ЛитМир - Электронная Библиотека

Сами двери, если их так можно было называть, производили весьма странное впечатление. Обследовав снаружи несколько зданий, Крюгер обнаружил, что уже не в состоянии определить, то ли двери, по очертаниям похожие на колокол, прорезаны в нижних этажах через каждые два-три фута, то ли наружные стены нижних этажей состоят из колонн необычной формы. Последнее предположение казалось более вероятным, ибо слово «дверь» мало подходило к проходу, ширина которого у основания чуть превышала ярд, высота едва доходила до четырех футов, а форма напоминала гауссову кривую.

Одно путешественники поняли очень скоро: оба говорили чистую правду, когда отрицали какую-либо связь с этим городом. Для Крюгера потолки были слишком низкими, что же касается Дара, то он хоть и мог без труда передвигаться в любом из помещений, однако двери предназначались явно не для таких, как он. Осознав это, Дар уже готов был разрядить арбалет, и все-таки окончательно не успокоился.

Крюгеру хотелось бы обследовать внутренние помещения какого-нибудь здания, но Дар предложил вначале осмотреть город. И они двинулись дальше по улице.

Улица вела к океану, но, по-видимому, не доходила до него. Планировка города отличалась замысловатостью; казалось, будто ни одна из улиц не пересекает его из конца в конец. Крюгер держал путь к морю, полагая, что самые большие и интересные здания должны располагаться вдоль набережной.

В какой-то степени он оказался прав. Город действительно простирался до самого океана, и чем дальше, тем внушительнее становились здания. Но самые большие здания находились не на берегу, а… на дне залива.

Крюгер не сразу осознал увиденное. Дар был поражен еще более; он уже склонялся к тому, чтобы поверить, что Крюгер не имеет никакого отношения к строителям города, но был совершенно уверен, что строители, как и Нильс, были огнепоклонниками — об этом свидетельствовало не только расположение самого города, но и строительный материал. Подобная гипотеза не очень-то согласовывалась со зданиями, возведенными, казалось, прямо под водой в полном пренебрежении к различиям между водой и воздухом. Дар знал об огне мало, но даже он понимал, что огонь и вода несовместимы. Он придвинулся ближе к своему приятелю-великану.

— Этот город древнее, чем я думал, — медленно произнес Крюгер. — Чтобы берег опустился или же уровень воды поднялся настолько, чтобы затопить эти здания, должно было пройти немало времени. Вряд ли можно говорить о внезапном толчке, в этом случае город был бы разрушен.

— Что же мы теперь намерены делать?

— Я бы все-таки хотел осмотреть один из домов изнутри. Вдруг удастся отыскать что-нибудь полезное, да и вообще мне любопытно.

Дар обнаружил, что, несмотря на груз восьмивековых традиций, ему тоже любопытно, и без возражений последовал за Крюгером, когда тот подошел к ближайшему зданию, опустился на четвереньки и прополз внутрь через один из проходов в стене. Внутри Дар смог выпрямиться, и над его макушкой еще оставался значительный просвет; он свободно прошелся по помещению, тогда как Крюгер некоторое время оставался на коленях.

Открытая структура внешней стены имела то преимущество, что пропускала много света, и тем не менее здесь было мало такого, чего бы они уже не видели, заглядывая с улицы. Да и смотреть было почти не на что. Комната — или зал футов пятнадцати шириной — тянулась во всю длину здания параллельно улице; обстановки не было. Во внутренней стене прохода имелись двери, по форме и размерам точно такие же, как и те, что вели с улицы; правда, их здесь было не так много. Крюгер выбрал наудачу одну и прополз в нее. Дар последовал за ним.

Помещение, в которое они попали, также узкое и длинное, тянулось наискосок к улице. Дверь находилась в одном его конце, а в другом, примерно на фут от пола, возвышался какой-то помост. На полу в четырех местах весьма хаотично были расставлены куполообразные предметы с гофрированной поверхностью, что делало их похожими на перевернутые формочки для желе высотой примерно пол-ярда и таким же диаметром. Они были выполнены из какого-то светлого камня. Крюгер, упершись ногами в стену, едва мог сдвинуть с места один из них. Каково было их назначение — непонятно. С другими предметами обстановки дело обстояло проще: там было какое-то прямоугольное изделие из металла с выдвижными ящиками и еще зеркально гладкая поверхность из превосходно отполированного обсидиана, вделанная в одну из стен. Зеркало, если только это было зеркало, по размерам и форме не отличалось от дверей.

Выдвижные ящики бюро или шкафа — или как его там назвать — запирались простыми щеколдами. Верхний ящик был пуст, зато следующий был чуть ли не доверху набит металлическими предметами, из которых половина предназначалась для неизвестных целей, а другая половина вполне могла сойти за чертежные принадлежности. Там были циркуль, пластина с насечками, полукруглый транспортир, размеченный глубоко врезанными в металл штрихами на восемнадцать делений, и несколько инструментов явно для резания и гравирования. Один из них, похожий на обоюдоострый скальпель с довольно длинной рукоятью, Крюгер показал Дару и предложил взять с собой. Дар все время пользовался ножом Крюгера для разрезания мяса, с тех пор как оценил преимущества стального лезвия. Рукоять по форме не совсем подходила для руки Дара, но и у ножа Крюгера она была не лучше, а тут его по крайней мере устраивал размер.

Продолжая осмотр, они наткнулись на торчащую из стены трубку с подобием газовой горелки на конце. Крюгер решил, что это приспособление для газового освещения.

На площадке в глубине комнаты имелось два неглубоких тазообразных углубления около четырех футов в диаметре. Крюгер в первый момент принял их за вазы для цветов либо ванны. Однако, подойдя ближе, он почувствовал жар. Он и так все время с головы до ног был мокрым от пота, поэтому он поначалу решил, что ему показалось, но, коснувшись стены, с испуганным криком отдернул руку: поверхность была обжигающе горяча.

Только огромным усилием воли Дар не впал в панику. Он не желал иметь никакого дела с источниками тепла, искусственными или природными, и он отступил к дверям, так что Крюгеру пришлось закончить осмотр одному. Это потребовало некоторого времени, ибо едва он решил, что смотреть больше нечего, как взгляд его упал на небольшую металлическую пластину, вделанную в пол. Она казалась совершенно гладкой, но при ближайшем рассмотрении обнаружилось, что по краям ее имеются два крошечных углубления.

Крюгер вернулся к выдвижному ящику с инструментами, извлек циркуль и, вставив его острия в углубления, ухитрился подцепить и приподнять пластину. Он не слишком осторожничал, но на металлической поверхности не осталось ни царапины. Впрочем, Нильс не сразу обратил на это внимание.

Несколько секунд он молча разглядывал тусклую пластинку с двумя маленькими дырочками, а затем снова принялся за работу, орудуя импровизированным рычагом. Через несколько минут пластинка отскочила. Под ней оказалось именно то, что ожидал увидеть Нильс: две серебристые проволочки, изолированные черным гибким покрытием и подсоединенные к металлическим трубочкам. Конечно, инопланетная техника могла сильно отличаться от земной, но, по мнению Крюгера, перед ним была обычная штепсельная розетка, предназначенная для подачи электрического тока в любую точку по желанию обитателей комнаты.

Немелодично насвистывая, он глядел то на серебряные проволочки, то на трубку с насадкой, торчащую из стены, то вновь на проволочки. Затем вставил пластинку на место и, к огромному облегчению Дара, покинул комнату.

Все увиденное не испугало, но глубоко поразило Крюгера. Отлично сохранившийся город, правда, в настоящее время без единого жителя (он был покинут, очевидно, совсем недавно), и тем не менее большей своей частью погруженный в океан (а это требовало многовекового опускания суши), с домами, оборудованными одновременно и газовым освещением, и электричеством.

Дар тоже был не в состоянии разрешить эту проблему. Он безоговорочно принял аргументацию Нильса по всем пунктам, кроме вопроса о газе и электричестве, — здесь он пожелал получить квалифицированную консультацию. Крюгер как мог объяснил ему, пока они отдыхали в затемненном зале у выхода из здания. Тиир в это время находился в максимальной близости, и продолжать поход все равно было невозможно. Дар с завидной легкостью усвоил, что газовый свет — одна из форм огня, и поспешно перевел разговор на электричество. Крюгер не ожидал, что ему удастся дать сколько-нибудь доступное толкование, и был приятно удивлен, обнаружив, что Дар, по-видимому, вполне его понимает. Разумеется, объяснение длилось долго, но к тому времени, когда Тиир снова опустился на холмы, Нильс был почти убежден, что объяснения его нашли благодатную почву.

10
{"b":"14438","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Медиация
Закон притяжения
Непоколебимый. Ваш сценарий финансовой свободы
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Сердце лётного камня
Техподдержка
Аратта. Книга 3. Змеиное Солнце
Испекли мы каравай
Черновик