ЛитМир - Электронная Библиотека

Эви заморгала:

— Б-боюсь, мне это слово непонятно.

— Ты бы его знала, будь у тебя отец фабрикантом мыла, — сухо пояснила Лилиан — Оно означает неспособность чувствовать запахи.

— О-о, т-тогда у моих соседей, должно быть, тоже анос-мия. Меня не замечали. А что у тебя, Лилиан?

— То же самое, — ответила Лилиан. Она была сбита с толку и явно разочарована. — Наверное, духи никакие не волшебные. Но я была так уверена, что они подействовали на лорда Уэстклифа…

— А ты раньше когда-нибудь стояла так близко к нему? — спросила Дейзи.

— Конечно, нет!

— Тогда я думаю, что он потерял голову именно тогда, когда ты была так близко от него.

— Да… очевидно, — отозвалась Лилиан с самоуничижительным сарказмом. — Я ведь роковая соблазнительница, как всем известно.

— Может быть, дело в твоем очаровании, дорогая? — шутливо заметила Дейзи. — По-моему, лорд Уэстклиф всегда…

Но ей не удалось договорить. Ее мнение так и не дошло до слушателей. Они вышли в холл, где натолкнулись на лорда Уэстклифа собственной персоной. Он скучал, подпирая плечом колонну. Все в нем говорило об аристократизме, начиная от безупречной шевелюры и заканчивая уверенной изящной позой. Лилиан ужасно захотелось подкрасться к нему и пощекотать, чтобы он завопил от возмущения и неожиданности.

Он повернул голову и осмотрел всех троих с вежливым интересом. Взгляд его остановился на Лилиан, который явно больше не выражал вежливость. Смотрел он скорее плотоядно. Лилиан напряглась. Она не могла отделаться от воспоминания, как он прижимался к ней, каким твердым было его тело. Вдруг она услышала, как Эви прошептала:

— От него бросает в дрожь.

Лилиан посмотрела на нее с внезапным удивлением:

— Он всего-навсего мужчина, дорогая. Уверена, он зовет слуг, чтобы они натянули на него брюки. Каждую брючину отдельно. Все так делают.

Дейзи засмеялась. Эви была шокирована такой непочтительностью.

К удивлению Лилиан, Уэстклиф отделился от колонны и направился прямо к ним.

— Добрый вечер, леди. Надеюсь, вам понравился ужин? Эви смогла только кивнуть, проглотив язык, а Дейзи весело ответила:

— Все было великолепно, милорд.

— Отлично. — Уэстклиф разговаривал с Дейзи и Эви, не сводя глаз с Лилиан. — Мисс Боумен, мисс Дженнер, извините меня, но мне надо поговорить с вашей подругой наедине. С вашего позволения…

— Разумеется! — ответила Дейзи, хитро улыбнувшись сестре. — Забирайте ее, милорд. Нам она сейчас не нужна.

— Благодарю. — Он с серьезным видом предложил Лилиан руку. — Мисс Боумен, будьте так любезны…

Лилиан взяла его под руку. Рядом с ним она показалась себе такой хрупкой! Они шли через весь холл и молчали. Ей стало не по себе. Конечно, Уэстклиф и раньше любил ее провоцировать, но сейчас он превзошел самого себя. Лилиан чувствовала себя беззащитной и уязвимой, и ей это совсем не нравилось. Остановившись за массивной колонной, он повернулся и посмотрел Лилиан в лицо. Ее рука бессильно опустилась.

Кожу вдруг обдало жаром, как будто она стояла возле огня. Густые ресницы Уэстклифа опустились, полуприкрыв темные, как ночь, глаза. Он вдруг заметил, что девушка покраснела.

— Мисс Боумен, — тихо сказал он, — несмотря на случившееся сегодня днем, хочу заверить, что вам нечего меня бояться. Если вы не возражаете, я бы хотел обсудить это с вами в каком-нибудь тихом месте, где нас никто не потревожит.

— Конечно, — спокойно ответила Лилиан. На самом деле ей было немного не по себе. Встретиться с ним наедине — это походило на свидание влюбленных. Пожалуй, это вовсе не свидание. Но ей почему-то никак не удавалось унять нервную дрожь, щекотавшую ее вдоль позвоночника. — Где же мы встретимся?

— В маленькой столовой, примыкающей к оранжерее.

— Хорошо, я знаю, где это.

— Мы могли бы встретиться через пять минут?

— Ладно — Лилиан нарочито беззаботно улыбнулась, как будто договариваться о тайном свидании было для нее привычным делом. — Я пойду первая.

Уходя, она почувствовала его взгляд между лопаток. Уэст-клиф не сводил с нее глаз до тех пор, пока она не скрылась из виду.

Глава 6

Лилиан вошла в оранжерею. Ее окатило волной аромата свежих апельсинов. В мягком теплом воздухе также висели благоухания лимона, лавра и мирта. Вымощенный плиткой пол был испещрен сетью металлических трубок, через которые подавалось тепло. Помещение оранжереи имело треугольную форму. Сквозь стеклянную крышу и окна ночью светили звезды, освещая загадочным лунным светом тропические растения.

Оранжерея тонула в полумраке Лилиан услышала шаги и резко обернулась. Должно быть, она выдала свое волнение, потому что Уэстклиф тихо заговорил с ней, стараясь придать голосу убедительность.

— Это всего-навсего я. Если вы все же решите, что предпочли бы другое место…

— Нет, — перебила Лилиан. Ее позабавило, что один из могущественнейших пэров Англии говорит о себе: «всего-навсего я». — Мне нравится оранжерея. Это мое любимое место в поместье.

— Мое тоже — Он медленно подошел к ней. — Например, здесь можно укрыться от всех.

— Вам редко удается побыть одному, не правда ли? В поместье Стоуни-Кросс-Парк всегда полно гостей.

— Я могу выкроить часок, чтобы отдохнуть в одиночестве.

— И что вы делаете, когда один?

Ей вдруг показалось, что все происходит во сне она разговаривает с Уэстклифом в оранжерее, смотрит, как соломенно-желтые лучи фонарей играют на его лице, подчеркивая резкость черт, несущих в то же время отпечаток утонченности.

— Я читаю, — сказал он серьезно, — гуляю, иногда плаваю в реке.

Она вдруг представила его голым, и ее щеки вспыхнули. Как хорошо, что в оранжерее темно! Уэстклиф заметил, что она примолкла, но истолковал ее молчание по-своему.

— Мисс Боумен, я должен извиниться за то, что случилось сегодня в саду, — хрипло сказал он. — Не знаю, какая муха меня укусила? Я в растерянности. Вероятно, это был миг временного помешательства, он больше не повторится.

Лилиан слегка остолбенела при слове «помешательство».

— Отлично, — сказала она, — извинения приняты.

— Можете быть спокойны, ведь вы же знаете, я никоим образом не нахожу вас привлекательной…

— Понимаю Достаточно, милорд.

— Если бы мы остались вдвоем на необитаемом острове, мне бы и в голову не пришло приблизиться к вам.

— Понимаю, — резко ответила она. — Вы будете повторять это снова и снова?

— Я просто хочу, чтобы вы поняли: все произошедшее было чистой случайностью Вы не та женщина, которую бы я захотел.

— Отлично.

— Если хотите знать…

— Вы выразились достаточно ясно, милорд, — перебила Лилиан, угрюмо нахмурив брови. Несомненно, таких докучных извинений ей слышать еще не приходилось. — Однако, как говорит мой папа, искреннее извинение имеет свою цену.

Уэстклиф посмотрел на нее настороженно.

— Свою цену?

Казалось, даже воздух потрескивает между ними от напряжения.

— Да, милорд. Очень просто открыть рот, сказать несколько слов и покончить с этим, не правда ли? Если вы действительно чувствуете, что виноваты, вам надо искупить свою вину.

— Я всего-навсего вас поцеловал, — запротестовал граф.

— Поцеловали против моей воли, — произнесла она суровым тоном, напустив на себя вид оскорбленного достоинства. — Вероятно, есть женщины, которым нравятся ваши романтические порывы, но я не из их числа. И я не привыкла, чтобы меня хватали в охапку и насильно целовали, когда мне совсем не хотелось…

— Вы отвечали на поцелуи, — возразил Уэстклиф, скорчив злорадную гримасу.

— Неправда!

— Вы… — Уэстклиф замолчал и выругался. Какой прок от спора с ней!

— Я бы могла охотно простить и забыть, если… — продолжала Лилиан медовым голосом и сделала паузу.

— Если? — мрачно сказал он.

— Если вы сделаете для меня одну малость.

— И что же?

— Просто попросите вашу матушку, чтобы она оказала покровительство мне и моей сестре в течение этого сезона.

18
{"b":"14428","o":1}