ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвардеец коснулся стенки пузыря с улыбкой на губах, и вода зашипела, испаряясь от прикосновения каменной кожи.

— Ну, где же... — повторил он и внезапно остановился, словно действительно окаменел. Потом потянул носом и ворвался в пузырь, привнося с собой шлейф пара. Красные глаза его уставились на Елену. — Ты! — Улыбка его стала еще шире и отвратительней. — Ты — ведьма!

Елена только выше подняла молот дрожащей рукой.

При этой угрозе гвардеец сузил глаза, в которых явственно мелькнула насмешка попыткой защититься столь нелепо. Но спустя секунду глаза его медленно распахнулись, и в них заполыхала уже настоящая ярость. Из губ вырвался тоненький визг.

— Трайсил! Наконец-то!

И в этот момент малыш выскочил вперед Елены и заговорил хриплым голосом Кассы Дар:

— Вспомни о своей стране, лорд карликов, и сбрось с себя иго Черного Сердца! Пропусти нас!

— Оно слишком сильно, — прошептал в ответ карлик, и глаза его стали метать настоящие молнии.

— Все равно! Сражайся с ним! Сражайся за нашу поруганную родину! Сражайся за наш народ!

Молнии в глазах гвардейца потухли.

— Я уже не могу остановиться... — прохрипел он и в каком-то безумии оглядел девушку с головы до ног. — Но ты... Ты бойся... будь осторожна... остерегайся Легиона...

Вдруг красные глаза снова вспыхнули ненавистью, а первые язычки черной магии завихрились вокруг черного тела.

Елена и мальчик невольно отпрянули назад, оба понимая, что последний огонек сопротивления силам зла в карлике угас.

— Погас... — эхом прошептал малыш и прижался к девушке.

А взгляд монстра уже шарил по скорчившейся в углу пузыря паре. Хотя в уголках его губ еще дрожала виноватая улыбка, но прежде, чем Елена успела что-нибудь предпринять, он всей массой бросился на нее. Она нелепо замахнулась молотом, понимая, что опоздала. Но движение чудовища вдруг замедлилось, словно в нем все-таки теплился крохотный островок сопротивления злу, и потому волшебный молот успел совершить свой полукруг и слегка задел монстра по голове, наклоненной в сторону Елены.

И в тот же момент малыш с недюжинной силой оттолкнул девушку, чтобы ее не коснулась протянутая вперед каменная рука, и они вместе откатились назад, едва удержавшись на ногах и касаясь друг друга лишь кончиками пальцев.

Елена тут же покрепче перехватила руку малыша, взяла молот поудобней и приготовилась ко второму нападению.

Монстр медленно поднимал руку к голове — к тому месту, где отваливался от черепа большой кусок черного камня. Значит, Трайсил не был легендой — он был самым настоящим волшебным молотом, разбивающим эбонит!

Пользуясь этой короткой передышкой, Елена решительно прокусила большой палец на той руке, что держала молот: теперь дьявол, зная, с чем имеет дело, конечно, будет изобретательной во второй попытке, и ей нужна ее магия. Почувствовав во рту солоноватый вкус крови, она была уже готова выпустить на волю кровавую магию.

— О, нет! — простонал вдруг малыш. — Не вызывай ее! Она слишком мстительна и разрушит меня! И пузырь, и тогда... Но ты подсказала мне одну идею!

В это время карлик оторвал еще один кусок эбонита от раздробленной головы, отшвырнул его в сторону.

— Вы еще заплатите за это! — прошипел он и приготовился ко второму прыжку.

— Стой на месте! — повелительно крикнул малыш Елене, снова собравшейся отскочить. И пузырь неожиданно сжался вокруг них, сопровождаемый ревом падающей воды.

Елена закричала, но воды остановились на расстоянии ладони от ее лица, причем она осталась совершенно сухой.

Но не так было с монстром — вся тяжесть воды обрушилась на него совершенно неожиданно и придавила его всей массой ко дну пещеры.

— Бежим! — крикнул малыш. — Нам надо во что бы то не стало выбраться отсюда!

Они обежали распластанного карлика, который хотя и медленно, но все же начинал уже подниматься на колени.

— Попробую задержать его, — услышала Елена голос Кассы из маленьких губ мальчика. — А рану его использую в своих интересах.

Елена кивнула и помчалась вперед, не нуждаясь больше ни в чьих подстегиваниях. Скоро они были уже на ступенях бесконечной лестницы, и, преодолевая боль в груди от быстрого бега и нехватки воздуха, девушка упорно поднималась, таща за собой малыша.

Снизу, нагоняя, бушевал шквал ярости.

— Что случилось? — испуганно спросил Эррил, глядя на болотную ведьму, вставшую на колени у самой кромки воды. По морщинистому лицу струились потоки пота, а плечи дрожали от напряжения.

Рядом с ней опустился и Джастон, положив руку на ее сгорбленную спину.

— Да хватит к ней приставать! — рявкнул он на Эррила. — Разве не видишь, каких сил ей это стоит!

— Мы должны знать, что происходит, Джастон, — спокойно сказала подошедшая Мишель. — Елена жива?

— Жива. Жива, — хрипом выдохнула Касса Дар. — Я делаю все, чтобы поддержать магию пузыря и атаковать того, кто их преследует. — По ее щекам теперь бежали слезы. — Простите, простите меня... Я не хотела рисковать ее жизнью... Но мой народ... — И ведьма захлебнулась в рыданиях.

— Еще ничего не решено, — решительно сказал Джастон и ласково погладил согбенную спину. — Не печалься раньше времени. — Он поднял на Эррила возмущенный взгляд. — А если вы хотите, чтобы она помогала вашей маленькой ведьме, так предлагайте помощь, а не обвиняйте!

Эррил задохнулся от возмущения. Но в словах болотника прозвучала правда, которую было невозможно отрицать. Теперь спасение Елены действительно находилось в высохших руках карлицы. И, как бы это ни было противно, он, благороднорожденный воин, вынужден помогать ей. А ведь Эррил даже и представить себе не мог, какая битва и с кем разгоралась сейчас под покровом глубоких вод! Ему оставалось лишь мысленно посылать свою помощь Елене.

И Эррил замолчал, с трудом подавляя в себе рвущиеся наружу обвинения. Рука его начала дрожать. За луны их путешествия Елена давно стала для него больше, чем ведьмой, которую надо охранять; и в эти минуты бессильного гнева он вдруг понял, что душу его тревожат совсем не отцовские чувства... Он тяжело сглотнул, запрещая себе даже назвать их, и направил всю свою волю лишь к одному — ее спасению.

— Я не могу остановить его... — простонала внизу Касса Дар. — Но все равно стараюсь замедлить его ход... Увы, его кожа гораздо более ядовита, чем самые смертельные мои яды... А когда я пытаюсь запустить их через рану в голове, он не дает им проникнуть и распространиться...

— А Елена? — выдохнул Эррил.

— Она бежит... Она уже недалеко от нас... Но черный гвардеец тоже напрягает последние силы и готов к решающему рывку...

Эррил стиснул зубы и рванул из ножен меч. Мишель уже стояла с кинжалами наготове. Фардайл грозно рычал на воду. Эррил медленно поднял серебряный клинок.

— Елена! Приди ко мне, Елена!

29

Елена хромала, поскользнувшись на осклизлой ступеньке, и теперь бежала, опираясь на Трайсил, как на трость. Тогда только чудом сохранившийся кусок перил спас ее от падения в бездну, не говоря уже о том, что она выпустила бы спасительные пальчики.... Девушка старалась бежать, не обращая внимания на боль в лодыжке. Страх подгонял ее лучше любого лекаря. Но нехватка воздуха, подвернутая нога и ушибленный при падении бок замедляли их ход, и чудовище все быстрее сокращало выигранный разрыв.

— Он приближается, — прошептал малыш на этот раз своим голосом, ибо Касса Дар уже давно перестала говорить через него. Все усилия ведьмы были теперь направлены лишь на то, чтобы удержать черного гвардейца за их спинами. Малыш сосал на ходу большой палец и тоскливо ныл. — Я не хочу умирать, не хочу умирать...

Такой жажды жизни в искусственном существе Елена и не предполагала.

— Мы вовсе не собираемся умирать, — попыталась она ободрить ребенка и ускорила шаг, несмотря на боль. Теперь она сама знала дорогу, тем более, что они уже поднимались по главной лестнице к поверхности озера.

111
{"b":"14433","o":1}