ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чем я могу помочь? – участливо спросил Логан. Губы девушки тронула невеселая усмешка.

– Ты никогда не предлагал мне помощь раньше. Почему же сейчас?

– Потому что в жизни не видел тебя плачущей.

– Не правда! Видел! Чуть не каждый вечер.

– Но ни разу по-настоящему. Я имею право знать, что произошло сегодня.

– Это связано с моим прошлым, – призналась девушка. – Больше я ничего не скажу.

– Правда? – улыбнулся Логан одними глазами. – У меня никогда не было ни времени, ни желания разгадывать тайны, но сейчас меня разбирает любопытство, миссис Уэнтуорт.

Джулия шумно высморкалась и скомкала платок. За эти два года Логан ни разу не попытался поговорить с ней по душам и относился так же, как к остальным членам труппы, иначе говоря, выжимал из них все возможное, чтобы добиться наибольшего правдоподобия на сцене. Джулия привыкла к его дружеским замечаниям, взрывам негодования, редким похвалам, умению в считанные минуты полностью преображаться. Но и представить не могла, что его интересует ее прошлое… Просто невероятно! И так непохоже на Скотта!

– Вряд ли тебе нужны мои так называемые тайны! – уклончиво ответила Джулия и, подхватив юбки, принялась медленно взбираться по ступенькам.

– Не знаю, не знаю, – задумчиво пробормотал Логан, глядя вслед девушке, пока та не исчезла из вида.

Весь следующий день до вечера Джулия, к своей величайшей радости, больше не видела лорда Савиджа. Съехавшиеся на уик-энд гости спешили насладиться чудесным летним днем. С голубого неба, по которому плыли пушистые белые облачка, лились теплые солнечные лучи. Дамы чинно прогуливались по дорожкам прекрасно ухоженного сада, состязались в стрельбе из лука, некоторые даже решили обозреть окрестности и отправились на пикник в открытых экипажах. Мужчины охотились в ближайшей роще, удили рыбу или собирались веселыми компаниями за картами и бренди.

Джулия, расстроенная и не находившая себе места от волнения, старалась, однако, поддерживать разговор с остальными гостями и, чтобы скоротать время, развлекала леди Брендон и ее подруг театральными историями. Собеседницы жадно ловили каждое слово, радуясь возможности заглянуть в неведомый им до сих пор мир, особенно, если речь заходила о Логане Скотте.

– Мистер Скотт просто идеальный любовник. Я имею в виду на сцене, конечно, – многозначительно промурлыкала соблазнительная брюнетка. – Говоря по правде, все мы сгораем от нетерпения узнать, так ли он хорош в жизни! Не могли бы вы просветить нас на этот счет, миссис Уэн-туорт?

Столь неприличный вопрос вызвал хор негодующих восклицаний, но Джулия заметила, что собравшиеся невольно подались вперед, чтобы получше расслышать. Девушка улыбнулась знойной красотке, которую, если она верно запомнила, звали леди Аштон, и спокойно ответила:

– Насколько я знаю, мистер Скотт дарит своим расположением очень многих, но по неизвестной причине твердо придерживается принципа никогда не заводить романов с актрисами.

– Я видела вас обоих в «Ромео и Джульетте»! – воскликнула другая. – И как мне показалось, вы питали друг к другу подлинное чувство! Неужели все это лишь игра?

– Совершенно верно, – без обиняков призналась Джулия. – Правда, бывают моменты, когда реальность куда-то исчезает и я полностью преображаюсь в свою героиню.

– И тогда влюбляетесь в партнера?

– До тех пор, пока не упадет занавес, – засмеялась Джулия.

После чая гости удалились переодеваться. Дамы появились в нарядах из тонкого шелка или газа, мужчины – в безупречных полотняных рубашках, жилетах с набивным рисунком и узких брюках со штрипками. Джулия тоже надела шелковое платье цвета шампанского с низким вырезом и лифом, заложенным мелкими складками. Узкая полоска дорогого светлого кружева чуть прикрывала ложбинку между грудями. Таким же кружевом были отделаны короткие пышные газовые рукава.

Обед был длинным и торжественным. Подавались жареные мясо и дичь, пудинги самых причудливых форм, разноцветные желе и различные овощи под соусами. Армия слуг бесшумно суетилась вокруг двух длинных столов, за которыми умещались две сотни гостей. Но самым вкусным оказался десерт – меренги с кремом, пирожные и блюда с фруктами и ягодами.

Впрочем, Джулия старалась не поддаваться искушению и не переедать, зная, что после обеда Логана непременно попросят развлечь гостей и, стало быть, ей тоже придется выступать, а на полный желудок играть невозможно – она сразу делается сонной и вялой. Сегодня же ей, как никогда, понадобятся выдержка и сообразительность.

Лорд Савидж сидел за другим столом между двумя незнакомыми Джулии женщинами и, вежливо улыбаясь, развлекал беседой соседок. Они, по всей видимости, находили его общество весьма занимательным и чаще, чем нужно, поправляли ниспадавшие на плечи букли или небрежно поигрывали драгоценными украшениями, похожие в эти минуты на ярких тропических птичек, прихорашивавшихся в надежде привлечь его внимание. Интересно, неужели все женщины начинают так вести себя в его Присутствии? Вполне возможно. Каким бы ни был характер этого человека, он, бесспорно, красив и богат. Более того, его холодный взгляд и сдержанные манеры лучше всяких уловок или изысканных комплиментов притягивают легкомысленных светских дам. Какое счастье, что пока он даже не смотрит в ее сторону! Очевидно, совершенно забыл о случайном знакомстве и вернулся к более доступной добыче.

Встав из-за стола, леди ушли пить чай и сплетничать, оставив мужчин наслаждаться портвейном и сигарами. Позже все собрались в большом салоне, где в художественном беспорядке были расставлены стулья и диванчики.

Джулия вошла в салон под руку с Логаном и не успела оглядеться, как леди Брендон приблизилась к ним с выжидательным выражением на круглом лице. Сегодня ей было чем гордиться – не всякая хозяйка могла похвастаться, что сам Логан Скотт выступал в ее доме.

– Мистер Скотт, – обратилась она к актеру, – не окажете ли нам честь сыграть сцену из какой-нибудь пьесы?

Логан изящно склонился над пухлой ручкой леди Брендон. Ничего не скажешь, он умел обращаться с женщинами любого возраста, внешности и положения, а те просто млели в его присутствий. Подняв голову, он уставился в блеклые глаза немолодой дамы, пока та не почувствовала, что утопает в бездонных глубинах его синего взгляда.

– С удовольствием, мадам, – это слишком малая цена за столь изысканное гостеприимство. Что именно вы предпочитаете?

– О, – выдохнула леди Брендон, трепеща и чуть приоткрывая розовые губы в беспомощной улыбке, – все, что вы соблаговолите выбрать, мистер Скотт. Но если можно, будьте любезны, что-нибудь романтическое!

– Что-нибудь романтическое, – повторил Логан, ослепительно улыбаясь, так, словно перед ним стояло самое умное и прекрасное создание на свете. – Ради вас я готов на все. – Обернувшись к Джулии, он многозначительно поднял брови:

– Может быть, действие из моей новой пьесы, миссис Уэнтуорт?

Джулия скромно кивнула, заранее зная, что именно предложит Логан. Раз-другой в сезон Скотт обязательно ставил написанную им пьесу, обычно светскую комедию, веселую и остроумную. Пусть его нельзя было назвать гениальным драматургом, зато он обладал безошибочным чутьем на то, что может понравиться публике. Его последний шедевр, «Миледи-обманщица», повествовал о приключениях знатного дворянина и женщины из общества, павших жертвой невероятных и забавных обстоятельств и принужденных выступать в роли собственных слуг – лакея и горничной. В таком обличье они знакомятся и, естественно, влюбляются, а стараясь сохранить инкогнито и остаться верными любви, попадают в необычайно комичные ситуации. Автору явно захотелось подшутить над узколобыми аристократами и удушающе строгим этикетом.

Выбранный сюжет не слишком оригинален, но пьеса была просто обречена на успех. Джулии тоже понравилась история людей, сумевших найти друг друга в этом огромном мире и сбросить тесные оковы светского общества. Однако Логан еще не решил, кому дать главную роль – ей или Арлисс Барри, другой молодой актрисе. Джулии очень хотелось сыграть в комедии, но все зависело от того, чью манеру игры предпочтет Скотт: ее романтическую или комическую – Арлисс. Возможно, если сегодня все пройдет благополучно, чаша весов склонится в ее пользу.

10
{"b":"14427","o":1}