ЛитМир - Электронная Библиотека

Он посмотрел, как капитан дошел до рубки и по привычке воздел руки к небу.

— Ну, о чем вы так мило побеседовали? — все-таки поинтересовался Эррил.

— Он хотел, чтобы мы заплатили за весь рейс не аванс, а полную сумму, — ответила небрежно Мишель, покачала головой и посмотрела в сторону доков. — Неужели он мог счесть меня такой дурой?

— Когда он увидел столько серебра, в нем просто-напросто взыграла жадность, — улыбнулся Эррил.

Мишель обернулась и облокотилась на борт, за которым матросы отдавали швартовы.

— Так, значит, и ты считаешь меня дурой, — бросила она. — Щедрость моя не пустая трата денег. Зато теперь среди этих бедняков говорят лишь о богатой паре, которая вместе с сыном, — она кивнула на Елену, — путешествуют до Конца Земли. Причем, говорят не только на корабле, но и в доках. Это неплохой способ замести следы. И, наверняка, получше вашего цирка.

В словах Мишель была своя логика, но Эррил все-таки заупрямился.

— Тогда, чтобы поддержать вашу басню, почему не заплатить сразу и за все путешествие?

Мишель нахмурилась.

— За путешествие, которого еще нет? И кто же из нас дурак в таком случае?

Эррил понизил голос.

— Итак, мы останавливаемся на том, о чем договорились сегодня ночью, согласны? По ходу путешествия меняем судно. — Он повторил свои доводы в пользу такого решение. — Конечно, до побережья дней восемь ходу, и смена барж задержит нас, но зато лучше собьет со следа ищеек Темного Лорда.

— Это глупо, — спокойно возразила Мишель, не обращая внимания на потемневшее от гнева лицо Эррила. — Я вообще не собираюсь везти Елену на Конец Земли.

— Тогда что же? — Эррил говорил уже так громко, что к нему начинали прислушиваться работавшие поблизости матросы.

— Следи за своим языком, — одернула Мишель.

Эррил прикусил губы.

Но скоро матросы ушли с этой части судна, и Мишель невозмутимо продолжила, ни на йоту, однако, не повышая голоса.

— Через два дня пути мы снимемся с баржи и повернем на юг, к Стеблю.

— К Стеблю Страны? Но дорога по горам к побережью займет едва ли не целую луну!

— А мы и не пойдем туда. Мы просто перейдем горы.

Рука Эррила сжалась в кулак. Воистину, эта женщина сумасшедшая!

— Вы хотите затащить Елену в Затопленные Земли? Но там, среди чудовищных болот, никто не живет, кроме ядовитых змей! Даже охотники и трапперы[3] не рискуют заходить туда.

— Ты не прав, — ответила Мишель. — Там, среди глубоких болот есть обитатель — элементал великих возможностей. Это женщина, и я уже чувствовала ее во время моих путешествий вдоль Стебля. Однажды я даже пыталась добраться до нее с помощью проводника по болотам, но она хитра, и земли ее заколдованы. Через семь дней, с проводником, едва живым от яда короля гадюк, мне пришлось оставить свои попытки. Но я поняла, что если до нее не могу добраться я, то этого не могут и искатели Темного Лорда. Поэтому я оставила ее в покое, в надежде, что мне никогда больше не придется заниматься подобными поисками.

Мишель замолчала, пропуская двух матросов, тащивших связки канатов.

А Эррил обдумывал услышанное. Он был умным человеком, и понимал, что задумала Мишель. И когда матросы прошли, он заговорил первым.

— Элементалка, прячущаяся в болотах, — эта та, что околдовала Елену, так? — Мишель кивнула. — И только она может расколдовать ее. — Мишель указала на широкий рукав Елены, прикрывавший разросшийся мох.

— Это ее послание нам: или приведите ее ко мне — или она умрет.

— Итак, выбора у нас нет?

Мишель промолчала.

И тогда заговорила Елена. Заговорила бесстрастно и глухо, уже смирившись со своей судьбой.

— Ненавижу змей.

Из-за угла таможни Могвид смотрел, как скрывается вдали баржа с его братом и ведьмой. Весла вздымались и опускались, и скоро баржа выплыла на середину канала, но все еще можно было прочитать написанное на борту название: «Ловец Теней».

Обрадованный Могвид проскользнул за кузницу, откуда слышались удары, отдававшиеся громом в его голове, которая начинала болеть все сильнее. Он потер виски, пытаясь унять боль, но она не проходила. Все-таки Могвид, почти улыбаясь, добрался до площади.

Что ж, пусть Эррил считает себя самым хитрым, но он, Могвид, сумел узнать и название баржи, и направление. Почти все докеры в порту только и говорили, что о величественной женщине и ее одноруком муже. Щедрое разбрасывание серебра привлекло к этой паре всеобщее внимание, и потому всего несколько вопросов и пара монет добыли Могвиду всю требовавшуюся информацию. Слухи по Шадоубруку распространялись так же быстро и были таким же товаром, как тюки табака или сосуды с целебными маслами из трав. Зато теперь Могвид обладал, пожалуй, самой дорогостоящей информацией во всем городе.

Он знал теперь, что ведьма направляется не куда-нибудь, а на Конец Земли.

С этим знанием и парой рыжих локонов впридачу он мог теперь купить себе освобождение от самого важного лица в этой стране. И потому Могвид важно вышагивал по булыжнику в сторону «Раскрашенного Пони».

Но на задней лестнице его остановил хозяин.

— Ваши крупные друзья уже ушли отсюда, — сообщил он. — И просили передать вам, что встретятся за ужином.

Могвид кивнул и почувствовал внезапный прилив щедрости. Он вытащил монетку и сунул ее хозяину. Монетка мгновенно исчезла. Могвид собрался уйти.

— Подождите, — задержал его хозяин. — Как только те двое ушли, прибежал мальчик-посыльный и передал записку. — Он показал Могвиду сложенный листок бумаги с восковой печатью.

— От кого это? — удивился Могвид, но записку взял.

— Это печать лордов Владения, — ответил трактирщик, и глазки его вспыхнули от любопытства.

— Кто это?

— Лорд Майкоф, и лорд Райман, они живут в городском замке. Странные существа, но их семья правит Владением еще с тех пор, как сосал титьку мой прапрадедушка. — Хозяин доверительно наклонился к оборотню. — И чего им только может быть нужно от каких-то циркачей?

Могвид заколебался, и холодная дрожь пробежала по его пальцам, когда он все-таки сломал печать. Неужели с них хотят потребовать денег за сгоревший сарай? Может быть, лучше подождать, пока вернуться огр с горцем? Но жадный блеск в глазах хозяина харчевни напомнил ему тот важный урок, который он получил сегодня утром в доках и на окраинах. Знание — лучший товар.

Он развернул листок и быстро прочел.

— Ну, что там? — спросил хозяин, так и вертясь на месте от любопытства.

Могвид спокойно сложил записку.

— Они... они просят нас показать свое выступление сегодня во Владении. На самом закате.

— Частный показ! Как вам удалось? Никогда не слышал, чтобы эти птички просили о таком! Какая блестящая возможность! — Новость эта крайне понравилась трактирщику, но потом он хитро сощурил свои свинячьи глазки. — Но, если вы намерены перебраться в другую, более роскошную гостиницу, то не забудьте, что наняли комнаты на всю четверть луны — так что все равно за вами должок.

Могвид кивнул и поспешил уйти на нетвердых ногах. Он медленно поднимался по лестнице, слыша, как за его спиной трактирщик уже вовсю рассказывает новость кухарке.

Оборотень открыл дверь в комнату и проскользнул внутрь. Дверь закрылась изнутри, он привалился к ней спиной и только тут впервые перевел дыхание. Могвид очень надеялся, что впереди у него есть еще пара дней, чтобы обдумать свой план в деталях, ибо полагал, что раньше он не сумеет найти местного искателя с его гвардией страха.

Он снова развернул записку и внимательно осмотрел ее — не слова, а кроваво-красную восковую печать. В первый раз он так спешил и волновался, что не обратил внимания на рисунок самой печати.

Печать лордов Владения изображала собой крест, созданный из двух существ, стоявших спиной друг к другу, но перевившихся длинными хвостами; зубы этих существ оскалены, а крошечные верхние конечности подняты высоко в воздух.

вернуться

3

Траппер — охотник, ставящий капканы. — Прим. переводчика.

65
{"b":"14433","o":1}