ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не обратила на него ни малейшего внимания, и языки ее пламени взмыли в небо, когда она встала перед рейверами.

– Что происходит? – прошептал ему на ухо Флинт.

Лицо Эр’рила потемнело, словно на него набежали тучи.

– Ведьма, живущая в Элене, разорвала цепи. И теперь она бушует в ее крови.

Джоак, сжимая в руке посох, подобрался к ним поближе.

– И что это значит?

– Это значит, что Элена отдала часть своего духа ведьме. И эта часть превратилась в силу такую же могущественную и дикую, как циклон, и такую же безжалостную.

Словно в подтверждение его слов, из тела Элены вырвалось серебристое пламя, и стая рейверов отступила. Только их вожак остался стоять на месте, вонзив острые когти в закаленное ветрами дерево палубы. Когда Элена направилась к нему, в его желтых глазах не отразилось пламя ведьмы, казалось, они его поглотили. Наконец чудовище подняло обтянутую кожей голову и завопило.

Элена ответила на его вызов безумным смехом.

За ним стоял Рокингем, а вокруг его ног, затянутых черными тенями, столпились рейверы. На его губах застыла победоносная улыбка. Эр’рил знал, почему улыбается демон. Даже если Элена расправится с тварями Темного Властелина, тот все равно одержал над ней небольшую победу. Сегодня часть души девушки умерла, и ее уничтожил не яд драк’ила, она добровольно отдала ее силе, не принадлежащей этому миру.

Элена перестала быть только человеком.

Эр’рил почувствовал, как его сердце сжимает ледяное кольцо. Если ведьма получит власть над ней, все будет потеряно. Элена станет такой же темной и безжалостной, как Черный Властелин. Воин поднял меч.

В этот момент к нему подошел Морис.

– Она балансирует на тонкой проволоке, – предупредил его темнокожий маг. – Если она в самое ближайшее время не возьмет свою магию под контроль…

Эр’рил только кивнул в ответ. Он не сводил глаз с победоносно улыбающегося Рокингема. Неожиданно он понял, что в действительности задумал их враг и почему Рокингема вытащили из гниющей могилы и вернули в мир живых. Темный Властелин использовал драк’илов, чтобы измотать людей, а теперь использовал убийцу родителей Элены, стараясь нанести удар по самому слабому месту – ее душе и сердцу.

Враг намеревался вызвать у Элены слепую ярость, заставить прикоснуться к могущественным силам, чтобы собственная страсть поглотила ее, оставив только выжженную оболочку – существо, наполненное магией, но лишенное человеческих чувств.

Эр’рил знал, что он должен сделать. Он подозвал к себе остальных, обходя по кругу окутанную пламенем фигуру Элены.

– Мы должны помешать ей бросить вызов голему, – взволнованно проговорил он.

– Почему? – спросил Джоак. – Ей единственной среди нас по силам его уничтожить.

– Нет. Именно этого хочет Черное Сердце. Для Элены Рокингем не только реальное существо, он ее внутренний демон. Она рискует уничтожить себя, причинив ему вред.

Флинт и Морис встали по другую сторону от него.

– Что мы, по-твоему, должны сделать? – спросил Морис.

– Пусть она атакует рейверов, а мы займемся Рокингемом.

Словно услышав его слова, стая рейверов бросилась навстречу Элене, как мотыльки, привлеченные ее серебряным огнем, расчистив дорогу голему, окутанному тенями.

Джоак не сводил глаз с сестры.

– Они же ее поглотят.

– Вот и хорошо, – ответил Эр’рил, и все разом удивленно на него уставились. – Они отвлекут ее от истинного демона. Лучше пусть она умрет от когтей рейверов, чем попадет в лапы Темного Властелина и лишится души.

Его соратники были так потрясены, что ни у кого не нашлось подходящих слов.

Звук их шагов привлек внимание Рокингема, продолжавшего стоять около грот-мачты.

– Итак, крысята решили прикончить льва, – язвительно проговорил он. – Я думал, ты умнее, Эр’рил.

– Даже у самого злобного льва есть слабое место, – ответил воин и поднял меч. – Точный удар копья в сердце может оказаться смертельным.

– Ну, может, и так, – сказал Рокингем и отшвырнул в сторону обрывки льняной рубашки, открыв зияющую черную дыру в своей груди. – Но, видишь ли, у меня нет сердца.

Элена позволила маленьким демонам окружить себя. Стук их когтей по деревянной палубе звучал у нее в ушах, но она не обращала на него внимания. Она не сводила глаз с самого крупного рейвера – короля чудовищ, понимая, что он является сердцем стаи. Если она одержит над ним верх, остальные будут ей не опасны.

Потоки огня небольшими волнами стекали с ее тела на палубу и собирались возле босых ног. Маленькие рейверы старались держаться подальше и бросались вперед, только когда ее магия на мгновение отступала, а затем, стуча острыми когтями, отскакивали, когда к ним приближались волны серебристого пламени.

Однако король демонов оставался на своем прежнем месте на палубе, он стоял, глубоко вонзив когти в деревянные доски. Казалось, на него не произвел особого впечатления призрачный огонь Элены.

Один из рейверов поменьше угрожающе щелкнул клыками и храбро бросился вперед. Пролетев по воздуху, он перепрыгнул через расползающуюся лужу призрачного огня и метнулся к горлу Элены, выставив перед собой острые точно бритва когти, подобные железному капкану для медведя.

Не обращая на него внимания, Элена отвернулась. Она знала, что ведьма защитит ее спину. Ее правая рука поднялась сама собой в сторону напавшего на нее рейвера, словно пыталась его остановить. Из ладони вырвался сноп магии и ударил в демона, остановив его в воздухе.

Краем глаза Элена видела, как демона поглотил огонь. Плоть рейвера была сожжена, остались лишь обведенные линией серебристого пламени очертания. Затем магия проникла глубже, пометив призрака своим знаком. Элена слышала, как он взвыл, когда ведьма поглотила его и подчинила своей воле.

Ни один призрак не мог противиться обжигающему прикосновению ее огня.

Элена улыбнулась, когда ведьма отпустила демонического призрака. Он ударился о палубу, но быстро вскочил, сияющий, точно серебряное привидение. Продолжая оставаться в облике рейвера, он повернулся и набросился на своего собрата, стоявшего рядом с ним. Вскочив на ничего не подозревающего демона, он вцепился в него, точно в скакуна, начал медленно погружаться внутрь и вскоре исчез из виду. Атакованный рейвер извивался в безмолвной муке, скользя и пытаясь уцепиться когтями за палубу. В следующее мгновение он выгнул шею, из его глотки вырвался ужасающий вопль, и он выплюнул проникшего в него серебристого призрака, который, нисколько не пострадав, покатился по палубе, встряхнулся и снова встал на свои жуткие ноги.

Следующий рейвер не отделался так легко. Он дрожал и раскачивался, цепляясь за палубу когтями, могильный свет в его желтых глазах стал серебряным, а затем из оболочки кожистой плоти вырвался его собственный дух, окруженный сиянием призрачного огня. У него за спиной опустевшее тело повалилось на палубу, превратившись в кучу костей и обвисшей кожи. Оставив свое прежнее вместилище, новый призрак начал пробираться по палубе к своему близнецу. Вскоре они атаковали остальных рейверов, и огонь Элены побежал, точно языки пламени по сухой траве.

И вот Элену уже окружала армия призраков, которых она питала своей магией.

Элена не обращала на них внимания. Она знала, что это всего лишь первый залп в предстоящем сражении; ее звала главная битва. Король рейверов ждал, стоя неподалеку, и с его губ стекала черная кровь. Атака на остальных демонов его не испугала. Он просто смотрел на Элену.

Она подозревала, что короля рейверов будет не так просто подчинить призрачному огню. Перед ней стояло существо, рожденное в самых глубоких ямах потустороннего мира. Его домом были печи с расплавленным камнем, а остальные рейверы служили всего лишь пешками в игре. Чтобы победить его, первозданной силы ведьмы недостаточно. Король рейверов был коварным демоном, и, чтобы одержать над ним верх, понадобится сила ведьмы и ум Элены.

Неожиданно между нею и королем оказался один-единственный рейвер. Его зубы стучали от ужаса, когда на него набросилась стая призраков и подмяла под себя, точно голодные гончие испуганного зайца.

33
{"b":"14435","o":1}