ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капля памяти
Бывший
Квази
Scrum. Революционный метод управления проектами
У нас всегда будет Париж
Ты мой трофей
Это все гормоны! Зачем нашему телу скрытые механизмы и как с ними поладить
Инноваторы. Как несколько гениев, хакеров и гиков совершили цифровую революцию
Последние дни Нового Парижа

— Тс-с-с, — прошептал Эррил и рванул ее с тюфяка. Елена сбросила одеяло и встала. Она понятия не имела, сколько проспала, но, судя по всему, было далеко заполночь, хотя еще и не рассвет.

Эррил потащил ее за собой к двери из железного дерева. Джастон и Мишель тоже уже поднялись. В руках у Мишель сверкали ее ножи, а Джастон держал тонкий кривой кинжал.

Рядом ощетинился Фардайл, он дрожал и не сводил глаз с двери.

Оглянувшись, девушка так и не поняла откуда грозит опасность, но, прислушавшись, закрыла от ужаса глаза: вокруг стояла мертвая тишина. Ничего не квакало, не стонало, не выло, не свистело и не плескалось.

За дверями лежали мертвые болота.

Раздвинув густые прибрежные заросли, кровавый охотник вылез на остров, с его плеч свисали длинные плети подводных растений. С берега врассыпную бросились лягушки.

Перед карликом на краю невысокой горы стоял каменный домик. Торврен осторожно подошел ближе. Да, он не ошибся: след ведьмы вел туда. Подойдя вплотную к скале, карлик принюхался. Пахло даже через толстый камень. Он оскалился и облизал губы. Наконец-то добыча у него в руках.

Он обогнул хижину, продлевая наслаждение. Окон, правда, не оказалось, но зато была дверь. Убежать из этой ловушки невозможно, птичка попалась в прочную клетку! Торврен встал на пороге под дверью. Манящий запах стал совсем непереносим. Карлик оглянулся, чтобы проверить, на месте ли ялик? Да, он был прочно привязан к пню и теперь лениво покачивался на ночном ветерке.

Торврен снова осклабился, торжествуя победу.

Подняв руку, он позволил черному пламени заплясать на ладони, и огонь немедля отразился, как в зеркале, в гладких отполированных чертах каменного лица. Рука медленно потянулась к двери, и дерево тотчас раскололось на сотни мелких осколков, разлетевшихся и наружу, и внутрь. Торврен решительно вошел прямо в облако еще не рассеявшихся щепок.

Дом был пуст, если не считать неубранных тюфяков!

Обескураженный, карлик зашел внутрь и обшарил все углы. Никого не было. Пламя продолжало гулять по его телу, и живым факелом он снова вернулся к двери, чтобы вглядеться в ночь.

Неужели ускользнула? И самое плохое, что теперь она напугана, предупреждена... Но все же Торврен спокойно шагнул дальше в болота — он еще сумеет показать, что такое настоящий кровавый охотник!

«И очень скоро, — подумал он, погружаясь в ил. — Очень скоро я отведаю ее сердце».

27

В отдалении грохнул взрыв, эхом прокатившийся по болотам. Не надо было даже оборачиваться, чтобы понять, что взрыв этот раздался именно со стороны хижины, которую они только что оставили.

— Мальчишка сказал правду, — прошептала Мишель. — Кто-то за нами охотится.

Елена стояла на дне странного суденышка, уносимого течением в глубину болот. На носу его стоял не менее странный голый малыш. Весь рыжий, в веселых конопушках, он явно принадлежал к многочисленному отродью болотной ведьмы. Но на этот раз мальчик не вызывал ни раздражения, ни опасений. Если бы не он, все бы оказались пойманы в каменном домике, как в ловушке.

Мальчишка постучался в дверь через несколько секунд после того, как Елену подняли с тюфяка. Эррил осторожно выглянул, разглядывая ночного гостя, а в ответ услышал, как рыжеголовый мальчишка зашипел, требуя, чтобы они сейчас же собирали манатки и катились отсюда подальше.

— Уходите прочь! — тихо верещал он. — Мертвым не нужным постели.

Поначалу никто не двинулся с места, но Мишель первая вздохнула и сунула кинжал в ножны.

— Ведьма знает эти земли, и если уж она говорит «бегите», значит действительно надо уходить.

Мальчишка схватил Мишель за руку, явно довольный тем, что нашел союзника, и прямо-таки выдернул ее за порог.

— Сюда идет монстр! Он быстр! Спешите!

Эррила все эти слова убедили мало. Он продолжал стоять, сжимая плечо девушки. Мальчишка упорно сверил его своими зеленоватыми глазами.

— Я делаю это ради твоей ведьмы! А хочешь помереть — так оставайся. Но выпусти девчонку.

Даже Елене стало ясно, что детскими устами говорит сама болотная ведьма.

Скривившись, Эррил толкнул Елену за порог.

Мальчишка быстро проскользнул вперед и повел их в противоположную от лодки сторону.

— За мной, — скомандовал он и привел уже ничего не понимающих путешественников к какому-то наспех сколоченному суденышку, невидимому среди прибрежных кустов. Оно было гораздо меньше, чем их ялик, но без груза, и потому все свободно разместились. При ближайшем рассмотрении оказалось, что подобие лодки сделано из жердей, кое-как скрепленных водорослями и законопаченных желтоватым мхом.

Фардайл быстро обнюхал конструкцию. Джастон просто презрительно пожал плечом, но оба спокойно шагнули на борт. За ними осмелились ступить и остальные. Джастон оглянулся в поисках шеста, но суденышко вдруг дернулось и само быстро заскользило по темной воде.

Теперь, когда эхо взрыва улеглось, лодка помчалась совсем быстро.

— Она несется быстрее течения, — тихо произнес Джастон, и в голосе его смешались удивление и страх.

Без света болота вокруг казались мрачной могилой; даже луна и звезды спрятались за тучами и туманами.

— Только дурак путешествует по трясинам ночью, — снова прошептал Джастон.

Мальчишка обернулся, и лицо его приняло испуганное выражение.

— Ну, тогда я лучше побегу домой, — пискнул он и перевалился за борт.

Эррил машинально рванулся за ним, но вовремя остановился, досадливо тряхнув головой.

— Ненавижу, когда они так делают, — смущенно пробормотал он.

— Это в порядке вещей, — спокойно ответила Мишель. — Чтобы создать такого младенца болотной ведьме требуется немало усилий и сосредоточенности, и если ей приходится еще и тянуть лодку, то сил на поддержание жизни ребенка уже не хватает. Есть пределы и способностям элементала.

— Но мы ничего не проверили, — пробурчал Эррил. — А кто знает, насколько реальна была эта болтовня про монстра?

— Я чувствовала нечто странное, — задумчиво ответила Мишель. — Нечто приглушенное, но полное зла. Не могу в точности определить, что это было, но с определенностью скажу, что оно имело отношение к черной магии.

После такого признания все замолчали. Было страшно разговаривать в кромешной темноте, словно даже голоса могли привлечь к ним какие-нибудь несчастья.

А болота снова ожили: возобновились ужасные хоры; над водой разносились то хищные, то жалобные крики, а в ее глубинах все квакало, гудело и стонало.

Вдруг на расстоянии брошенного камня в воде плеснуло что-то огромное. Елена прижалась к Мишель, и та обняла девушку.

— А почему бы тебе не попытаться уснуть? — услышала она шепот тетки.

Темнота скрыла удивление Елены — спать в такую ночь, в такой лодке?!

А лодка все неслась среди неведомых мест и опасностей, и постепенно глаза девушки привыкли к темноте. Она оказалась совсем не такой сплошной, как Елене показалась сначала. Вдалеке горели, то затухая, то вспыхивая, какие-то огоньки, ближе к тучам летали фосфорически светящиеся насекомые. С прибрежных кустов свешивались длинные плети лишайников, тоже излучавшие призрачный зеленоватый свет, нечто странное пульсировало слева. В каком-то месте засияла нежно-голубым даже вода под ними, оставляя позади суденышка яркую алмазную дорожку.

Все с удивлением заметили разнообразие ночных красок.

— Да, здесь все-таки бывает упоительно красиво, — вздохнула Мишель.

— Но бойтесь этой соблазняющей красоты, — тут же откликнулся Джастон. — Среди трясин и топей красота часто служит смерти лишь средством обольщения. Вспомните аромат лунного цветка.

И словно в подтверждение его слов, крупная змея проскользнула за кормой; ее тело отливало багрецом и плотоядно извивалось в воде.

— И все же красота есть красота, — не сдавалась Мишель.

Так прошла ночь. Никто не спал. Но поскольку ничто пока не предвещало скорой опасности, все немного расслабились и даже стали обращать внимание на чудеса и красоты, мелькавшие мимо. И в какие-то мгновения Елена была почти готова понять, почему Джастон называет эти ужасные места домом.

100
{"b":"14433","o":1}