излечит. До сих пор, во всяком случае, не излечило!

Наступило долгое молчание; слышно было лишь шуршание юбок Франсуазы, с легкостью кружившей вокруг Сары. У француженки было такое выражение лица, как будто она обдумывала ситуацию. Не важно, что они говорили на разных языках, – каждая женщина, знающая, что такое любовь, всегда поймет переживания другой. Но вот Франсуазы опустила руки, а затем указала на сердце Сары.

– Fair ce que le coeur vous dit, mademoiselle. (Пер.: Поступайте так, как подсказывает ваше сердце, мадемуазель.) – Послушаться моего сердца? – изумленно спросила писательница. – Ты это хотела сказать?

– Oui, mademoiselle. (Пер.: Да, мадемуазель.) – С этими словами девушка взяла узкую шелковую ленту голубого цвета и стала перевязывать ею локоны Сары.

– Но это так опасно, – прошептала Сара.

Через несколько минут она застегивала высокий воротник серого платья. Взглянув на себя в зеркало, Сара осталась довольна своей новой прической – волосы были заплетены в толстую косу, аккуратно уложены на затылке, а несколько кудрявых локонов свободно спадали на лицо и шею.

Поблагодарив горничную, девушка вышла из комнаты и направилась к парадной лестнице. Она хотела присоединиться внизу к какой-нибудь группе женщин – “выпить чаю и поболтать”, как говорила Лили.

Поравнявшись с полукруглой нишей, в которой спряталась дивная скульптура, Сара на мгновение остановилась и попыталась собраться с мыслями. Она слегка побаивалась гостей Рейфордов. Лили говорила, что к ним приехали послы, политики, художники и даже один губернатор какой-то английской колонии с семьей. Девушка прекрасно понимала, как она отличается от всех этих великосветских особ. Наверняка они будут пренебрежительно и свысока смотреть на нее. Похоже, такие же чувства испытывал мистер Кравен, когда аристократы презрительно отворачивались от него, узнав о его происхождении. “Бедный Дерек”, – подумала Сара и тут же, словно почувствовав его близость, обернулась.

Так и есть! Перед ней стоял Дерек Кравен. О, уж он-то ни о ком не думал с сочувствием. Молодой человек смотрел на нее с видом султана, которому в гарем прикупили еще одну невольницу.

– Где же твой жених? – с нескрываемым ехидством спросил Кравен?

Сара задрожала.

– Я… У меня нет… Дело в том, что он… Словом, он больше мне не жених.

– Он так и не сделал предложение?

– Нет… то есть да… – Сара невольно отступила назад. Дерек шагнул вперед. И пока они говорили, Сара все время пятилась назад, а Дерек шаг за шагом наступал на нее. – Мистер Кингсвуд сделал предложение через несколько дней после моего возвращения из Лондона, – едва дыша говорила Сара. – Я приняла его. Сначала мне все нравилось, точнее… не то, чтобы нравилось, а… – Сара замялась.

– Ну же! Что случилось-то? – Дерек с холодным любопытством разглядывал девушку.

– Возникли некоторые сложности. Он сказал, что я изменилась. Полагая, он был прав, хотя… – Он разорвал помолвку?

– Я… Мне кажется, правильнее сказать, что мы оба разорвали ее… Поскольку Дерек продолжал наступать на Сару, она вдруг с удивлением обнаружила, что пятясь вошла в чью-то комнату.

– Мистер Кравен, прекратите это! – едва не споткнувшись о золоченый стул, воскликнула Сара.

Он не сводил с нее глаз.

– Так ты знала, что я буду здесь в этот уик-энд?

– Нет!

– Вы договорились с Лили!

– Нет, я не договаривалась ни с кем! – Сара готова была разрыдаться, но тут Дерек схватил ее за плечи.

– Не могу решить, кому первой свернуть шею – тебе или ей!

– Ты обиделся, увидев меня здесь? – тихо спросила девушка.

– По мне лучше пройтись по раскаленным углям, чем провести ночь под одной крышей с тобой!

– Так ты меня не любишь?

Дерек тяжело задышал, глядя на ее маленькое, красивое личико. Его охватила безумная радость от того, что он видит ее, стоит рядом – достаточно протянуть руку, и она снова в его объятиях… – Нет, я не могу сказать, что я не люблю тебя, – едва слышно промолвил он, все сильнее сжимая ее плечи.

– Мистер Кравен, вы делаете мне больно! – вскрикнула девушка.

Он не отпустил ее.

– Видно, той ночью после бала ты плохо меня поняла, черт побери!

– Да нет же!

– Тогда почему ты здесь?

– У меня такое же, как и у тебя, право принимать приглашения, – стараясь не смотреть на испепелявшего ее взглядом Дерека, упрямо говорила Сара. – И… и я не уеду, чтобы ты мне ни сказал!

– Тогда уеду я.

– Ну и хорошо! – К своему удивлению, Саре захотелось поддразнить Кравена. – Если ты совсем неспособен владеть собой и готов сбежать, едва меня увидев.

Лицо молодого человека не изменилось, но Сара почувствовала, что он просто осатанел от злости.

– Говорят, – едва сдерживаясь, прорычал Дерек, – что Господь защищает дураков и детей. Это как раз про тебя.

– Мистер Кравен, я только хотела сказать, что хотя бы эти два дня мы могли бы вести себя прилично по отношению друг к другу.

– С чего это ты взяла?

– До бала в “Кравене” у нас это отлично получалось… – Сара не в силах была произнести больше ни слова – от близости Дерека она теряла голову.

– А сейчас ничего не получится, – страстно прошептал Дерек, прижимая ее к себе еще крепче.

Даже сквозь многочисленные складки своего платья Сара чувствовала, как горяча его возбужденная плоть.

– Я могу защитить тебе от всех, кроме самого себя, – глаза Дерека горели, как изумруды.

Саре было больно в его крепких объятиях, и вместе с тем она испытывала невероятное облегчение. Больше всего на свете ей хотелось обнять его и прильнуть губами чуть выше белого платка, обвязанного вокруг загорелой шеи.

– Так почему же ты не выходишь за него? – с трудом владея собою, хрипло спросил Дерек.

– Я не люблю его.

Кравен покачал головой; молодой человек был и зол, и растерян. Он силился что-то сказать, но не находил нужных слов. “Чудно видеть его таким”, – с удивлением глядя на замешательство Дерека, подумала Сара.

– Как же жить с человеком, которого не любишь?

– Ты – маленькая дурочка. Ведь вполне довольно того, что с ним ты будешь в безопасности.

– Нет, мне нужно больше… Или вообще ничего!

Дерек склонил голову и осторожно погладил кудрявый локон на виске Сары. Казалось, этой сладостной муке не будет конца… Когда он дотронулся до ее щеки, она тихо застонала.

– Я уже стал забывать тебя, – нежно прикасаясь к ее шее, прошептал Дерек.

Сара дрожала; она была не в силах говорить. Внезапно девушка нащупала в нагрудном кармане его фрака какой-то твердый предмет, и прежде чем Дерек успел что-либо сказать, сунула руку ему за пазуху.

– Нет! – пытаясь остановить ее, воскликнул Кравен.

Но было уже поздно… Не веря своим глазам, Сара уставилась на выскользнувшие из кармана очки, которые, как ей казалось, потеряла в клубе.

– Но зачем? – она с изумлением смотрела на Дерека.

41
{"b":"14425","o":1}