ЛитМир - Электронная Библиотека

Флинт не сводил с Конча восхищенных глаз.

— Будет жить! Теперь станет нырять по-прежнему и вернется в ваш левиафан.

— Так нам можно уходить? — радостно спросила мирая, пытаясь слезть с дракона.

Но Флинт предупреждающе поднял руку.

— Уйти может Конч, — он внимательно посмотрел на девушку. — Но ты, Сайвин, отныне навеки связана с Рагнарком. А Кончу пришла пора вернуться к собственной суженой.

— К маме?

— Да. А у Рагнарка иные пути. Разве ты сама этого не чувствуешь?

Сайвин опустила голову. Как бы ей хотелось опровергнуть слова старика! Но в ушах у нее стоял голос Каста: «Моя кровь — твоя кровь!» И мирая знала, что разлучиться им невозможно. Она, Каст и Рагнарк были теперь связаны гораздо прочнее, чем если бы их сковали железными цепями.

— Тогда куда же мы? — тихо спросила она.

Флинт почесал седые волосы на затылке.

— Надо найти место, чтобы отдохнуть и собрать остальных. У меня на Пузырчатых Скалах к югу от Порт Роула есть дом прямо на побережье. Совсем недалеко от Окаянных Отмелей, за что я и выбрал это место. Так что, думаю, там нам пока будет лучше всего, а для нашего плана...

— Какого плана?

Но вместо старика ответил Морис.

— Для битвы за Алоа Глен — открытой схватки против той темной силы, что подчинила себе Аласию. Пророчество говорит о том, что Рагнарк соединит два народа — дрирендаев и мирай — чтобы создать из их союза мощную силу. И от этой силы будет зависеть судьба не только Алоа Глен, но и всей Аласии.

— Я голоден, — вдруг, прерывая его, вмешался дракон, и Сайвин почувствовала, как и ее желудок свело острым спазмом.

— Мы уже отправляемся, — ответил Флинт.

Русалка снова приготовилась слезть, но снова старый моряк удержал ее.

— Может быть, лучше, если Каст пока останется в образе Рагнарка. Лодка невелика и вмещает немного народу. Если бы ты могла поплыть на драконе...

Сайвин в раздумье прикусила нижнюю губу.

— Море кормит дракона, — вздохнул Рагнарк. Сайвин ничего не оставалось, как согласиться.

И дракон не стал больше ждать. Заковыляв по гальке берега, глубоко зарываясь в нее когтями, он быстро соскользнул в воду. Мирая спрятала ступни под складками его передних ног, но держалась с трудом, ибо Рагнарк оказался гораздо крупнее Конча, и ноги ее едва дотягивались. Все же ей удалось как-то уцепиться, и они быстро поплыли к Кончу, который ждал их на середине озера. Оба дракона настороженно посмотрели друг на друга.

— Какой маленький, слишком маленький дракон, — проворчал Рагнарк.

Сайвин обиженно скривилась, услышав такое оскорбление в адрес старого друга.

— Это он принес меня к тебе. И едва не умер, спасая меня!

— Это я спас его своей кровью! Даже сейчас!

Сайвин нахмурилась и прекратила нелепый и неприятный ей разговор. К ним уже подплывала лодка, на которой сидели Флинт, Морис и Джоах. Иван, стоя на берегу, махал всем рукой.

— Сайвин, ты можешь объяснить Кончу, куда мы направляемся? — спросил Флинт. — А он сумеет ли передать это твоей матери?

— Конечно, он передаст все в точности. Но зачем?

— Чтобы она выслала эмиссаров для встречи с нами. Пришла пора мираям снова возвращаться на берег.

Сайвин кивнула и подозвала Конча поближе к себе, хотя и сомневалась, что мать станет высылать кого-то или вообще ответит на просьбу Флинта. Ее народ так долго дрейфовал в Великом Океане, что ни ландвеллеры, ни люди с гор больше не имели к ним никакого отношения.

Она передала Кончу просьбу Флинта. Они плыли по туннелю, стены которого то и дело содрогались, а море впереди вздымалось неровными, нервными волнами.

Но туннель прошли благополучно и скоро все оказались в море.

— Прекрасно! — проревел Рагнарк, увидев солнце, заливавшее затонувший город. Сайвин тоже посмотрела на остатки башен и шпилей. На выходе из порта она увидела скульптуру женщины в длинных развевающихся одеждах, которая махала ей рукой, словно прощалась. Сайвин даже показалось, что статуя внимательно смотрит на нее мраморными печальными глазами. Неужели они только утром вошли в этот порт?

В полном молчании маленькая флотилия миновала полузатопленные купола соборов, уходя из города, который теперь представлял куда большую опасность, чем море. На острове начиналось настоящее землетрясение.

Оказавшись в открытом море, Морис пересел к парусу и с помощью Джоаха поднял его. Сайвин едва успела попрощаться с Кончем; Рагнарк не позволил ему подплыть ближе, чем на вытянутую руку. С печалью в больших глазах дракон ее матери вильнул хвостом и скрылся в глубине.

Что ж, Рагнарк прав. Связав свою судьбу с ним, она теряла права на многое, что было в прошлом.

— Надо поохотиться! Прямо сейчас! — выкатил на нее Рагнарк блестящий крупный глаз.

— Правда, отпусти его поесть, — подхватил Флинт, словно тоже услышал слова дракона. — У нас впереди долгий путь.

Сайвин поднесла к губам воздушный сифон Рагнарка и трижды похлопала его по спине, давая понять, что он может спускаться в глубину, и только потом осознала, что это был условный сигнал для Конча. Правда, Рагнарк тоже все понял. Русалка прикрыла внутренние прозрачные веки и плотно прижалась к могучей шее, успев заметить, как Рагнарк вытянулся во весь свой исполинский рост, и удивилась его размерам. Он был, по крайней мере, раза в три больше Конча, черные крылья казались тенями от туч.

— О, хорошая вода, хорошая охота!

И Сайвин вдруг почувствовала, что разделяет восторг Рагнарка, точно так же, как ощутила укол ланцета лекаря полчаса назад. Теперь она чувствовала упругие прикосновения волн к его широкой груди, ощущала разнообразные запахи моря: чернильные пятна осьминогов, пряный запах морских огурцов и даже яд от гнезда морских змей. Она слышала отдаленный гул китов и болтовню морских свиней неподалеку. Мирая просто слилась с телом суженого, с его крыльями и двигалась теперь с той же силой и грацией, что и любой морской дракон. Сайвин купалась в новых ощущениях.

Как слепа была она раньше!

Вдруг ее поразил новый запах, напомнивший лучшие духи ее матери. Что это?

— Это кровь акулы, — радостно ответил Рагнарк.

Она плотнее прижалась к широкой спине. Дракон сделал резкий поворот влево, маневрируя из-за лишнего веса всадницы. Но даже с ней на спине он был ловок и быстр. Повернувшись, он темной молнией бросился за неровный край рифа и, вытянув шею, ушел в черные тени. А когда он вынырнул, в зубах его билась молодая акула.

Через секунду она была разорвана десятками острейших зубов и проглочена. Рагнарк выплыл на поверхность, подбирая на пути всяческую морскую мелочь. Сайвин больше не понукала и не управляла им, сама чувствуя во рту сладковатый вкус крови, а в животе — приятную наполненность. Но даже больше этих ощущений ее радовала полная соединенность с драконом — они действительно стали одним сердцем, одним разумом, одной волей.

И ей захотелось попробовать еще.

Дракон понял ее желание.

— Я покажу тебе еще и не такое, — он тоже был явно доволен их союзом. — Сейчас увидишь!

Рагнарк описал головоломный круг над водой, расправил крылья и метнулся в сторону.

И Сайвин тут же поняла его фокус, счастливый смех зазвенел у нее в голове, и теперь она уже не могла понять, кто из ни двоих смеется!

Да и какое теперь это имело значение!

Джоах сидел на корме. Огромный дракон и девчонка куда-то уплыли, Морис держал паруса против ветра, ожидая их возвращения. Солнце нежно светило прямо в лицо мальчику, и он подумал, что уже не помнит, когда в последний раз вот так грелся под его лучами.

У руля раздался голос Флинта:

— Что, эта девчонка с ума сошла?! Не можем же мы ждать целый день, пока она наиграется, а дракон набьет себе утробу! Нам еще и так плыть и плыть.

Но Морис только хмыкнул в ответ, поправляя парус.

А Джоах не возражал, если бы они просидели так и дольше. Он развалился на корме, положив посох мага себе на колени, и наслаждался солнцем. И в глубине души молил о том, чтобы где-то, на другом конце Аласии, Елена могла бы точно так же радоваться теплым лучам. Он прикрыл глаза, представляя себе лицо сестры.

91
{"b":"14433","o":1}