ЛитМир - Электронная Библиотека

— Волки! — проворчал человек с топором.

— Нет, это один из моих друзей, — всполошился Толчук, узнав Фардайла. — На него напали, я должен помочь! — и Толчук понесся в сторону крика.

— Подожди, огр, — на этот раз его остановил человек с топором. — Если не возражаешь, я тоже с тобой. Это может быть одно и тех чудовищ, что пришли в этот лес за нами, а теперь напали и на твоих друзей. А если так, без меня ты с ними не справишься!

— Да, Крал прав, — подхватила маленькая женщина. — Позволь, мы оба пойдем с тобой.

— Нет, Нилен, — остановил ее мужчина. — Это слишком опасно.

— Этой ночью и в этом лесу опасно везде. Я тоже пойду.

Толчук совершено не хотел, чтобы они шли с ним, но не хотел он и терять время на споры, а потому, не говоря больше ни слова, развернулся и стал пробираться в сторону затихшего крика. Но краем глаза огр видел, что за теми двумя пошел и тощий. Нилен тоже это заметила:

— Ты не нужен нам, эльф! Уходи по своим темным делам и оставь нас!

— Я и не собираюсь вам помогать. — спокойно догоняя их огромными прыжками, заметил эльф. — Просто так вышло, что в ту же сторону улетел и мой лунный сокол.

— Ты ищешь впустую, эльф. Никаких ваших королей в этой стране давно не осталось.

— Чего вы всегда и добивались.

— Тише! — рявкнул Крал. — Хватит препираться! Вы наведете на нас скалтумов. Так что отсюда и дальше — полное молчание!

Толчук про себя поблагодарил бородатого. И зачем все эти люди так много говорят? Даже Могвид, будучи все-таки оборотнем, пусть и в человечьем обличии, постоянно произносил какие-то утомительные монологи, словно сам звук голоса приносил ему удовольствие.

И снедаемый беспокойством за своих болтливых спутников, Толчук ломился через чащу напрямик, сначала к небольшой каменной гряде, а затем ниже по склону холма. Склон был скользким, бежать по нему оказалось трудно, и только разбросанные там и сям камни позволяли как-то удерживать равновесие в опавшей хвое и грязи.

Компания прыгала с камня на камень и медленно, но верно приближалась к заброшенной пещере.

Скатившись, наконец, с холма, Толчук на мгновение остановился. Крик прозвучал так, словно кричали неподалеку, но лес притупил его чувство расстояния. Куда же теперь идти? И в то же мгновение огр разглядел Могвида, стоявшего к ним спиной и боровшегося среди толстых корней старого дуба неподалеку. Казалось, будто он борется с самим деревом, но, присмотревшись, Толчук увидел за ним так знакомое ему черное око пещеры. Могвид просто судорожно выбирался из пещеры наружу, пытаясь вытащить и свой мешок. Наконец, мешок вылетел, и Могвид от неожиданности упал лицом прямо в грязь. Подняв голову, он увидел перед собой четыре столь разных существа, что рот у него раскрылся от удивления.

— Все в порядке, Могвид! — приблизился к нему Толчук. — Эти люди не сделают тебе ничего плохого.

Могвид судорожно сглотнул несколько раз, пытаясь что-то сказать, но так и не смог и только махнул рукой в сторону пещеры.

— Фардайл в беде? — уточнил Толчук. — Я слышал его крик. Что случилось? Где он?

— Птица… — наконец, выговорил Могвид. — Проклятая птица заметила его в подземелье…

— Лунный сокол! — крикнула за спиной у Толчука Нилен, и в голосе ее прозвучала новая ярость. — Это птица эльфов! Я же говорила, говорила! Ему нельзя верить!

— Мой питомец никак не мог повредить вашему другу, — сухо заметил эльф. — Если только ваш друг не глуп настолько, что вздумал ему угрожать. Сокол просто научен выживать, — как и все эльфы.

Толчук снова в растерянности стал смотреть то на одного, то на другого и заметил в глазах женщины по имени Нилен жгучую ненависть, что и совсем запутался. Но это замешательство прервал бородатый человек с гор:

— Меня не волнуют ваши старые распри, — гигант ткнул пальцем в эльфа: — Что это за туннель, эльф, говори! Или…

Эльф предупреждающе поднял руку:

— Во-первых, у меня есть имя, и зовут меня Мерик из Дома Утренней Звезды, а не просто «эльф». А во-вторых, о вашем туннеле я ничего не знаю. Мой сокол полетел по следу нашего потерянного короля, и это он выбрал подземный путь, а не я.

— Он лжет! — снова не выдержала Нилен.

— Я не собираюсь вас ни в чем убеждать, — Мерик повернулся на острых пятках и пошел к туннелю, и Могвид поспешно посторонился, чтобы дать ему дорогу. Он, как и Толчук, чуял, что от этого существа исходит какая-то непонятная угроза.

Но Толчук, чувствуя свою ответственность за Фардайла, все равно последовал за эльфом. Ведь то, что происходило сейчас с волком, происходило отчасти и по его вине: он сам отстал от них, а если бы не отстал, то, может быть, ничего и не произошло бы или он сумел бы защитить Фардайла. Против огра мало кто мог устоять.

Шедший впереди Мерик согнулся вдвое, чтобы войти в туннель, и легко проскользнул между корней. Но для Толчука это оказалось немыслимым. Тогда он с яростью принялся рвать корни, но даже ему оказалось не под силу справиться с многовековыми корнями, переплетенными с камнями и землей.

Через корни он видел, как, оказавшись внутри, Мерик достал из кармана камешек, потер его между ладонями, потом подул, как дуют на умирающий огонь, — и камень засветился ярким зеленым светом. Держа в руке этот импровизированный фонарь, эльф быстро исчез в глубине туннеля.

Толчук почувствовал, что за спиной у него кто-то встал.

— Позволь, я просто прорублю вход, — пробасил горец, и огр отступил, давая возможность размахнуться как следует.

— Стойте! — снова закричала вдруг Нилен и, подбежав, маленькой ручкой отвела топор — Дерево не виновато, его не надо трогать! — И присев на корточки, она нежно погладила корявые корни. И корни под ее рукой мягко и спокойно разошлись, оставив широкий проход. Сам ощутивший мощь корней, Толчук едва ли не испугался силы, оказавшейся в этих крошечных ручках.

Но поражен был не только он: у него под рукой ахнул Могвид.

— Нюмфая! — прошептал он с восторгом и обожанием: — А я думал, они все давно умерли!

Никто ничего не сказал на это, но Толчук заметил, что горец с топором как-то странно посмотрел на женщину, и глаза его сузились.

— Знаешь, что, Нилен, — вдруг сказал он. — Учитывая твои отношения с эльфами, лучше бы ты вернулась обратно к Рокингему. Мы с огром вполне справимся вдвоем, — Нилен хотела возразить, но горец твердо продолжил: — Кроме того, Рокингем все еще почти висит, и я уверен, уже на последнем издыхании.

И хотя Толчук не понял, о чем идет речь, однако увидел, что горец победил и нюмфая уйдет.

— Но ведь лес опасен для такой маленькой женщины, — все-таки произнес он, удивляясь сам себе, что так переживает за какого-то человечка.

— Спасибо за участие, огр, — холодно ответила Нилен, словно слова его как-то ее оскорбили. — Но в лесу среди деревьев мне нечего бояться.

— Я… Я, например, тоже могу… пойти с ней… для безопасности, — раздался вдруг голос Могвида.

— Тогда решено, — не слушая больше никого, отрезал Крал и, согнувшись, первым полез в образовавшееся отверстие. Там, внутри, ему так и пришлось идти наполовину согнутым. За ним последовал и Толчук, придерживаясь за стены рукой.

— Будьте осторожны! — прокричала им в спину Нилен. — И не верьте эльфу!

На этот раз, боясь снова оскорбить нюмфаю, Толчук промолчал и пошел, не упуская из виду Крала.

Скоро слабый предрассветный туман растаял позади них, и даже глаза огра уже с трудом различали что-либо. Он услышал, как выругался Крал, наткнувшийся на какое-то препятствие.

— Этот Мерик со своим светом, должно быть, уже далеко впереди, — пробормотал бородатый гигант, потирая ушибленное место и убирая с царапины кровь.

Толчук ничего не ответил, его все больше смущал слабый шум, едва доносившийся до его чутких ушей. Не веря сам себе, он прочистил сперва одно ухо, потом другое, но шум все-таки не исчез. Значит, звук действительно шел из туннеля. Крал упорно продвигался вперед, и стук его сапог о камни почему-то успокоил Толчука, который шел, не отставая и высоко держа уши. Вот оба повернули за угол, и шум стал еще более отчетливым и ясным, слышимым даже через топот сапог.

57
{"b":"14434","o":1}