ЛитМир - Электронная Библиотека

Эррил пробормотал что-то сквозь стиснутые зубы.

— Что ты говоришь? — снова подъехала она, застегивая перчатку, не совсем уверенная, что он обращается именно к ней.

Эррил поднял к ней измученные глаза.

— Тебе нужен учитель получше, чем я, — ответил он. — Я не настолько искушен, чтобы учить тебя тонким нюансам магического искусства, равно как и тому, как хранить свой собственный дух. А неумелое обращение с магией чревато слишком многими печальными последствиями.

И тут в первый раз Елена увидела, какая пропасть лежит между каменными чертами лица старого воина и той болью, что за ними таится. Значит, она не единственная, кто страдает, когда ей приходится бороться со своей магией.

— Но я... я буду стараться... Ты очень хорошо научил меня... — Она неловко улыбнулась. — Да ведь у нас все равно нет выбора. Ты — это все, что у меня есть.

Эти слова смягчили боль в серых глазах.

— И все же... будь осторожней.

— Буду, — пообещала девушка.

К ним рысью подъехали Мерик и Нилен. Мерик едва держался в седле, хватаясь одной рукой за высокую переднюю луку.

— Огонь добрался до конца леса, — с трудом разлепляя губы, прохрипел он. — Мы потеряли слишком много времени. Поспешим, пока Орда снова не заполнила прожженный коридор.

— Тогда поезжай вперед, — распорядился Эррил. — А ты, Нилен, не отставай от него и помогай, как можешь. — Затем Эррил повернулся и крикнул в сторону повозки, едва двигавшейся невдалеке. — Дай-ка им хорошего кнута, Могвид! Надо гнать лошадей что есть силы, если только мы хотим выскочить из этой ловушки!

Елена увидела, как и без того бледное лицо оборотня еще более побелело от страха, но все же он мужественно кивнул и занес хлыст. Лошади пошли быстрее. От резкого толчка оба обитателя повозки вывалились наружу и теперь бежали с ней рядом. Елену поразило, что огромный неуклюжий огр мог двигаться с такой скоростью и с таким изяществом.

Эррил разозлился окончательно.

— Нет, всем назад в повозку! Мы не можем рисковать из-за скорости вашей безопасностью!

— Меньше ноши, больше скорости, — спокойно ответил Толчук, с легкостью обгоняя повозку. — Хотя бы часть пути. Я, например, и вообще запросто добегу до края леса. Мы с Фардайлом никому не помешаем.

На лице Эррила отразилось сомнение.

— Но пауки....

Толчук махнул рукой вбок от тропы. Там замороженные пауки сверкали, словно гранаты, вделанные в ледяные алмазы.

— Быстро они не оттают.

Эррил задумался еще на секунду, потом махнул рукой.

— Эй, Крал, давай назад! — крикнул он. — Охраняй тылы!

Крал приподнялся в седле, шутливо салютуя, и отправился в конец процессии.

Эррил же, наоборот, стал изо всех сил пришпоривать лошадь, устремившись вперед.

— Может твоя кобыла доскакать на полном галопе до конца? — на ходу крикнул он Елене.

— Она девочка сильная и, хоть порядком устала, думаю, доскачет.

— Тогда поторопись, — Эррил все пришпоривал и понукал свою лошадь. — Я уже видеть не могу деревья и только и думаю о том, как бы вырваться в холмы или на луга.

Елена ласково погладила Мист между ушами, та всхрапнула и красиво изогнула шею, готовая для хозяйки на все. Елена решила скакать вплотную за Эррилом, не отставая ни на шаг.

Путники были уже почти на середине оврага. Мертвые заледенелые ветви смыкались над их головами, впереди крошечными фигурками маячили Нелин и Мерик, которым то и дело приходило разрывать ледяные нити паутины, преграждавшие путь. За ними клубились, как маленькая пурга, облачка взвихренного инея. И девушка, вдруг ощутив на своем лице холодные прикосновения смерти, вновь надвинула маску, которую сняла, когда вызывала свою магию. Однако даже прикосновения этого льда и снега к ее плащу и сапогам вызывали у нее дрожь и омерзение. Теперь Мист неслась вперед без всякого понукания, тоже подгоняемая ледяными прикосновениями.

Скоро путники вновь выбрались на тропу, выжженную огнем. Вокруг опять воцарилась жара. Елена с облегчением вздохнула, но только на мгновение; жара была хороша лишь в первые минуты, а потом в воздухе снова запахло горелым деревом и ядовитым дымом. Девушка закашлялась, и Мист невольно замедлила бег, покрываясь хлопьями белой пены.

Расстояние между Еленой и Эррилом теперь неуклонно росло. Девушка уже слышала за собой перезвон колокольцев повозки. Тогда Елена почти легла в седле и стала гладить шелковистую шею кобылы.

— Милая, девочка, ну, сделай это, сделай для меня, родная, — шептала она спекшимися от жара губами. — Осталось совсем немножко!

Впереди не было видно ни зги от гари и дыма, и Елена молилась, чтобы ее слова оказались правдой. Она потеряла уже из виду не только Нилен и Мерика, давно скрывшихся в дымке, но и Эррила, который теперь, как призрак, маячил далеко впереди. Она хотела было крикнуть ему, но поняла, что это бесполезно. Заставить Мист бежать быстрее было теперь невозможно.

Все же девушка снова похлопала кобылу по боку и снова попросила, чтобы та хотя бы не замедляла бег. В ответ Мист громко фыркнула и сильней застучала копытами по земле, бока ее тяжело вздувались и опадали. Фигура Эррила впереди стала чуть яснее.

— Молодец, девочка, умница, — пела Елена в ухо лошади. — Я знала, что ты справишься, сможешь...

Неожиданно Мист споткнулась о какой-то корень, и девушка, стараясь не вылететь из седла, выбросила руки вперед, но все же не удержалась и полетела вниз. Она была уже готова почувствовать жесткость сплетенных корней, как вдруг ощутила себя в мягких могучих руках. Открыв глаза, девушка увидела над собой желтые клыки Толчука. Огр бежал, легко неся ее в объятиях. Она прижималась к грубой, как кора, коже на его груди, и ей казалось, что нет места безопасней и лучше на всей земле. От тела огра шел резкий запах мокрой псины, но даже это не мешало ей. Краем глаза девушка видела, как рядом легкими прыжками несется Фардайл, а за ним, прихрамывая, бежит Мист.

— Спасибо тебе, Толчук, — прошептала он. — Я бы непременно сломала ноги. Но вообще-то я могу и сама бежать.

— На это нет времени, — проворчал огр голосом, похожим на рев камнепада. — Пауки наступают со всех сторон.

Елена выглянула из-под мохнатой руки. До сих пор она была так сосредоточена на дороге впереди, что не обращала внимания на опасность, подкрадывавшуюся с флангов. А там, сквозь ядовитый дым на нее смотрели миллионы фасетчатых глаз. На них надвигались сонмы пауков, превратившихся в одну могучую разъяренную тварь. Горящая земля поглощала их тысячами, но на место погибших вставали десятки тысяч новых и шли по мертвым, как по мостам. Все это полчище имело одну цель, одно намерение. И только сейчас Елене стало понятно это название — Орда.

Сначала огр несся только на задних ногах, но стал уставать и он, а потому все чаще одной свободной рукой начинал опираться для поддержки о землю. Так, получеловеком, полузверем, Толчук упрямо пробирался вперед.

Неожиданно рядом с ними загрохотали копыта могучего сталиона Крала.

— Живей шевели ногами, огр! — крикнул он. — А девочку возьму я!

Роршаф, казалось, совсем не уставший, лихо гарцевал под тяжелым седоком, и Толчук не стал спорить.

Он знал, что сейчас фальшивый героизм не нужен никому. Елена очутилась на лошади впереди горца, и тот гортанными словами лошадника послал Роршафа вперед рысью. Жеребец помчался, словно и не было за его могучим задом многих лиг перехода. Деревья мелькали перед глазами Елены, и через полминуты они уже догнали Эррила.

— Йо! — притормозил сталиона Крал. — Орда приближается со всех сторон! И если мы хотим спастись, придется сделать невозможное! — Эррил опустил маску и обомлел, увидев перед горцем сидящую Елену. Сзади бежала прихрамывающая Мист.

— Что случилось? — начал он, но махнул рукой. — Впрочем, неважно. Вывози ее отсюда любой ценой, Крал. А я помогу огру и повозке.

Крал кивнул и без лишних слов умчался вперед, оставив Эррила далеко позади. Елена сидела, едва дыша, вцепившись в черную гриву Роршафа, который несся сквозь дым и грязь. Сердце у девочки замирало от страха, но не за себя, а за тех, кто оставался в лесу на съедение паукам. Крал склонился над ней.

15
{"b":"14433","o":1}