ЛитМир - Электронная Библиотека

Легион не стал ждать приглашения. Он ворвался в комнату, оттолкнув лорда Парака, который плюхнулся на тощую задницу на пол. Вороны, сидевшие повсюду, сорвались со своих мест в черном облаке перьев и громких криков.

Прежде чем темный страж успел что-то предпринять, зубы Легиона добрались до его горла. Наконец лорд Парак узнал родственный дух.

– Нет, – простонал он, – мы служим одному господину.

Вместо ответа из глотки волка-оборотня вырвалось голодное рычание. Затем с пронзительным воем, эхом отдавшимся в коридорах гарнизона, Легион разорвал горло лорда Парака. Он впервые лакомился черной кровью другого темного стража, и, когда она потекла в его тело, вместе с ней к нему перешла и магия жертвы. Легион думал, что его жажда крови лучше всего утоляется во время охоты, но он ошибался. Магия, которую он поглощал, когда его зубы рвали плоть и сухожилия темного стража, превращала в безвкусный напиток даже кровь девственницы. Он поднял морду от разодранной глотки лорда Парака и снова завыл, вложив в вопль, исторгнутый могучими легкими, всю свою ненасытную жажду.

Огонь и удовольствие наполнили Легиона.

Лапы волка задрожали, когда его кровь впитала кровь другого мага. Словно отражая его внутреннюю трансформацию, туча воронов опустилась на оборотня. Но вместо того чтобы сесть на спину Легиона, стая начала в него погружаться, исчезая, точно морские птицы под поверхностью воды. Легион знал, что так и должно быть. Его кровь вобрала в себя магию другого темного стража, а плоть поглотила его демонов.

Чувствуя, как возрастает сила его магии, Легион издал вопль голода и силы.

Теперь он знал, что́ почувствует, когда доберется до ведьмы и впитает в себя ее магию. С этой мыслью он выскочил из комнаты в коридор. Ничто не помешает ему насладиться столь сладостным переживанием.

Он мчался вперед, и все, кто слышал его вой, падали на пол, не в силах пошевелиться. К Легиону перешла парализующая магия темного стража, и теперь ему ничего не стоило добраться до кладовой, где лежал талисман его господина. Окровавленные зубы сорвали волчью шкуру с лезвия топора, и действие заклинания прекратилось. Тело волка превратилось в тело обнаженного мужчины.

Выпрямившись и встав босыми ногами на каменный пол, Крал схватил черную с золотом форму городской стражи, выбрав первую попавшуюся из нескольких, висевших в кладовой. Она не слишком ему подошла, но наброшенный на плечи плащ скрыл главные недостатки. В куче добычи, собранной стражей ночью и оставленной до утра, он нашел вещи своих спутников. Оставаясь босым, Крал надел сумки на одно плечо, затем прикрепил топор к поясу и довольный вышел из комнаты.

В гарнизоне царил настоящий хаос. Точно муравьи в развороченном муравейнике, солдаты бессмысленно метались по коридорам. Один из них подбежал к Кралу.

– Хватайся за меч! Здесь разгуливает стая волков! – крикнул он и тут же умчался.

Крал спокойно шагал сквозь шум и неразбериху.

Вскоре он оказался в коридоре с камерами, где держали его спутников. К счастью, никто не пришел сменить убитых им стражников. Он снял с гвоздя кольцо с ключами и подошел к запертой двери.

Могвид и Тол’чак стояли около нее, поднятые громкими криками. Глаза Могвида широко раскрылись, когда он узнал громадного стражника, направлявшегося к ним.

– Крал!

Горец отпер ржавый замок и распахнул дверь, затем освободил Тол’чака от оков.

Огр неуклюже выбрался из камеры.

– Как тебе?..

– Сейчас не время рассказывать истории, – просто ответил Крал. – Идем, пока путь еще открыт.

Горец передал Тол’чаку его мешок, а Могвиду – тяжелый рюкзак.

Огр быстро открыл свой мешок, засунул в него руку, нащупал сердце-камень, спрятанный во внутреннем кармане, и вытащил его наружу.

– Он на месте.

– Нам сопутствует удача, – ответил Крал и кивком показал на рубиновый кристалл. – А ты уверен, что он сможет указать нам дорогу к Элене?

Тол’чак поднял камень, и его грани засияли, точно маленькое рубиновое солнце.

– Да, сердце приведет нас к ней, – сказал огр, показывая, в какую сторону им надо идти.

Крал улыбнулся, продолжая чувствовать на языке вкус крови и магии.

– Хорошо. Тогда пусть начнется охота.

Глава 6

Джоак отскочил от поручня и попытался поднять посох. Он закричал, призывая помощь, и его голос был подхвачен утренним бризом.

– Морис! Флинт! На нас напали!

Снизу, из-под корабля, его крик был встречен смехом.

– Я вижу, ты снова защищаешь свою сестру.

Из моря поднялось улыбающееся привидение, которое легко поднималось, стоя на вершине плотного водяного пузыря. Оказавшись достаточно высоко, убийца и гнусный предатель Рокингем перешагнул через леер на палубу. Он был в коричневых легинсах и расстегнутой, развевающейся льняной рубахе. Когда ветер распахивал ее полы, Джоак видел на бледной груди Рокингема неровный черный шрам.

Морис уже спешил с кормовой палубы на выручку к Джоаку, в одной руке он держал длинный меч, а в другой – дубинку. За спиной темнокожего брата Флинт закреплял руль, готовя «Морского стрижа» к сражению. Со всех сторон слышался скрежет когтей по бортам и шипение, вырывавшееся из сотен глоток гоблинов. Еще немного – и чудовища захватят корабль.

Джоак посмотрел в глаза Рокингема и почувствовал, что именно убийца вел за собой легионы драк’илов, что он – тот кулак, который нацелен на его сестру. Юноша выставил перед собой посох.

Рокингем взглянул на дерево пой и озадаченно нахмурился.

– Разве это не палка Дисмарума?

– Ты имеешь в виду своего прежнего господина? Да, я победил темного мага, разжал его мертвые пальцы и забрал посох, – нахально заявил Джоак, надеясь, что его ложь испугает демона и даст друзьям время вооружиться. – А теперь твоя очередь.

Обращаясь к посоху, Джоак прошептал слова заклинания, того самого, что он выучил во сне, и полированную поверхность дерева окутало черное пламя.

В этот момент около него остановился Морис, готовый с мечом в руках защищать «Морского стрижа».

Рокингем, не обращая внимания на их угрожающие позы, кивком поприветствовал Мориса. За спиной демона гоблины, шипя и размахивая лапами, перебирались через леера, они явно ждали сигнала своего командира. Рокингем снова повернулся к Джоаку.

– Старый темный маг – Дисмарум, Грэшим или как там его еще – никогда не был моим господином. Сейчас я тебе покажу, кому я служу на самом деле.

Рокингем потянулся к рубашке в тот момент, когда Флинт бросился к ним с кормы корабля.

– Не смотри! – крикнул старый моряк.

Но он опоздал. Рокингем распахнул полы рубашки, явив миру рваный шрам в центре бледной груди. На глазах у Джоака рана открылась, точно пасть акулы, с обломками ребер, похожими на острые зубы. Наружу, точно живые щупальца тени, тут же потек маслянистый мрак, пропитанный запахом разрытой могилы.

– Вот мой истинный господин!

За спиной Рокингема собирались все новые и новые гоблины; когти впивались в палубный настил, хвосты с шипами стучали, точно старые кости. Впрочем, они держались настороже, опасаясь черной магии.

– Берегись! – проревел Морис Джоаку. – Это голем. Пустая оболочка. Его плоть поддерживает только черная магия.

Джоак, задохнувшись от ужаса, начал заикаться, заклинание зазвучало прерывисто, и черное пламя на посохе погасло. Юноша сжимал в руках обычный кусок дерева, который вряд ли смог бы защитить его от зла, пульсировавшего в груди Рокингема.

Из глубины распахнутой груди послышался вой терзаемых душ и холодный смех их мучителя.

– Меня оставили гнить в могиле после битвы со скал’тумами в горах за Уинтерфеллом, – сказал Рокингем. – Решили, что я умер. Но слуги Темного Властелина вытащили меня из холодной земли и вернули мне жизнь.

– Тебе вернули не жизнь, – возразил Морис громоподобным голосом. – Тобой владеет злой дух, он прячет от тебя правду и подавляет волю. Вспомни, кем ты когда-то был!

Джоак увидел, что правый глаз Рокингема слегка дернулся после слов Мориса.

26
{"b":"14435","o":1}