ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но когда он объяснил ей, что ему нужно, и она взяла ремень из его рук, с ним произошло что-то необъяснимое. Его взгляд снова и снова тонул в этих мерцающих темно-ореховых глазах, скользил по кремовой коже, покрытой крошечными веснушками вдоль носа и лба. Она была остроумна.

Они стали хорошими друзьями. Тайными друзьями. Если бы приятели Дилана узнали, что он проводит время с малявкой, они бы высмеяли его на следующий же день. Он часто твердил себе, что должен оставить ее, но его мотоцикл, казалось, сам рулил в “Коттеджи” и останавливался под тенистым деревом – их крошечный островок уединения посреди Сосновой Рощи.

Тесc Геллуэй было четырнадцать, по крайней мере так надменно уверяла она. Ее манера гордо поднимать подбородок забавляла его и смешила, отчего она злилась. Но это, однако, продолжалось недолго, и Тесc снова улыбалась.

Ему было легко с ней, и, казалось, она понимает его. И его проблемы. Главным образом, его презрение к родителям. Она не разделяла этого, не принимала его мнения, она просто его понимала. Дилан никогда не жаловался друзьям. Как он мог? По их мнению, мир ему преподносили на серебряном блюдечке. Он носит дорогую одежду, ездит на мотоцикле и посещает пансион. Но Тесc спокойно слушала и никогда не критиковала его. Она заботилась о нем. Он нравился ей. Очень сильно.

Они были друзьями. Ничего больше. И скрывали это от ее отца. И от его родителей. И от школьных приятелей. Но то время, которое он провел с ней, было самым незабываемым в его жизни. Он чувствовал, что может рассказать ей все. Всегда. И рассказывал.

Около восемнадцати месяцев они встречались тайно. Они разговаривали, философствовали, смеялись, делились знаниями. Вместе расстраивались, учились друг у друга и взрослели. Они знали все друг о друге.

Если бы он был до конца честен сам с собой, то признался бы, что Тесc обожает его. С самого начала. Он видел это в ее радостных по-собачьи глазах, с которыми она встречала его, слышал в каждом ее слове. Он был для нее всем. Да, он знал, что она любит его и что хочет большего от их отношений. От него. Но он убедил себя в необходимости сохранить их союз на уровне “только друзья” – и ничего кроме. Исключительно платонические отношения. Она слишком была важна для него, чтобы рисковать. Кроме того, она была слишком молода для таких вещей…, для физической любви. Он дал себе слово, что не допустит этого.

Но с каждым месяцем сдерживать обещание становилось все сложнее. Он хотел ласкать ее нежные бледные щеки, целовать мягкие полные губы. И все равно он еще очень долго сохранял обет, даже зная, что Тесc горячо желает отдаться ему.

Но на ее шестнадцатый день рождения Дилан не выдержал. Он посадил ее на мотоцикл, и они уехали в глухой лес на окраину Сосновой Рощи. Этот день изменил их отношения. Навсегда.

Дилан вздохнул, пытаясь не думать об этом.

Подростком Тесc была очень худой. Он хорошо помнил ее неуклюжее, еще не сформировавшееся тело. Но она была самым заботливым и добрым человеком из всех, кого он встречал. И она украла его сердце.

Дилан не мог не заметить, как годы изменили ее. Эта женщина, с которой он разговаривал вчера на своей стоянке, в коротком шелковом платье со множеством плавно переходящих друг в друга складок, открывавшем длинные, стройные ноги, была просто великолепна. Дилан почувствовал, как сердце сладко заныло.

Стоп! Да что с тобой?

Его отношения с Тесc были порваны. Давно порваны.

Страсть, вот что с ним происходит. Чисто мужская похоть.

Надо держать себя в руках. Тесc ведь здесь ненадолго, ну, максимум на неделю. Так что не страшно.

Дилан глотнул остывший кофе и взглянул на часы: семь сорок пять, а он еще даже не одет! Он бросился к спальне – впервые в жизни он опаздывает открыть мастерскую. И все из-за Тесc Геллуэй.

– Итак, мэм, – произнес юноша в костюме банковского служащего, представившийся как Пит Тейлор, – это все, чем я могу вам помочь. Мне очень жаль, но я действительно не имею другой информации об этом счете, кроме той, что уже дал.

Тесc сидела, откинувшись в кресле. Зачем она явилась сегодня в банк Минстеров? Просидела почти час и осталась в том же неведении относительно денег, в каком была, когда вошла сюда через толстые стеклянные двери.

– Это очень плохо, – сказала она мужчине, – я надеялась узнать, откуда эти деньги. Вы понимаете, когда мой отец умер в прошлом месяце…

– Еще раз приношу вам свои соболезнования, – автоматически вставил мистер Тейлор.

Тесc продолжала:

– Я нашла эту книжку, когда разбирала его вещи. Мой отец никогда не говорил об этом счете.

Брови молодого человека поднялись в удивлении.

– Это странно, что он не говорил вам об этом, тем более что вы внесены в список как совладелец. – Он вглядывался в экран компьютера. – Другая необычная вещь…, счет не активирован. – Пит взглянул на нее. – Я имею в виду, что он вообще не активирован. За все годы с него ни разу не снимались деньги, но и положено на него тоже ничего не было. – Он мягко улыбнулся. – Но это действительно удивительно для вас. Сокровище, которое вы аккуратно выкопали из-под земли.

Это для кого как. Ей эти деньги больше напоминали толстую веревку, с каждой секундой все сильнее затягивающуюся вокруг шеи. Тесc сидела неподвижно.

От явно затянувшегося молчания становилось неловко. Человек за столом откашлялся и, вяло улыбнувшись, снова уставился в компьютер.

– Вы же знаете, этому счету десять лет. А я в банке только два года. Я могу позвонить наверх…

Тесc почувствовала, как у нее по спине поползли мурашки. “Наверх” – это, конечно, означало главный административный офис банка.

– Я могу поговорить с миссис Минстер – она президент банка и поэтому, может быть, что-нибудь знает о счете вашего отца.

– Нет. – Слово так быстро сорвалось с губ, что чиновник вздрогнул. – Нет, спасибо, мистер Тейлор, – сказала Тесc.

Последнее, чего она хотела, – это обеспокоить своим присутствием Элен Минстер в ее банке. В ее городе. Конечно, мать Дилана узнает о ее приезде рано или поздно, но уж пусть лучше поздно.

– Миссис Минстер президент банка? Когда я жила в Сосновой Роще, мистер Минстер был ответственным, – удивилась Тесc.

Тейлор кивнул в знак согласия.

– Он умер.

– О! – только и смогла проговорить Тесc. Значит, отец Дилана тоже покинул его.

– Так… – Пит замолчал в замешательстве, не зная, что делать дальше. Вдруг его лицо оживилось, как будто новая идея неожиданно посетила его. – А что, если я переведу счет на вас? Вы принесете свидетельство о смерти? – Он с надеждой посмотрел на нее.

– Да, но… – Тесc не понимала, почему она колеблется, но что-то внутри мешало, требовало внимания, словно две ноги вместе яростно жали на тормоз. – Я не уверена, что хочу этого.

Он, похоже, был удивлен ее нерешительностью. Его предложение имело смысл, и она это понимала. Это было логично – положить деньги на ее имя. Но с другой стороны…

Деньги были грязными! Вот оно. Эти деньги были осквернены. Она не хотела иметь с ними ничего общего.

Она поднялась.

– Я пока буду в городе. Я еще приду. Тесc повернулась к двери.

– Подождите, – позвал клерк. Уже открыв дверь и одной рукой придерживая ее, она обернулась.

– По крайней мере возьмите документы. Принесете заполненными. И еще необходима копия свидетельства о смерти. – Помедлив, он добавил:

– У меня есть доступ к ксероксу и, если это поможет…

Он так стремился услужить… Тесc улыбнулась и взяла у него бумаги.

– Я хочу поблагодарить вас. Вы мне очень помогли.

– Мне это было приятно.

Закрыв за собой дверь, она разочарованно вздохнула – посещение оказалось совершенно бесполезным.

Большой холл был отделан в современном стиле. С одной стороны располагались высокие стойки, за которыми опрятно одетые служащие вели дела жителей и бизнесменов Сосновой Рощи. Несколько свободных кабинок находилось в центре. Элегантная винтовая лестница вела на второй этаж, где непосредственно над стойками виднелись двери офисов. Тесc не могла оторвать взгляд от дверей посередине верхней площадки лестницы.

9
{"b":"14432","o":1}