ЛитМир - Электронная Библиотека

Кровавый охотник снова сильно потянул носом.

Перед рассветом самец крокана наткнулся на свою мертвую подругу и первым делом рванулся к гнезду. Все яйца остались целы, но без матери они все равно были обречены на смерть. Гнездо теперь лежало перед ним не менее мертвым, чем если бы на него упало огромное дерево. Крокан поднял морду к небу и протяжно и скорбно завыл. Его горький крик разнесся далеко по болотам.

Потом он вернулся к подруге, обнюхал ее и в последний раз сплел ее хвост со своим. Будучи в три раза крупнее самки, он держал ее нежно и бережно, осторожно прижимая к себе. Так он лежал в ее мертвых объятиях до тех пор, пока гнев в его сердце не заставил крокана идти вперед.

Он освободился единым движением могучего хвоста, случайно задев и сломив под корень близстоящее дерево.

Потом еще раз принюхался, запоминая запах убийцы, и скрылся под водой.

Началась смертельная охота.

Свет разбудил Елену перед самым рассветом. Она оторвалась от теплой спины Фардайла и потянулась навстречу солнцу. Волк завозился во сне, но не проснулся. Елена посмотрела на остальных: все спали. Проснулась лишь она одна. И даже Джастон, которого оставили на страже до рассвета, сидел впереди и клевал носом, сопя, как маленький ребенок.

Елена обернулась и посмотрела на утренние туманы вокруг. Лодку окружала плотная клубящаяся стена, ни неба, ни берегов не было видно. Но, приглядевшись, девушка вдруг поняла, что это какие-то странные туманы и, даже не успев как следует испугаться, привстала.

От этого движения Фардайл проснулся, приподнял голову и зевнул так сладко, что все зубы сверкнули в лучах робкого еще солнца. Потом он тихо встал, посмотрел в воду, принюхался и повернулся к Елене, передавая ей картинку:

Волк взлетает на высокую скалу и падает, не имея опоры.

И девушка поняла, что он имел в виду. Она потрясла за плечо и разбудила Мишель.

— Да что случилось, малышка?

Елена помахала рукой вокруг.

— Болота кончились.

Всходящее солнце подтверждало ее слова. Теперь сквозь растворяющийся туман было видно на лигу вокруг — растительности как ни бывало, а вода из черной стало прозрачно-синей.

Теперь уже проснулись все.

— Канал влился в одно из озер, — сказал Джастон, оглядываясь, но голос его был смущен и тих. Он отвел глаза от Эррила, понимая, что завел путников явно не туда.

Эррил горестно вздохнул, глядя на охватившую их пустоту. Звуки болот еще долетали до путешественников по гладкой поверхности воды, но с каждой минутой становились все тише. Лодка была на самой середине озера.

Мишель выпрямилась.

— Но ведьма все еще везет лодку и потому через болота или нет, мы все равно двигаемся к цели.

— Или она избавляется от нас, — резко перебил ее Эррил. — Отправляет нас туда, где... где ни мы, ни нас никто уже не найдет. — Он значительно поглядел в сторону Джастона.

Но болотник постарался не обратить внимания на эти слова и напряженно вглядывался в воду. Однако, как заметила девушка, щеки его стали алыми.

Неожиданно Фардайл прянул на корму и грозно зарычал. Все обратились за ним — в тумане вырисовывалось какое-то темное пятно, и лодка плыла прямо к нему. Вскоре стало видно, что путь им перегораживают высокие скалы, закрывающие небо.

— Это остров, — сказала Елена.

— Нет, — ответил ей Эррил. — Это не остров...

Но вот туман рассеялся еще больше и то, что сначала показалось путникам скалами, стало стеной. Каменная стена вырастала из озера, и древние ее кирпичи заросли мхом и лишайниками. На воду глядели черные дыры бывших окон, а лодка плыла уже совсем рядом с постройкой. Из окон стали высовываться огромные существа с кожистыми крыльями, видимо, растревоженные появлением лодки. И от их криков волосы у Елены поднялись дыбом.

Она закинула голову и уперлась взглядом в вершину стены, которая оказалась украшена древними бойницами и башенками. Лодка огибала стену, но так плавно, что стало ясно, что подлинные размеры башни огромны.

— Я знаю это место, — вдруг едва слышно признался Эррил.

— Ты? — порывисто обернулась Мишель.

— Это Замок Дракк, — холодно ответил Эррил. — Или то, что от него осталось. Это верхушка самой высокой башни. Остальная часть сего гиблого места, вероятно, ушла под воду. — Он смотрел на мшистые стены, и губы его кривились. — И насколько я ненавидел наводнение за то, что оно затопило равнины Стендая, настолько радовался, узнав о гибели Замка Дракк.

— Почему? — как всегда в лоб, спросила Елена.

Эррил покачал головой.

— Это было владение Гильдии Убийц — касты отравителей и тех, кто вершил свои дела ночами. В основном она состояла из нежеланных детей всех стран и народов — бастардов, уродов, — которых продавали владельцам замка, как скот.

— И что с ними делали?

— Их воспитывали как убийц, хотя предания утверждают, будто часть проданных детей использовались в качестве опытного материала для других. Этакие живые муляжи для упражнений в убийстве.

Елена округлила глаза, а Эррил нахмурился еще сильнее.

— Но это всего лишь один из многочисленных слухов, окружавших Замок Дракк. Другие говорят о несметных сокровищах, зарытых в его подземельях — кровавом богатстве, собранном за столетия убийств и ограблений. Третьи рассказывают, будто в замке спрятано такое оружие, что пользоваться им без вреда для себя могут только сами убийцы.

Эррил замолчал, и лодка подплыла к тому месту в стене, где вели наверх каменные ступени, выщербленные временем, водой и ветрами. Судно подплыло вплотную к лестнице и, наконец, остановилось.

Все молча смотрели на замшелые ступени. Становилось жарко, и пот заливал обращенные вверх лица.

— Значит, кто-то выжил в Замке Дракк, — сказала Мишель.

— Ведьма, — добавил Джастон, хотя и так всем все было ясно.

Но никто все же не двинулся к ступеням, пока Елена не опустила случайно глаза и не увидела, что лодка дала сильную течь.

— Мы тонем!

Эррил и Джастон быстро выпрыгнули на лестницу и помогли перебраться женщинам. Фардайл же прыгнул лишь тогда, когда борта лодки скрылись под водой. На ступенях он брезгливо отряхнул лапы.

Все сгрудились внизу, боясь оступиться и упасть в неведомые воды. Действительно скоро неподалеку показались несколько плавников — это явно были хищники, привлеченные затонувшей лодкой. Они носились рядом со ступенями, и Эррил отвел всех повыше. Тут же к тому месту, где они только что стояли, подплыла черная морда с оскаленными зубами и выкаченными глазами.

— Кажется, мы прибыли именно туда, где нас хотела видеть ведьма, — заметила Мишель.

— И она по-прежнему хранит нас, — поддакнула Елена, вспомнив про плавники.

— Что ж, посмотрим, чего же хочет эта таинственная дама, — вздохнул Эррил, и все стали подниматься; впереди Мишель, за ней Фардайл, за ним Эррил под руку с девушкой, и замыкал шествие Джастон со своим кривым тонким кинжалом.

Они карабкались молча до тех пор, пока воды озера не остались далеко внизу, а конец лестницы по-прежнему утопал в тумане. Идти надо было осторожно, поскольку ото мха ступени стали скользкими, и каждый неверный шаг грозил падением. Продвигаясь столь медленно, они добрались до верхушки башни лишь к полудню. Там они наткнулись на большую железную дверь. Дальше пути не было.

Елена посмотрела вниз, потом вверх. Их окружали башни, между двумя из которых висел на цепях огромный медный котел. Медь давно позеленела от времени, и с нее в изобилии тоже свисал мох.

Мишель проследила за взглядом Елены.

— Такие котлы использовались для того, чтобы лить на головы нападавших кипящее масло. И для любой армии, решившей взять эту крепость штурмом, такая лестница оказывалась ловушкой. Ты заметила маленькие дырочки по стенам, когда мы поднимались?

Елена кивнула, она думала, что это просто старые мышиные норки.

— Защитники выставляли в них свои острые пики, кололи и скидывали врага вниз, где упавшие разбивались или тонули.

102
{"b":"14433","o":1}