ЛитМир - Электронная Библиотека

Спустившись по лестнице, Лилиан бросилась в главный зал гостиницы. При ее появлении все разговоры смолкли. Постояльцы смотрели на нее с нескрываемым удивлением. В углу, вокруг большого стола, сидели пятеро хорошо одетых джентльменов. Лилиан торопливо подошла к ним.

— Мне нужно переговорить с хозяином постоялого двора, — сказала она без всяких предисловий. — Мне нужна помощь! Я…

Кто-то назвал ее имя. Она в ужасе оглянулась. Неужели Сент-Винсент обнаружил, что она сбежала? Лилиан стала высматривать предательскую золотую гриву волос, но… Сент-Винсента нигде не было видно.

Ее снова кто-то позвал:

— Лилиан!

Ноги бедняжки подкосились, когда она увидела стройную фигуру темноволосого человека, идущего к ней от парадного входа. «Не может быть!» — думала она, стараясь прогнать дымку, застилающую глаза.

— Уэстклиф! — шепнула она и сделала неуверенный шаг вперед.

Все вдруг исчезло — зал, постояльцы. Она видела только лицо Маркуса. Он тоже боялся отвести взгляд от Лилиан — вдруг исчезнет? Он подбежал к ней и схватил так, что хрустнули кости.

— Бог мой! — прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.

— Ты пришел, — выдохнула Лилиан, дрожа всем телом. — Ты нашел меня.

Как ему удалось? От него исходил запах лошади и пота, одежду выстудил вечерний холод. Почувствовав, что она вся дрожит, Маркус осторожно завернул ее в свой плащ, шепча на ухо ласковые слова.

— Маркус, — хрипло сказала Лилиан, — я сошла с ума? Ты настоящий? Пожалуйста, не исчезай…

— Я здесь, с тобой. — Голос Маркуса дрожал. — И никуда не уйду.

Он слегка отодвинулся. Его мрачные темные глаза окинули ее всю, от макушки до пяток.

— Любовь моя, тебе не сделали ничего плохого?

Маркус погладил ее руки и обнаружил болтающийся наручник. Поднеся ее запястье поближе к свету, он рассматривал стальной обруч, не веря своим глазам.

— Будь он проклят! Я отправлю его в ад, — пообещал он, закипая от ярости.

— Все в порядке, — поспешно сказала Лилиан. — Мне не причинили никакого вреда.

Маркус поцеловал ее руку и спросил:

— Лилиан… он не…

Он не решался договорить. Лилиан прочитала вопрос в его глазах.

— Нет, времени не было.

— Я все еще хочу его убить, — сказал Маркус злобно, и у Лилиан поползли по спине мурашки. Маркус снял плащ и укутал Лилиан. Вдруг он замер.

— Что за странный запах?

Ее одежда и кожа пропитались ядовитыми парами. Лилиан колебалась, потом решила признаться:

— Это эфир. — Она попыталась улыбнуться дрожащими губами.

Его глаза сделались бездонными.

— Ничего страшного, правда? Я проспала почти весь день. Немного тошнило, но…

Он зарычал как зверь и только крепче прижал ее к себе.

— Прости, Лилиан. Прости, любимая. Моя дорогая! Теперь ты в безопасности. Я никому не позволю тебя обидеть, клянусь жизнью.

Он взял ее руки в свои, а потом поцеловал в губы. Поцелуй был быстрый, нежный, но такой крепкий, что у Лилиан закружилась голова. Она закрыла глаза, припав к нему и все еще не веря, что это не сон. Вдруг она откроет глаза и увидит Сент-Винсента?

Маркус шептал ей на ухо ласковые слова, держа ее бережно, но так крепко! Десятерым мужчинам не хватило бы сил, чтобы разжать его объятия. Лилиан подняла голову и увидела, что к ним идет Саймон Хант.

— Мистер Хант? — сказала она удивленно. Губы Маркуса поцеловали ее висок.

Хант озабоченно спросил:

— С вами все в порядке, мисс Боумен?

Ей пришлось немного отодвинуться от Маркуса, чтобы его губы не мешали ей говорить.

— Ода, да. Вы видите, мне ничего не сделали, — ответила она, почти не дыша.

— Как я рад, — улыбнулся Хант. — Ваше отсутствие сильно напугало семью и друзей.

— Графиня… — начала было Лилиан, но замолчала.

Как объяснить Маркусу, что ее подло обманули? Она посмотрела ему в глаза, в их темную глубину. «Он сходил с ума от тревоги за меня, — поняла Лилиан. — И как только я могла когда-то считать его бесчувственным?»

— Я знаю, что произошло, — тихо сказал Маркус, гладя ее по спутанным волосам. — Ты больше ее не увидишь. Когда мы вернемся в Стоуни-Кросс-Парк, ее уже там не будет.

Лилиан больше не нужно было тревожиться, кошмар закончился. Она еще столько хотела спросить, но вдруг поняла, что силы покидают ее. Прижавшись щекой к плечу Маркуса, она едва слышала разговор с Хантом.

— …найти Сент-Винсента, — говорил Маркус.

— Нет, — настаивал Саймон Хант. — Я сам найду Сент-Винсента, а ты оставайся с мисс Боумен.

— Нам нужна комната.

— Кажется, тут есть недалеко комнатка, что-то вроде небольшого холла.

Он вдруг замолчал. Лилиан почувствовала, как напряглось тело Маркуса.

По лестнице спускался Сент-Винсент.

Войдя в комнату с другого конца коридора, он обнаружил, что клетка пуста. Бросившись на поиски беглянки, он застыл на полпути. В большом зале толпились зеваки, хозяин постоялого двора тоже стоял с разинутым от удивления ртом. А вот и граф Уэстклиф, и в его взгляде Сент-Винсент ясно прочитал свой приговор…

В мертвой тишине зала все отчетливо услышали, как граф тихо сказал:

— Богом клянусь, я тебя уничтожу!

Очнувшись, Лилиан пробормотала:

— Маркус, погоди…

Он бесцеремонно толкнул ее к Саймону Ханту, а сам бросился к лестнице. Он не стал терять время, взбираясь по ступенькам, а перескочил через перила, как кошка. Сент-Винсент сделал шаг назад, но Маркус сбил его с ног и потащил за собой вниз. Они схватились, ругаясь и нанося друг другу сокрушительные удары. Сент-Винсент изготовился, чтобы пнуть противника ногой в голову. Маркус перекатился по полу, уклоняясь от удара тяжелым сапогом, он был вынужден выпустить Сент-Винсента. Виконт бросился вверх по лестнице, и скоро оба скрылись из виду. Зеваки побежали наверх, предвкушая отменное зрелище. Они кричали, давали советы. Кто-то даже заключил пари. Как интересно! Два благородных господина дерутся, как петухи.

Побледнев, Лилиан спросила Ханта:

— Вы ему не поможете? Тот слабо улыбнулся:

— Нет. Уэстклиф не простит, если я вмешаюсь. Первая драка в таверне за всю жизнь!

Он дружески подмигнул Лилиан, но она чуть было не упала — ноги отказывались ей служить. Хант усадил девушку на стул. А в это время со второго этажа доносился грохот, тяжелый глухой стук, от которого сотрясался весь дом. Ломалась мебель, звенела разбитая посуда.

— Послушайте, — сказал Хант, не обращая внимания на шум, — дайте-ка взглянуть на ваш наручник. Может, я сумею его снять?

— Не получится, — устало сказала Лилиан. — Ключ в кармане у Сент-Винсента, а шпилек у меня больше не осталось.

Хант взял ее окольцованное запястье и задумчиво осмотрел наручник.

— Какая удача! — воскликнул он, почему-то очень довольный. — Это же «Хигби-Дамфриз, номер тридцать»!

Лилиан посмотрела на него иронически.

— Вы, кажется, знаток и ценитель наручников? Он скривился.

— Нет, но у меня есть друзья, служители закона. Такие наручники когда-то входили в стандартное снаряжение полицейских, потом обнаружили, что в их конструкции допущен дефект. Теперь такие можно найти в любом лондонском ломбарде.

— Какой дефект?

Вместо ответа Хант повернул наручник на запястье Лилиан, но в это время сверху раздался оглушительный треск ломаемой мебели. Хант прислушался, потом ободряюще взглянул на встревоженную Лилиан.

— Я пойду посмотрю… Но сначала…

Он вытащил из кармана носовой платок и просунул его между запястьем и стальным обручем.

— Вот так, теперь вам не будет больно.

— Больно? Почему?

— Сидите смирно.

Он схватил руку Лилиан, поднял ее вверх и с силой ударил наручником по столешнице. Лилиан вскрикнула, но в этот момент запорный механизм щелкнул, и наручник раскрылся. Изумленная Лилиан улыбнулась Ханту, потирая запястье:

— Спасибо…

Опять ужасный треск. Теперь прямо у них над головой. От восторженных воплей зрителей дрожали стены, и всех перекрикивал хозяин гостиницы. Бедняга страшно перепугался, что драчуны разнесут в щепки весь дом.

65
{"b":"14428","o":1}