ЛитМир - Электронная Библиотека

Каст усмехнулся. Какого черта этот старый дурак... Но пришел и его черед округлить глаза, а рука сама потянулась к изображению, наколотому ему давно-давно во время инициации. Морского сокола больше не было — был дракон. Каст посмотрел на Флинта.

— Что происходит?!

Но старик подтолкнул его к мирае и рассказал о том, чему все они были свидетелями в пещере хайфаев.

Каст слушал, и дышать ему становилось все труднее и труднее.

— Вы хотите сказать, что я превратился в дракона? В этого Рагнарка? — Его душило недоверие.

— Ну-ка, малышка, как тебе это удалось? — не слушал вопросов Флинт. Но она отвернулась, не в силах смотреть Касту в лицо.

— Я только дотронулась... — Она с извиняющимся видом пошевелила тонкими пальчиками. — Дотронулась до татуировки.

— Я должен немного объяснить, — вмешался Морис. — Они соединились в тот момент, когда с ними оказался и каменный Рагнарк, и в Касте теперь находится его сущность, сущность дракона.

— Трогай же! — воскликнул Флинт, и на лице старика промелькнула отчаянная решимость. — Рагнарк снова превратился в татуировку, как только мирая слезла с него. Так что для превращения нужно не только прикосновение, но и постоянно поддерживаемая связь с плотью дракона. Сотвори же его снова!

Сайвин отошла на шаг.

А Каст вообще не мог сдвинуться с места. И он не хотел мириться с мыслью, что в нем отныне поселился какой-то дракон.

Но рыжий мальчик с посохом в руке с детской непосредственностью задал вопрос, который, видимо, был на уме у всех:

— А зачем вы хотите, чтобы он снова превратился в дракона?

— Мне нужна его кровь, — не дрогнув, ответил старик. — Я надеюсь, что эта кровь излечит Конча.

— Вы думаете? — Страх сошел с лица Сайвин. — Конч может выжить?

— Мираи всегда используют кровь драконов для врачевания, разве нет? — Флинт старался говорить спокойно и внятно.

Девушка кивнула и бросила быстрый взгляд на Каста.

— Но я не могу просить его об том... Чтобы человек снова стал драконом. А если он им и останется?

Эта же мысль крутилась в голове и у Каста. Если? Если дракон откажется снова стать татуировкой?!

Но вот глаза его встретились с глазами Сайвин — и в них были надежда и страх. Она была не в силах просить его, но молчание было красноречивее всех слов.

И тогда Каст сам подошел к мирае и взял ее за руку. Пальцы его были жестки, а рука сильна.

— Делай, — почти приказал он и потянул тоненькие пальчики к своей шее.

Она попыталась высвободить руку, но Кровавый Всадник снова посмотрел ей в глаза. И неожиданно странные слова странного языка возникли где-то в глубине его сознания: «Когда-нибудь придет день, когда мы снова вызовем вас, и вы станете нашими акулами. Исполняешь ли ты клятву добровольно и отдаешь ли нам свой народ?»

И он ответил вслух на древнем наречии своего народа:

— Моя кровь — твоя кровь.

Мирая удивилась и смешалась. Да, их народы навсегда связаны кровавой клятвой и старинной магией. И древнее полуденное море засияло в глазах Сайвин.

— Благодарю тебя, — прошептала она и расслабила руки.

Каст отпустил запястье, и она легко коснулась его шеи.

Вздохнув, он просто закрыл глаза и перестал быть.

Сайвин снова сидела на спине дракона, и кожа его обжигала ее сквозь тонкие брюки. Все расступились, пока дракон разминал крылья. Сайвин смотрела на них сверху и не понимала, почему по щекам ее льются слезы.

— Сай-вин, — прошептал дракон, тихо и нежно, словно пробовал ее имя на вкус. — Суженая...

Она бессознательно потянулась к тому месту на спине Рагнарка, которое всегда почесывала у Конча.

— Хорошо... Добрые пальцы, — дракон блаженно содрогнулся от прикосновения. — Но мы не одни... — В голосе его послышалась злоба.

— Это друзья.

Рагнарк быстро успокоился.

— Но я голоден. Кровь пахнет слишком сильно, — ноздри Рагнарка дрогнули, и он потянул носом в сторону озера. Слова его болью ударили в сердце мираи. — Тот маленький дракон будет неплохим завтраком.

Это явно относилось к Кончу. Всем известно, что поедание себе подобных было среди морских драконов делом вполне привычным.

— Нет, маленький дракон тоже друг.

К ним подошли Морис и Флинт.

— Ты можешь объяснить ему, что от него потребуется? Мне кажется, ты вполне сумеешь его убедить.

Сайвин тяжело вздохнула.

— Рагнарк! Этот дракон серьезно ранен и ждет помощи.

Но в ответ услышала совсем иное:

— Боль его сильна. И потому, чем скорее я съем его, тем быстрей он перестанет страдать.

— Нет, — железным голосом остановила его русалка. — Мне он нужен здоровым. И поможет ему в этом твоя кровь.

От дракона пошла сильная волна раздражения и злобы, впрочем, достаточно быстро сменившаяся согласием.

— Суженая моя, — прошептал Рагнарк вместо ответа.

Она махнула Флинту.

— Он все сделает.

Старик достал лезвие, но подошедший Иван тотчас оттолкнул протянувшуюся к дракону руку.

— У меня есть специальный ланцет, — сказал он, не в силах отвести глаз от колоссального зверя. — Он причиняет меньше боли. — Флинт согласно кивнул. — Возьми два горшка, — распорядился лекарь. — Этого будет достаточно.

Сайвин увидела, как Иван с некоторой опаской приблизился к мощной шее дракона и зашептал себе под нос какие-то древние заклинания; из кармана на поясе он вытащил длинную стеклянную трубку, обмотанную холстиной; один конец ее был острым, как игла.

Но в последний момент Иван все же поднял вопросительный взгляд на русалку.

— Скажи ему, что будет немного больно.

— Больно?

— Он понимает вас и без моего перевода.

Тогда лекарь спокойно положил руку на шею Рагнарка. Все тело дракона вздрогнуло, но Сайвин тотчас погладила его и постаралась всем своим существом вдохнуть в дракона спокойствие.

Но главное еще не было сделано. Лекарь тщательно обшаривал кожу в поисках уязвимого места и, наконец, поднес стеклянную трубку.

— Готов?

Сайвин прислушалась.

— Да.

Иван сделал точный и резкий укол. Сайвин охнула и схватилась за свою шею — впечатление было такое, будто ее укусила медуза. Но Рагнарк даже не дернулся, только тихо прикрыл глаза, давая понять, что все хорошо. Сайвин снова почесала ему шею. Значит, суженые разделяют не только мысли друг друга, но и ощущения.

Она смотрела на ярко-красную кровь, струившуюся через трубку в подставленный горшок. Через пару минут были наполнены уже два сосуда.

— Хватит, — остановил Иван и вытащил трубку, прижав ранку кулаком.

Морис и Флинт стояли, держа в руках по горшку с кровью дракона.

— И что теперь делать? Намазать им раны Конча?

— Нет, — ответил лекарь, убрал кулак от ранки и склонился, чтобы осмотреть ее. Все было в порядке, и он даже ласково похлопал Рагнарка по шее. Окружающие облегченно вздохнули. — Согласно древним текстам мираев, маленький дракон просто должен выпить кровь большого.

— Ничего себе, — нахмурился Флинт.

Но Морис лишь пожал плечами и направился к отмели. Джоах побежал за ним.

И все получилось. Конч оживился уже даже от одного запаха крови. Он поднял голову и стал судорожно глотать горячую вязкую жидкость из подставленного прямо к его пасти горшка. Флинт и Джоах осторожно поддерживали его голову. Скоро оба горшка были пусты.

— Этого хватит? — осторожно спросила Сайвин, глядя, как Конч длинным языком облизывает стенки горшков.

— Моя кровь сильна, — гордо ответил ей Рагнарк. И это было правдой. Уже через пару секунд Конч смог поднять голову. Он даже попробовал пошевелить лапами, а раненые крылья вздрогнули и расправились, сбив при этом Джоаха с ног прямо в воду.

— Посмотрите-ка рану на груди! — воскликнул Иван. — Края ее стягиваются, как цветочные лепестки с наступлением ночи!

— Он будет жить? — едва слышно прошептала Сайвин.

— Моя кровь сильна, — повторил Рагнарк, и в голосе его послышалась даже обида.

Конч радостно затрубил, приветствуя возрождающуюся жизнь. Ноздри его широко раскрылись, вдыхая соленый воздух, и грудь с наполненными легкими высоко поднялась. Дракон соскользнул в воду и поплыл, как могучий боевой корабль.

90
{"b":"14433","o":1}