ЛитМир - Электронная Библиотека

Монстр потер щеку и посмотрел на них пьяными от яда и ярости глазами.

— Ты был прав, горец, это похуже оскорбления!

— Но как... почему? — в ужасе шептал Крал, не понимая, отчего вдруг лезвие потеряло свою силу.

— Разве ты не знаешь правила? — почти грустно спросил монстр. — Я ведь новорожденный.

Эррил застонал. Как он не подумал об этом раньше! ? А теперь все они оказались в смертельной опасности.

— Но что это значит? — продолжал удивляться Крал.

— Я не думал... Это было так давно... — беззвучно шептал Эррил.

— Что?

— Ссскажи ему, — прошипел монстр, поднимаясь на свои прелестные ноги. — Пусссть знает...

Эррил рванул Крала назад.

— Когда скалтумы только рождаются, черная магия дает им гораздо более прочную защиту, и до тех пор, пока они не вырастут, они практически абсолютно неуязвимы.

— И как же нам убить ее?

— Этого сделать мы не в силах. Даже солнечный свет не ослабит эту защиту. Только после того, как скалтум убьет свою первую жертву, силы его войдут в полный расцвет, и черная магия ослабнет. — Эррил кивнул на лже-Вайрани. — Прежде, чем ослабеть, она должна убить. И я вижу только один способ...

— Какой?

Эррил быстро повернулся к Мерику и Могвиду, а потом снова прищуренными глазами посмотрел на горца.

— Придется пожертвовать одним из нас.

10

— Подожди! — крикнула Елена в спину Вайрани.

Обнаженная женщина замедлила шаги по ядовитому морю и обернулась к Елене, давя пятками скорпионов.

— Что такое, малышка? У меня и без тебя много дел.

Девушка лихорадочно соображала, как задержать Вайрани. Эррил с остальными еще явно не сумели освободиться — иначе они были бы уже здесь. Она должна дать им еще время. И, уже не обращая на тварей у ног никакого внимания, Елена старательно вглядывалась в полыхание черного огня, бушевавших в теле дьяволицы. Ее же собственная ладонь лишь слабо вспыхивала холодным голубоватым светом, несравнимым с той бурей, которая бушевала в Вайрани.

И вдруг глаза Елены прищурились от некоего подозрения. Откуда у Вайрани такая сила? Судя по всем слышанным разговорам, Елена уже давно считала, что она единственная женщина в этой стране, обладающая такой силой. Откуда же такая, едва не превосходящая ее собственную сила у стоящей перед ней женщины?

И в голове у Елены неожиданно всплыли уроки отца, которые он давал Джоаху, когда тот учился владеть деревянным мечом: даже у самого сильного противника есть уязвимое место.

Где оно у Вайрани? Она казалась состоящей из магии целиком и полностью. Но такого не может быть. Если Вайрани не ведьма, то что поддерживает ее силы?

И внезапно девушку осенило. У сердца Вайрани она все еще видела слабенький серебристый огонь, побеждаемый разгулом черных сил. Может быть, ответ именно в нем? И она решилась. Дрожа от страха и отвращения, девушка еще раз опустила глаза на окружавших ее скорпионов. Что ж, если она ошиблась, она заплатит за ошибку жизнью.

— Так что такое? — снова спросила Вайрани, уже готовая повернуться к ней спиной и вновь направиться к пленникам.

Елена заговорила осторожно и мягко, стараясь добавить голосу нотки откровенности.

Надо было приманить дьяволицу как можно ближе.

— Я вижу, что в тебе есть тайна. Там, в глубине, у тебя горит пламя силы и могущества.

Вайрани подозрительно прищурилась.

— Да, это магия, что даровало мне Черное Сердце.

— Нет, этот черный огонь лишь паразит на твоей подлинной власти, паразит, поглощающий то, что было тебе дано при рождении.

— Не понимаю, о чем ты толкуешь. Это чушь. — Однако Вайрани не отвернулась, а наоборот, заинтригованная словами девушки, подошла еще ближе.

— Ведь ты — элементал, — продолжала Елена, продолжая удерживать внимание Вайрани. — И дух твой связан с этой страной, с этой землей.

— Да о чем ты болтаешь, дитя! Нет у меня никакого магического дара!

Елена судорожно сглотнула. Итак, Вайрани даже не знает себя. Как тогда заставить ее поверить? Елена решила сделать иной ход.

— А у твоих родителей? У отца? Матери? Выказывали ли они когда-нибудь дар природной магии?

Вайрани отрицательно покачала головой и снова собралась уходить.

— Подожди, подумай, вспомни. Неужели не было никаких знаков? Никаких странных умений и способностей? — В голосе девушке, несмотря на усилия, зазвенели нотки отчаяния.

Вайрани смешалась, но ответила ледяным тоном:

— Не знаю. Мать умерла, когда я была еще ребенком, но отец, правда, часто рассказывал, что она умела песней заманивать к нам в сети омаров и крабов... Даже тех глубоководных, что запросто могут откусить человеку руку. Но что из того?

— Это говорит о том, что у твоей матери был дар. Значит, он может быть и у тебя тоже. Он в твоей крови, в твоей природе.

— Ерунда.

Теперь надо было вынудить ее попробовать пустить свой дар в ход, хотя бы на мгновение разбудить ее кровь.

— Загляни в себя. Вспомни море. Вспомни, как плещутся волны о камни, как воздух солью ложится на губы, вспомни — и посмотри!

Вайрани удивленно посмотрела на Елену, но серебряный огонек у сердца вспыхнул ярче.

— По крайней мере, дай своему сердцу волю!

— Я... Я... — И глубоко в теле Вайрани серебряный огонь вспыхнул еще ярче от вспомнившей свою власть крови. — Я думаю... — Она сделала еще шаг к девушке.

А светлый огонь все разгорался, тесня черные языки дальше, к самой коже Вайрани.

В глазах дьяволицы появились слезы. Она сделала еще шаг и оказалась рядом с магическим кольцом. Ноги ее подгибались.

— Теперь я... чувствую... Такой чистый! Такой прекрасный! — В голосе ее, полном слез, послышалась тяжелая тоска. — Я помню... Все помню.

И на мгновение Елена увидела за стеной черного огня женщину. Но медлить было нельзя. Черный огонь уже бушевал с удвоенной силой, и заставлять силы магии элементала сдерживать его больше, чем на несколько мгновений, было нельзя.

И, в первый раз раскрыв ладонь полностью, Елена ударила. Рука ее метнулась к Вайрани, почувствовав жуткую боль, причиненную разбитым магическим кругом. Раскрытые пальцы коснулись обнаженной кожи Вайрани и, не медля больше ни секунды, Елена пустила всю свою силу в высокую грудь.

Потоки магии струились из каждого пальца, Елена внимательно следила за их прохождением и, благодаря своему новому зрению, она могла направлять их точнее и лучше. Но у самого сердца потоки остановились, поглощенные черным огнем. Ведьмин огонь погас, столкнувшись с силой Темного Лорда. И все же шанс у нее еще был. О, если бы путь к серебряному огню открылся хоть на мгновение!

Елена напряглась из последних сил.

— Ты что? — вдруг словно проснулась Вайрани.

А черная магия рвалась уничтожить серебряный огонь. Еще секунду, долю секунды! Поток Елениного света уже почти рядом со светлым пламенем элементала. Еще усилие, еще... Если она сумеет соединить свою силу с силой Вайрани, даст светлому пламени разгореться, свет сможет победить тьму. Елена рвалась и рвалась навстречу крошечному костру у сердца дьяволицы.

И вдруг энергии соединились. И как масло вспыхивает от поднесенной спички, так серебряный огонек превратился в ревущую бурю.

Черная сила стала отступать.

Елена позволила себе несколько мгновений передышки и надежды. Ее план сработал!

— Не надо... — слабо раздался дрожащий голос Вайрани. Елена посмотрела ей прямо в глаза, которые стали теперь настолько чисты, что, казалось, даже изменили свой цвет. И в синих прозрачных глазах стояли слезы.

— Больно... Как больно... Не напоминай мне больше, кто я...

— Ты должна, — решительно ответила Елена, и при этих словах светлое пламя внутри Вайрани запылало с новой силой. А девушка подкидывала ему все новую пищу. — Победи его!

В глазах Вайрани заметался ужас.

— Остановись! Так ты его не победишь! Ты сама не понимаешь, что делаешь! — Как не сдающаяся армия, темнота стала вдруг густеть и уплотняться по краям тела Вайрани, и две энергии вступили в смертельную схватку в хрупком измученном теле. — Ты только делаешь его сильнее во мне! — Елена застыла. У нее оставалось совсем мало силы. — Ты не понимаешь! — уже во весь голос выла Вайрани. — Он питается мною!

29
{"b":"14433","o":1}