ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не буду, сэр.

— Превосходно. Дар, я не стану перед тобой извиняться. Но я готов предоставить любую помощь, которая тебе потребуется, пока ты с нами, если, конечно, это окажется в моих силах.

— Благодарю вас, командир. Мои Учителя будут вам за это весьма признательны.

— Кажется, скоро наступит время, когда ваше убежище закроют?

— Через год. Я, впрочем, хотел бы вернуться туда, как только вы разрешите, потому что докладывать мне придется о многом.

— Мы переправим тебя в самое ближайшее время. Нильс Крюгер, я полагаю, вы захотите отправиться вместе с Даром. Бот поведу я сам; на борт приглашаются все, кому это позволяют их обязанности и кому хватит места. Мы останемся внизу до того момента, когда закроют убежище, так что все, кто желает видеть эту процедуру, пусть планируют трехнедельную отлучку с «Альфарда». Бот стартует через двадцать часов; желающие взять с собой аппаратуру могут воспользоваться этим временем, чтобы погрузить ее. Дар Лан Ан, как по-твоему, смогут ли твои Учителя пользоваться радио, которое работает не на волне твоих «огненных» приятелей, так, чтобы они могли говорить с нами, если бы пожелали, без свидетелей?

Крюгер с трудом подавил улыбку: старик, несмотря на свою приверженность долгу, все-таки был неплохим человеком.

— Такое устройство весьма бы нам пригодилось, командир.

— Отлично. Мы позаботимся о том, чтобы несколько таких аппаратов были погружены на бот. Можете расходиться.

На сей раз выход на посадочную площадку у Ледяной Крепости происходил по-другому. Боту, который поддерживался и управлялся полями, сходными с теми, что пронесли «Альфард» сквозь межзвездное пространство с полным безразличием к законам скорости света, не пришлось маневрировать, как планерам. И это было очень кстати, ибо площадка была забита летательными аппаратами до такой степени, что сам Дар затруднился бы посадить здесь свой планер. Впервые Крюгер увидел Учителей на поверхности: одни из них командовали, другие просто смотрели.

Бот заметили, и группа аборигенов жестами показала на край площадки, откуда оттаскивали планеры, чтобы расчистить место.

Едва люк бота откинулся, как Дар и Крюгер, нагруженные радиооборудованием, которое предоставил Берк, выбрались наружу. Дар пошел впереди, и начался долгий-долгий спуск по туннелям к центральному убежищу, расположенному на большой глубине под ледяной шапкой. Крюгера более не удивляло подобное расположение, но он по-прежнему недоумевал, каким образом все это соорудили.

В туннелях было гораздо оживленнее, чем раньше, десятки и даже сотни аборигенов сновали взад-вперед по своим таинственным делам.

— В библиотеках, должно быть, очень много работы, — заметил Крюгер, указывая на одну из таких групп.

— Нет, книги доставлены уже давно, — отозвался Дар. — Сейчас главная проблема — пища. Обычно ее всегда много здесь до срока, но мало ли что может случиться? Мы носим сюда пищу до самого последнего момента.

— Что ты намерен делать?

— Собрать всех Учителей, которые свободны, и доложить обо всем. Их будет, наверно, много: они ведь знают, что я вернулся с информацией.

— Надо полагать, доклад займет теперь все твое время.

— Да, Нильс. Тебе, верно, хочется осмотреть все убежище, увидеть, как оно подготовлено к времени смерти, но я буду занят и не смогу служить тебе проводником. Впрочем, мы найдем кого-нибудь, кто тебе поможет.

Крюгер остановился и положил руку на плечо своего маленького друга.

— Ты ведь еще увидишься со мной, перед тем как закроют двери? — спросил он. — Я не хочу мешать работе, которая должна быть сделана, но мне не хотелось бы так скоро расстаться с тобой, — вероятно, на много моих лет.

Дар Лан Ан вывернул оба глаза и уставился на взволнованное лицо Нильса.

— Я увижусь с тобой, перед тем как закроется Крепость. Обещаю это, — сказал он.

Они двинулись дальше; юноша был удовлетворен.

Предположение Дара о том, что его ожидает целая комиссия, полностью оправдалось. Нильс обнаружил, что она состоит из существ одного с ним роста — из новых Учителей. Впрочем, один из гигантов, которых он встречал раньше, предложил ему услуги в качестве проводника, и с его помощью Крюгер увидел уже приведенные в порядок библиотеки, склады продовольствия на верхних уровнях, всего в нескольких футах от слоя льда, и огромные «огороды», где произрастали растения, напоминающие земные грибы, на нижних более теплых уровнях.

Затем его вывели наверх, на посадочную площадку, где продолжалась кипучая деятельность. В воздух взмывали планеры, направлявшиеся к далеким городам, и тут же садились другие с грузом продовольствия. Наземные команды без устали оттаскивали их к границам посадочной площадки или в туннели, чтобы расчистить место для новых аппаратов.

— Я не отнимаю у тебя времени? — спросил Крюгер, когда они вышли на поверхность. — Сейчас, кажется, самое хлопотное время для твоего народа.

— Мне ведь больше нечего делать, — последовал ответ, — я уже передал свои обязанности преемнику.

— Разве ты не останешься в убежище?

— Нет. Моя жизнь окончена. Останутся лишь немногие из нас, чтобы проследить за тем, как будут закрываться двери, но это уже не моя задача. Как только ты перестанешь нуждаться в моих услугах, я покину это место.

— А мне показалось, что все планеры, которые могут носить вас, уже разобраны…

— Они действительно разобраны. Но я уйду пешком. Мы ведь не возвращаемся в города.

— Ты хочешь сказать… — Крюгер остановился; он знал, что Дар рассказал своему народу по радио очень немногое, и он понятия не имел, что может быть известно этому существу. Впрочем, Учитель либо знал, либо догадывался.

— Нет, мы не возвращаемся в города. Такого обычая у нас нет. Лучше умереть до того, как температура поднимается слишком высоко, во всяком случае прежде, чем наши тела будут разрушены каким-либо другим образом. И когда ты более не будешь нуждаться во мне, я отправлюсь на ледяную шапку.

Крюгер не нашелся, что сказать, и объявил только, что он все еще нуждается в обществе Учителя. По его предложению они вошли в посадочный бот, где Учителя с большим энтузиазмом встретили биологи. Один из биологов вполне свободно владел местным языком, поэтому присутствие юноши не было обязательным, и он вернулся на посадочную площадку дожидаться Дара. Однако его маленький друг все не появлялся, и Нильс наблюдал за неутомимой деятельностью аборигенов, пока ему не захотелось спать.

Время шло. Постепенно число планеров уменьшалось — их прибывало все меньше, а те, что находились на площадке, улетали в другое полушарие. Деловитость, с которой эти существа отправлялись в свой последний полет, действовала угнетающе не только на Крюгера, но и на всех остальных членов экипажа.

— Вероятно, все дело в воспитании, — заметил один из них, — но если бы я знал, что мне осталось жить всего неделю, я вел бы себя совсем по-другому.

— А по-моему, осталось еще три недели, — возразил Крюгер.

— На всякий случай они закрывают двери за год до того, как начинаются изменения в атмосфере.

— Не уклоняйся от сути дела.

— Я и не собираюсь уклоняться. Между прочим, из бесед с Даром у меня создалось впечатление, будто он жалеет нас за то, что мы живем, совершенно не имея понятия, когда придет наш срок. Видимо, ему так же трудно понять, что мы к этому привыкли, как и нам представить себе его отношение к этому вопросу.

— Справедливо замечено, — отозвался новый голос. Крюгер повернулся и увидел на пороге люка командира Берка. — Хотелось бы мне узнать вашего друга поближе, Крюгер, но мы, видимо, так никогда и не узнаем его по-настоящему — даже вы не узнаете.

— Возможно, вы правы, сэр, но у меня такое чувство, будто я-то его знаю.

— Ну что ж, желаю вам удачи. Однако, мне кажется, время закрывать двери наступает…

Еще несколько человек вышли из бота.

— Я не совсем в курсе дела, сэр, но думаю, что вы правы. Почти все планеры улетели, и… и я видел, как целая группа Учителей прошла по площадке и удалилась за гору. — Голос Нильса дрогнул, и командир печально склонил голову.

41
{"b":"14438","o":1}