ЛитМир - Электронная Библиотека

После утренней охоты гостям был предложен поздний завтрак. Его сервировали в павильоне на берегу озера. Маркус немного задержался на нижней ступеньке лестницы, и один из охотников, друг семьи на протяжении последних двадцати пяти лет, принялся жаловаться Маркусу на кого-то из гостей.

— Он стрелял без очереди, — сердито говорил старик. — И не раз. Три раза! Мало того, он заявил, что попал в перепела, в которого стрелял я. Какая невоспитанность! За все годы, что я охотился в Стоуни-Кросс-Парке…

Маркус вежливо остановил поток жалоб. Конечно, он побеседует с обидчиком. Кроме того, на следующей неделе старика просят снова приехать в поместье и пострелять в свое удовольствие. Ворчливый старик немного смягчился, а Маркус сочувственно улыбнулся. На задней террасе он встретил Ханта, который тоже только что вернулся с охоты. Он стоял возле жены. Аннабел была чем-то явно встревожена, она шепталась с мужем, дергая его за рукав.

К Маркусу подбежали Дейзи Боумен и ее подруга Эви Дженнер, но Эви еще ни разу не смогла выдержать взгляд графа. Уэстклиф поклонился и улыбнулся Дейзи. Он, конечно же, подружится с этой девушкой. Хрупкостью форм и мягким, покладистым характером она напоминала Ливию в ранней молодости, но сейчас ее милое лицо почему-то хмурилось. Щеки бледные, вид встревоженный.

— Милорд, — тихо сказала Дейзи. — Как хорошо, что вы вернулись. Тут… одно важное дело. Мы очень волнуемся.

— Чем могу помочь? — быстро спросил Маркус. Дейзи попыталась объяснить.

— Моя сестра, — сказала она. — Лилиан исчезла! В последний раз я видела ее на рассвете. У нее было какое-то срочное дело, но она не сказала какое. Когда сестра не вернулась, я пошла искать ее. Другие «желтофиоли», то есть Эви и Аннабел, тоже искали. Лилиан нет ни в доме, ни в саду. Я даже дошла до колодца желаний. Вдруг ей взбрело в голову отправиться туда? Исчезать вот так не в ее правилах. Во всяком случае, она взяла бы меня с собой. Может быть, еще рано беспокоиться, но…

Она замолчала и задумалась.

— Я пытаюсь не думать о плохом, но… что-то не так, милорд, я это чувствую.

Маркус слушал Дейзи с невозмутимым лицом, но внутри у него все сжалось от тревоги. Куда могла подеваться Лилиан? Он быстро перебрал в уме все возможности. Нет, здесь что-то не так. Лилиан не маленькая девочка, чтобы уйти из дома и заблудиться. И глупый розыгрыш она вряд ли могла устроить. Ушла в деревню в гости? У нее там не было знакомых. И почему она ушла одна? Может, она поранилась? Заболела?

Он посмотрел на девушек и спросил, стараясь казаться спокойным:

— Что, если она отправилась на конюшню и…

— Н-н-нет, милорд, — сказала Эви Дженнер. — Я уже ходила туда и спрашивала. Сегодня Лилиан там никто не видел.

Маркус кивнул.

— Я организую тщательные поиски в доме и в окрестностях. Не пройдет и часа, как ее найдут.

Немного успокоенная, Дейзи вздохнула.

— Что мне делать? — спросила она.

— Расскажите, что было утром. Что за дело ей предстояло уладить? — Маркус внимательно всматривался в ее круглые карие глаза. — Вы слышали какой-то разговор?

— Пришла одна из горничных и принесла записку.

— В котором часу?

— Было почти восемь.

— Кто из горничных?

— Не знаю, милорд. Я почти ничего не видела, дверь была лишь слегка приоткрыта. На голове у горничной был чепец, так что я не разглядела даже, какого цвета у нее волосы.

К ним подошли Хант и Аннабел.

— Хорошо, — решительно сказал Маркус, которому не терпелось начать активные действия. — Приступим к поискам.

Созвали слуг, к которым присоединились несколько мужчин из числа гостей, в том числе и отец Лилиан. Маркус быстро прикинул, сколько времени отсутствовала Лилиан, какое расстояние она могла бы пройти пешком за это время.

— Начнем с сада, а потом обыщем территорию в радиусе десяти миль от дома.

Поймав взгляд Ханта, он кивнул, и оба направились к выходу.

В дверях его задержала Дейзи.

— Вы ведь найдете ее, милорд? — спросила она, волнуясь.

— Найду, — решительно ответил он. — А потом придушу.

Дейзи натянуто улыбнулась и посмотрела ему вслед.

Шел час за часом. Теперь Маркус встревожился по-настоящему. Чернее тучи, Томас Боумен уехал вместе с всадниками, которые прочесывали окрестные леса и луга. Впрочем, он был уверен, что дочь затеяла дурацкий розыгрыш. Еще одна группа отправилась к скалистому берегу реки. Слуги тщательно обыскали сторожку у ворот, часовню, ледник, склады, винный погреб, конюшню и конюшенный двор. Проверили каждый уголок Стоуни-Кросс-Парка — и ничего! Ни следа, ни оброненной перчатки — ничего, что могло бы указать хотя бы направление дальнейших поисков девушки.

Маркус объезжал леса и поля. Бока Брута покрылись каплями пота, на губах выступила пена. В то же самое время Саймон Хант остался в доме и методично расспрашивал слуг. Только ему мог Маркус поручить это нелегкое дело. Хант умел вести разговор жестко, ничего не упуская. Именно так бы расспрашивал сам Маркус. Правда, у Маркуса не хватило бы терпения. Он, пожалуй, в порыве гнева мог бы наброситься с кулаками и выдавливать сведения из беспомощно хрипящего горла кого-нибудь из горничных. Лилиан где-то там, сбилась с пути или ранена… Когда он думал об этом, его охватывало доселе неизвестное чувство, испепеляющее, как молния, и холодное, как лед. Страх — вот что это было. Ему слишком дорога Лилиан. И вот она в опасности, а он бессилен ей помочь. Не может даже найти ее!

Явился Вильямс, главный лакей.

— Проверить дно озера, милорд? — спросил он после краткого отчета о ходе поисков. Маркус смотрел на него, не понимая. У него шумело в ушах, кровь молотом била в виски.

— Пока не надо, — услышал он собственный, на удивление спокойный, голос. — Я иду в кабинет поговорить с мистером Хантом. Если что, найдете меня там.

— Да, милорд.

Вот и кабинет. Хант допрашивал слуг, вызывая их по одному. Маркус вошел без стука. Хант сидел за огромным письменным столом красного дерева, а напротив него на краешке стула сидела горничная. При появлении графа она вскочила, неуклюже присела в реверансе. Он велел ей сесть. Она вдруг расплакалась. То ли ее напугал его грозный голос, то ли само присутствие хозяина наводило страх. Маркус быстро переглянулся с Хантом, который невозмутимо и сурово взирал на горничную.

— Милорд, — тихо сказал Хант, не отводя взгляд от рыдающей в три ручья девушки. — Поговорив с этой молодой особой — ее зовут Герти, — я понял, что, возможно, она знает кое-что относительно исчезновения мисс Боумен и того дела, что ей предстояло выполнить. Полагаю, однако, она не решается говорить из страха, что ей откажут от места. Не могли бы вы как хозяин дать какие-то гарантии, что…

— Вас не рассчитают, — сурово сказал Маркус, — если вы расскажете все, что знаете. Причем немедленно! В противном случае… вас не только вышвырнут из поместья, но и посадят в тюрьму как пособницу похищения мисс Боумен.

Герти вытаращила глаза от страха, утерла лицо рукавом и затараторила:

— М-милорд, меня п-послали… отнести мисс Боумен записку и приказали никому не рассказывать об этом… Она должна была встретиться с ней в саду бабочек, втайне от всех. И она сказала, что если я ляпну хоть слово, потеряю место…

— Кто вас послал? — зарычал Маркус, чувствуя, как закипает от ярости кровь. — С кем она должна была встретиться? Да говорите же, черт возьми!

— Меня послала графиня, — прошептала Герти, застыв под его ледяным взглядом. — Леди Уэстклиф, милорд.

— Уэстклиф! — крикнул Саймон Хант, бросаясь вслед за графом. — Уэстклиф, разрази тебя гром, подожди!

Маркус только ускорил шаг, перескакивая за раз три ступеньки. Он лучше, чем кто-либо из живущих на земле, знал, на что способна графиня. Он содрогнулся от страха. Жива она или мертва? Возможно, Лилиан уже потеряна для него навсегда.

Глава 24

Лилиан пришла в себя от дикой тряски. Постепенно до нее дошло, что ее везут в карете, несущейся во весь опор по ухабам дороги. Все вокруг было пропитано сильным отвратительным запахом. Какой-то растворитель, вроде терпентина.

61
{"b":"14428","o":1}