ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут появился Слоан.

– Грег, Трэвис. – Он коротко приветствовал своих коллег. – Нет ли каких-нибудь сообщений для меня, Рэйчел?

Почему он не может даже посмотреть на нее?

Она поспешно опустила глаза, чувствуя, как кровь прилила к ее щекам. Наверняка Грег и Трэвис заметили в ее поведении что-то странное.

Перебрав бумаги и найдя желтую папку, в которую она складывала сообщения для Слоана, Рэйчел протянула ее через перегородку.

Но он даже не поблагодарил ее. И тут же ушел. Все трое услышали, как он захлопнул дверь своего кабинета.

– Что это с ним? – спросил Трэвис.

– Откуда мне знать? – Ее лицо снова вспыхнуло.

Грег и Трэвис почти одновременно посмотрели на нее.

Рэйчел готова была расплакаться. Может быть, сплетни, которые могли возникнуть в офисе, настроили Слоана против нее? Особенно вызывали у нее опасение переглядывания Трэвиса и Грега.

Нужно было что-то делать. Но если она сама не скажет Слоану обо всем, то в офисе непременно станут строить догадки и предположения на их счет.

– Извините меня, пожалуйста, – сказала она немного рассеянно, – мне нужно решить кое-какие вопросы.

Оба врача понимающе кивнули, однако, когда Рэйчел ушла, ей нетрудно было представить, о чем они заговорили.

Все, что раньше было ее тайной, отныне могло превратиться в навязчивые подозрения. Необходимо срочно поговорить со Слоаном и все ему объяснить. Совсем недавно она была счастлива в своем коллективе, в окружении доброжелательных людей, и не хотела, чтобы все изменилось в худшую сторону.

Рэйчел постучала, но не стала дожидаться, пока Слоан ответит, и вошла в его кабинет. Он взглянул на нее и опустил глаза.

– Вы не могли бы прерваться на минуту? попросила Рэйчел. Получив утвердительный ответ, она продолжала:

– Я понимаю, что вы сожалеете о своем поцелуе на вечеринке. Но это был всего лишь поцелуй, и ничего больше. Мы не совершили ничего непристойного. Не чувствуйте, пожалуйста, себя виноватым. Это был просто поцелуй. Я вовсе не собираюсь никому рассказывать о том, что вы поцеловали меня. И как-то использовать это. – Переведя дыхание, она добавила:

– Пожалуйста, помните, что мы с вами вместе работаем. И, кроме нас, в офисе полно людей!

Высказавшись, она повернулась на каблуках и вышла, оставив Слоана в полном недоумении.

Глава 4

Слоан сидел за своим столом, размышляя о том, что все в его жизни вдруг переменилось.

Более двух месяцев назад один из его коллег нашел свою любовь. Радость освещала жизнь Грега подобно ослепительному лучу, с тех пор как он женился на Джейн. Похожей была и история Трэвиса и Дианы.

Он был знаком со своими коллегами еще со времен учебы в медицинском колледже, работал с ними, знал их очень хорошо. Однако не представлял себе, что оба они так внезапно влюбятся и забудут о дружбе ради уз брака. О нет, он был рад, что они нашли свое счастье. И какой друг может чувствовать что-либо иное? Когда они вместе заканчивали колледж и сдавали экзамен, Слоан полагал, что они сохранят верность их дружбе, будут вместе работать и в их жизни не будет никаких романтических потрясений.

Ну, а теперь он справедливо изумлялся тому, что никто из них так и не избежал этого.

Мальчики, которые теперь ухаживали за его дочерьми, подтверждали, что жизнь не стоит на месте. Да и сами девочки разительно изменились. Он не мог не замечать, как они взрослеют буквально на глазах. Тройняшки становились все более и более свободолюбивыми и все меньше слушались его. Эти постоянные жалобы на ограничение их свободы. Эгоцентризм. Требовательность. Пожалуй, именно такими определениями можно было охарактеризовать возрастные особенности их характеров. Иметь с ними дело означало постоянно уворачиваться от трехстороннего артобстрела. Ну, даже если это и преувеличение, все равно с Сашей, Софи и Сидни явно произошла какая-то метаморфоза.

Да, все стало не так, как раньше. Даже его отношения с Рэйчел претерпели какую-то странную скрытую трансформацию. Он не мог сформулировать, каким образом получилось так, что изменился сам его взгляд на нее как на женщину.

То, как он теперь думал о ней, было совершенно недопустимо.

Рэйчел была самой близкой подругой Оливии еще до того, как Слоан познакомился с ними обеими. Даже в те годы он не мог понять, что их сближало. Они были различны, как небо и земля.

Рэйчел выросла в семье, членам которой в прямом смысле слова приходилось бороться за существование и кусок хлеба, а Оливия была дочерью преуспевающего бизнесмена. У Рэйчел не было возможности получить какое-либо образование, кроме как поступив в провинциальный колледж. Семья Оливии была способна оплачивать обучение дочери в самых престижных университетах, однако Оливия не захотела учиться.

После того как она встретила Слоана и вышла за него замуж, ее интересы полностью сосредоточились на семье и детях.

Слоан закрыл глаза и нахмурился. Воспоминания о периоде болезни его жены были для него самыми тяжелыми воспоминаниями. Чувство вины, сожаления, отчаяния… Он всячески пытался заглушить их в своей душе.

Ему хотелось бы сказать, что он никогда не думал о Рэйчел иначе как о подруге жены и приемной матери его дочерей, но это было бы ложью. Слоан влюбился в Рэйчел, когда только познакомился с ней еще до свадьбы с Оливией, Она покорила его своей целеустремленностью, желанием получить образование. Но в то время он уже начал встречаться с Оливией и вряд ли мог разобраться в своих чувствах по отношению к двум женщинам, не заставив кого-либо из них страдать. Его положение мужчины, влюбленного в двух подруг, было не из приятных.

Снова Слоан попытался избавиться от чувства вины и сожаления, зашевелившихся в душе.

Он не мог понять, откуда они взялись. Нельзя было упрекнуть его в том, что, женившись на Оливии, он проявлял какое-то внимание к Рэйчел. Сделав свой выбор, он пошел своим путем, тем более что произошло все довольно быстро и его женитьба, и рождение дочерей.

Теперь ему казалось, что тогда он поступил правильно. Иного выбора у него просто не существовало. Все его время уходило на работу и на стремление обеспечить семью.

Когда Оливия заболела, Слоан уже окончил медицинский колледж и работал вместе с Трэвисом и Грегом. К счастью, Рэйчел тогда помогала ему, ухаживая за безнадежно больной подругой и тремя малолетними детьми, и продолжала работать с ним. Когда он находился в офисе, Рэйчел была с его семьей, и наоборот. Он не мог представить себе, что делал бы в те ужасные месяцы без нее. Со смертью Оливии девочки всегда находились под присмотром Рэйчел. Более того, он был уверен, девочки ни за что не справились бы с потрясением после потери матери, если бы не Рэйчел.

Эта женщина действительно была послана ему Богом.

С тех пор, как его дочери остались без матери, и до последнего времени Рэйчел всегда помогала ему, всегда была рядом. Слоану очень повезло с ней. Благодарность его Рэйчел не знала границ.

После смерти жены он целиком посвятил себя воспитанию дочерей и заботе об их благополучии. Он жил ради своей семьи и работы. У него никогда не было времени предаваться печали или размышлять над своими эмоциями, вспоминая отношения с покойной женой. Он никогда не позволял себе относиться к Рэйчел иначе чем к другу, женщине, которая заботится о его дочерях. Женщине, которая работает вместе с ним.

Однако, увидев Рэйчел в вечернем платье в канун Нового года, когда он открыл ей дверь, когда целовал ее во время танца…

Слоан тяжело вздохнул и, закрыв лицо руками, так и сидел в тишине своего кабинета. Вечер, проведенный с Рэйчел, изменил все.

Как бы то ни было, они провели вечер вместе в атмосфере, напоминавшей празднование Дня независимости, – с шумом, взрывами хлопушек и фейерверками. Воздух, казалось, был таким горячим, что становилось трудно дышать. Никогда в жизни с ним не случалось ничего подобного.

Однако факт оставался фактом. Явная притягательность Рэйчел была в тот вечер неотразима.

9
{"b":"14431","o":1}