ЛитМир - Электронная Библиотека

Эррил с мечом в руке выскочил на берег вслед за Джастоном и подозрительно огляделся.

Проверив все, он махнул рукой женщинам. Они вышли, нагруженные тюками, а сзади, охраняя, выскочил и Фардайл.

Проводник пошел вперед, отшвыривая ногой с тропы змей. Они падали в близлежащие заросли, и Елена не сводила с кустов глаз. Змеи были подлы и хитры.

Джастон толкнул прочную дверь, замка не было. Да и кто мог воровать здесь — и что? Подняв фонарь, проводник осветил пространство, проверил каждый угол, каждую балку над головой и лишь после этого позволил всем войти. Мебели в доме не было, равно как и окон.

— Все в порядке, — облегченно вздохнул Джастон.

— Что это за место? — подозрительно осведомился Эррил.

Фардайл обогнал его и произвел собственное обследование, тычась носом по всем углам.

— Это охотничий домик, — пояснил Джастон. — Место, где можно отдохнуть, имея за спиной каменные стены. Подобные домики построены по всем окраинам болот, на расстоянии одного дневного перехода от Стебля.

— День да ночь... — проворчал Эррил. Джастон кивнул.

— Есть места, куда не доберешься и за несколько суток.

С этими словами он пригласил всех устраиваться. Тут же раскатали тюфяки и наскоро перекусили холодной жареной рыбой и черствым хлебом из запасов. Все молчали даже за едой.

— Завтра выйдем пораньше, — предложил Эррил, отряхивая крошки с колен. — Первым буду дежурить я.

— Хищникам сюда не проникнуть, — остановил его Джастон. — Стража не нужна.

Эррил холодно поглядел ему в глаза.

— Ты дежуришь вторым.

Елена свернулась на тюфяке, довольная тем, что сторожить дом от кроканов и змей придется не ей. Она устала, несмотря на то, что целый день просидела в лодке без движения. Напряжение болот утомило ее сильнее, чем спуск по опасному склону Стебля. И чем больше она вспоминала события минувшего дня, тем больше вопросов без ответов начинало роиться у нее в голове. Перекатившись на спину, она посмотрела на освещенного фонарем Эррила.

Тот в ответ лишь прикрутил свет до отказа.

— Эррил, — позвала девушка. — Эррил, ты недавно сказал, что болота раньше были частью Стендая. Как же это?

Мишель, укладывавшаяся на своем тюфяке, застыла и тоже посмотрела на Эррила.

Он вздохнул, словно не желая вспоминать прошлого.

— До вторжения гульготалов никакого Стебля в Аласии не было. Это район был так же ровен и сух, как и остальные равнины Стендая. Даже близлежащий Архипелаг до того, как эти места затонули, насчитывал вдвое больше островов, чем сейчас. — Глаза Эррила затуманились, а голос стал далеким и нездешним. — Это была красивейшая страна, усеянная поросшими деревьями холмами и перерезанная бесчисленными ручьями, журчавшими от гор к побережью. Когда-то я любил охотиться здесь на оленей с отцом... и даже однажды.. много-много лет спустя... — Тут голос его дрогнул от какого-то воспоминания.

— Так что же случилось? — оторвала его от этих воспоминаний девушка.

Он слепо посмотрел на нее и усмехнулся.

— Мы были молоды и наивны, и не верили, что такая страна, как Аласия, может быть когда-нибудь покорена. Но однажды ужас и гром сотрясли наши земли — это высадились полчища Темного Лорда. И вся земля словно содрогнулась от их первого прикосновения. Мы поначалу думали, что это обыкновенное землетрясение — на побережьях такое бывало частенько. Но, словно опровергая нас, весь Алоа Глен содрогнулся от чудовищного извержения вулкана далеко на севере. Само солнце исчезло за черной завесой дыма и пепла. Смрад стоял почти целую луну, и многие леса превратились от жаркого пепла в камни. А когда дым рассеялся окончательно, то все увидели, что на месте цветущей равнины возвышается чудовищный конус. Он казался язвой на нежном теле земли и...

— И что это было?

— Так родился Блекхолл.

Все ахнули от этого открытия. Блекхолл был местом обитания Темного Лорда, огромной горой, возвышавшейся над сползающим с нее городом.

— Да, когда пепел рассеялся, и земля перестала дрожать, мы поверили в то, что худшее теперь позади, — продолжил свой рассказ Эррил. — Потом вдруг по стране поползли странные и нелепые слухи о каких-то злобных существах, приходящих с гор, слухи о чудовищах и бледных крылатых тварях.

— Скалтумы, — прошептала Елена.

— Правители занялись этим, высылая разведчиков, но ни один из них не вернулся. К тому времени мы догадались, что на Аласию напали, но было слишком поздно. Темный Лорд прочно окопался в своей вулканической крепости, а его полки, приплывшие на судах, заняли все побережье. Первым они атаковали Алоа Глен, и многие луны океан вокруг Архипелага был красен от крови. Тогда мы выстояли. Нас еще поддерживала магия. — Глаза Эррила вспыхнули блеском прежних побед, но скоро потухли. — Но Чи оставила нас. Мы боролись, и в помощь нам маги поднимали вверх руки, прося у солнца силы, но назад возвращались лишь культи. И с потерей магии военное счастье постепенно отвернулось от нас. Армии карликов и псы Гульготы выбили нас с побережья и начали свой победный марш к горам, ведомые чудовищами и черной магией. Такой силе нам было нечего противопоставить. И вот, после десяти зим резни и крови остался не захваченным лишь один город — Алоа Глен. Там было дерево коакона. И с этого последнего бастиона мы продолжали наносить удары врагу, и народ знал: пока Алоа Глен держится, надежда еще есть. — Эррил мрачно посмотрел себе под ноги. — Но однажды новое землетрясение пошатнуло землю, и с ним ушли под воду не только острова Архипелага, оставив лишь самые высокие вершины, но и часть равнины, которая осела, оторвавшись от Стендая. По ущельям потекли новые реки и затопили впадину. Нагретые катастрофой местные ветра разогрели эти воды, и существа прибрежных болот ринулись туда, обживая новую территорию и приспосабливаясь к новым условиям. Так родились Затопленные Земли.

Все молча выслушали трагическую историю.

— Но что произошло с Алоа Глен? — тихо спросила Мишель.

Эррил нахмурился.

— Во время последнего землетрясения мы думали, что под воду уйдет весь континент, но оно внезапно закончилось, и самые вершины города остались над водой. Опасаясь новых нападений, маги решили спрятать город, чтобы вынудить Темного Лорда подумать, будто город погиб. Братство затратило почти всю оставшуюся магию на то, чтобы оградить Алоа Глен невидимой стеной от посторонних глаз. Город стал неприступным, и проникнуть в него было нельзя, не имея трех ключей. Из этой цитадели оставшиеся в живых маги надеялись продолжить войну с Гульготой. Но они ошиблись. С исчезновением Алоа Глен народ Аласии потерял свое сердце. — Лицо Эррила окаменело. — Спрятав город, мы сами вручили победу Черному Сердцу.

— Но как ему удалось сделать все это... Утопить земли... — в ужасе спросила Елена.

Эррил пожал плечами.

— Это до сих пор никому неведомо.

Но тут впервые заговорил Джастон.

— Как я уже сказал, многие утверждают, что это сделала именно болотная ведьма.

Эррил потер заросший подбородок, и распрямил плечи.

— Какова бы ни была причина, объяснения опоздали.

Никто не возразил ему. Все легли, предавшись невеселым мыслям. Левую руку Елены начало вдруг покалывать и пощипывать, но она вся была занята только что услышанным.

Если эта ведьма могущественна настолько, что могла утопить целые земли, то зачем ей понадобилась она, Елена?

Рядом во сне жалобно простонал Джастон и сжался, как от неведомой опасности.

И если ведьма так долго пряталась, калеча и убивая всех, кто хотел к ней приблизиться, то зачем сейчас она открывает себя?

Снаружи раздался обычный ночной хор преследователей и жертв, напоминая путникам о постоянной опасности. Елена натянула конец тюфяка на голову, чтобы хоть немного заглушить пронзительные крики, и попыталась представить, что она дома, в яблоневых садах. Ничего не вышло, но постепенно сон все-таки одолел ее.

Она спала крепко, не видя от усталости снов, и спала бы еще, если бы кто-то не потянул ее за руку. Она открыла глаза, задыхаясь от страха.

99
{"b":"14433","o":1}