ЛитМир - Электронная Библиотека

— И как это было? Лилиан фыркнула:

— Откуда мне знать? К тому времени, как боль прошла, он уже убрал руку.

— Болван! — Дейзи слегка нахмурилась. — Думаешь, он кому-нибудь скажет?

— Мне почему-то кажется, что нет. Он выглядит джентльменом, несмотря на свою дурную славу. — Она скривилась и добавила: — Во всяком случае, он проявил себя большим джентльменом, чем лорд Уэстклиф сегодня утром.

— А откуда он узнал, что ты плохо ездишь в дамском седле? Лилиан удивленно взглянула на нее.

— Не будь идиоткой, Дейзи. Это же совершенно ясно: Аннабел сказала мужу, а тот побежал докладывать Уэстклифу.

— Но ты ведь не будешь на нее злиться? Она не знала, что так получится.

— Ей следовало бы держать язык за зубами, — проворчала Лилиан.

— Она боялась, что ты полетишь кувырком, если будешь прыгать в дамском седле. Мы все боялись.

— И что? Я же не полетела.

— Но могла бы, дорогая.

Лилиан немного смягчилась, а потом честно призналась:

— В конце концов я бы точно упала, как пить дать.

— Тогда не надо сердиться на Аннабел.

— Конечно, нет, — согласилась Лилиан. — Она же не виновата, что Уэстклиф повел себя как отъявленный грубиян.

Дейзи успокоилась и потянула сестру к столу, где все еще продолжалась игра.

— Идем, дорогая. Тебе тоже нужно попробовать. Глупость, конечно, зато весело.

Собравшиеся вокруг стола незамужние девушки расступились, чтобы дать им место. Дейзи объяснила правила. Как раз наступил черед Эви. Ей завязали глаза, а другие девушки быстро поменяли местами четыре стакана.

— Как видишь, — пояснила Дейзи, — в одном стакане жидкое мыло. Вон тот с чистой водой, в третьем синяя вода из прачечной. Четвертый, разумеется, пустой. Стаканы предскажут, что за человек окажется твой будущий муж.

Тем временем Эви осторожно нащупала один из стаканов и окунула пальцы в его содержимое — жидкое мыло. Дождавшись, когда с нее снимут повязку, она с сожалением воззрилась на результат выбора. Остальные хихикали.

— Выбрать мыло — значит, выйти замуж за бедняка, — объяснила Дейзи.

Вытирая пальцы, Эви добродушно сказала:

— Д-думаю, если я вообще в-выйду замуж — это уже хорошо.

Следующая девушка дожидалась в очереди, горя от нетерпения, пока ей завяжут глаза. Поменяли расположение стаканов, и она чуть было не перевернула один из них, прежде чем ее пальцы очутились в голубой воде из прачечной. Казалось, она вполне довольна результатом. Голубая вода означала, что будущий муж окажется знаменитым писателем.

— Теперь ты.

Лилиан бросила на сестру красноречивый взгляд.

— Ты ведь не веришь в эту чепуху по-настоящему?

— Не будь такой серьезной. Это же весело!

Дейзи взяла повязку и плотно затянула ее на голове Лилиан.

С завязанными глазами Лилиан повели к столу. Зрители весело подбадривали ее, а Лилиан усмехнулась. Она слышала, как двигают стаканы.

— А если я выберу пустой? — поинтересовалась она. Голос Эви раздался прямо над ухом:

— Т-ты умрешь старой девой! Все засмеялись.

— Не вздумай приподнимать стаканы, чтобы узнать вес, — предупредил ее кто-то сквозь смех. — Пустой стакан все равно достанется тебе, если такова твоя судьба!

— В данный момент я только о нем и мечтаю, — отрезала Лилиан, вызвав новый взрыв смеха.

Нащупав гладкую поверхность стакана, она провела пальцами вверх и окунула их в прохладную жидкость. Все радостно закричали и принялись аплодировать. Лилиан спросила:

— Я тоже выйду за писателя?

— Ты выбрала чистую воду, — сказала Дейзи. — Это значит, что тебе достанется богатый и красивый муж, дорогая!

— Какое счастье, — легкомысленно заметила Лилиан, снимая повязку. — Теперь твоя очередь?

Младшая сестра покачала головой.

— Я была одной из первых. Опрокинула два стакана и наделала беспорядка.

— И что это значит? Ты вообще не выйдешь замуж?

— Это значит, что я ужасно неловкая, — весело ответила Дейзи. — А может быть, моя судьба еще не решена. Кто знает? Хорошо, что твой муж, кажется, появится совсем скоро.

— Если так, то он что-то опаздывает, — возразила Лилиан, а Дейзи и Эви рассмеялись.

Глава 9

К сожалению, известие о том, что Лилиан и лорд Уэст-клиф поссорились, разнеслось среди гостей с быстротой молнии. К вечеру оно достигло ушей Мерседес Боумен. Последствия были ужасны. Мерседес нервно вышагивала перед дочерьми с побелевшими от гнева глазами.

— Вероятно, никто не обратил бы внимания, если б ты ограничилась парой недостойных фраз в присутствии лорда Уэстклифа, — громогласно вещала она, отчаянно жестикулируя тощими руками. — Но с тебя станется! Спорить с самим лордом Уэстклифом и вдобавок не подчиниться его приказу на глазах у всех! Ты хоть понимаешь, в каком свете выставила нашу семью? Теперь шансов выйти замуж нет не только у тебя, но и у твоей сестры! Кто захочет породниться с семьей, в которой есть… нарушитель правил приличия?

Лилиан грызла совесть. Она бросила виноватый взгляд на Дейзи, смирно сидящую в уголке. Сестра ответила ободряющим кивком.

— Если тебе угодно и далее вести себя, словно дикарка, — продолжала тиранить Мерседес, — мне придется принять жесткие меры. Вот так-то, Лилиан Одель!

Услышав ненавистное второе имя, Лилиан бросилась на кушетку. Когда ее называли полным именем, это не предвещало ничего хорошего. Мерседес сурово произнесла:

— В течение следующей недели ты сможешь выходить из комнаты только в сопровождении меня, или не выйдешь вообще. Я буду следить за каждым твоим поступком, каждым жестом, каждым словом. Это будет наказанием и мне тоже, ведь твое общество доставляет мне столь же мало удовольствия, как мое — тебе. Но я не вижу другого выхода. И попробуй только пикнуть! Я удвою срок до двух недель! Ты поняла, Лилиан?

— Да, мама.

Значит, с нее не будут спускать глаз целую неделю? Лилиан почувствовала себя загнанной, словно зверь в клетке.

— Первое, что ты сделаешь вечером, — продолжала Мерседес испепеляя дочь взглядом, — это извинишься перед лордом Уэстклифом. Ты сделаешь это в моем присутствии, так, чтобы…

— Ох, нет! — Лилиан села очень прямо, с вызовом глядя на мать. — Нет! Ни тебе, ни кому другому не заставить меня сделать это. Я лучше умру.

— Ты сделаешь, как я сказала. — Мерседес почти шипела. — Ты извинишься перед графом со всей почтительностью, или не выйдешь из этой комнаты до самого отъезда.

Лилиан открыла рот, но не успела ничего сказать, потому что вмешалась Дейзи:

— Мама, позволь мне поговорить с Лилиан наедине. Ну пожалуйста! Всего одну минуту. Пожалуйста!

Мерседес переводила суровый взгляд с одной дочери на другую. Она как будто гадала, чем прогневила Бога. За что он послал ей таких непослушных детей? Затем царственным шагом вышла из комнаты.

— На сей раз она разозлилась всерьез, — сказала Дейзи в зловещей тишине. — Я никогда не видела ее в таком состоянии. Наверное, тебе надо подчиниться.

Лилиан смотрела на сестру в бессильной ярости.

— Я не стану извиняться перед этим заносчивым болваном!

— Лилиан, это ничего не будет тебе стоить. Скажи несколько слов, вот и все. Ты не обязана верить в то, что говоришь. Просто скажи, что ты сожалеешь!

— Ни за что! — твердо повторила Лилиан. — Это будет мне слишком дорого стоить — собственной гордости.

— Гордостью можно поступиться, иначе тебя посадят под замок. Тогда никаких вечеринок, никаких обедов! Сиди тут себе, пока другие веселятся. Пожалуйста, Лилиан, не упрямься! Оно того не стоит. Обещаю, что помогу тебе придумать ужасную месть для лорда Уэстклифа. Что-нибудь действительно гадкое. Просто сделай то, о чем просит мама. Ты можешь проиграть одну битву, но выиграть войну, кроме того…

Дейзи судорожно пыталась найти более убедительный довод.

— Кроме того, представь, как обрадуется лорд Уэстклиф, когда узнает, что тебя посадили под замок до самого отъезда. Вот он повеселится! Ты не сможешь больше его изводить. С глаз долой, из сердца вон! Не доставляй ему такого удовольствия, Лилиан.

25
{"b":"14428","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пламя и кровь. Кровь драконов
Соль. Судьба первородной
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Эволюция на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Холодная кровь
Сквозь объектив
Мститель. Бывших офицеров не бывает
Кодекс миллиардера
Мы всегда были вместе