ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ты будешь делать, когда мы достигнем льдов? — снова спросил Крюгер. Если вопрос окажется скользким, подумал он, Дару ничего не стоит обойти молчанием любую тему, которую он не пожелает обсуждать.

— Осталось еще несколько лет, — ответил тот спокойно. — Двадцать два года, если я правильно помню дату. Если для меня найдется планер, я, наверное, вернусь к своей постоянной работе. Если нет, буду делать то, что укажут Учителя.

Крюгер уже знал, что под словом «год» следует понимать полный цикл красного солнца; значит, время, о котором говорил Дар, составляет примерно тринадцать месяцев. Прежде чем он успел задать новый вопрос, абориген его опередил:

— А что будешь делать ты? Ты действительно пойдешь со мной до ледяной области и предстанешь перед Учителями? Я ведь считал, что ты намерен остаться на побережье, когда мы туда дойдем.

— Я полагаю, мне будет удобнее пойти с тобой до тех пор пока ты мне позволишь. Конечно, это твой народ; если ты не хочешь, чтобы я встретился с ними, твое право.

— Я очень хочу, только я не знал, как ты на это посмотришь.

— А чего мне раздумывать? Мне помощь нужна больше, чем тебе, и может, твои Учителя захотят оказать мне поддержку, в которой я нуждаюсь. Я понимаю, вы там очень заняты, раз ты намерен сразу же вернуться к работе, но я могу и подождать. Может быть, когда пройдет то время, о котором ты говорил, они освободятся и примут во мне участие. А я со своей стороны буду охотно делать для твоих друзей все, что в моих силах.

На сей раз Дар ответил не сразу. К тому времени, когда Крюгер узнал его достаточно хорошо, чтобы понять, как ужасно должны были звучать для аборигена эти слова, он уже забыл подробности разговора. По всей вероятности, он так никогда и не осознал, что чувствовал Дар в тот момент. Ответ был самый уклончивый, какой только удалось придумать маленькому пилоту:

— Я уверен, что все как-нибудь устроится.

Таким образом, основное недоразумение не только не удалось разрешить, напротив, оно еще более усугубилось, по крайней мере для одной из сторон.

Несмотря на это дружба между ними крепла. Во всяком случае, Крюгер был готов поклясться в этом; он знал свое отношение к Дару и имел достаточно случаев убедиться, что и Дар относится к нему не хуже. Один из таких случаев произошел еще в пути, когда они вышли на побережье — через несколько «лет» они все-таки вышли на побережье.

Джунгли немного поредели, все чаще стали появляться проплешины лавы и вулканического пепла. Очевидно, местные вулканы были действующими еще сравнительно недавно. Карабкаться здесь пришлось чаще. Ни один из склонов не превышал и сотни ярдов, но они подчас были весьма крутыми, ведь угол естественного откоса для рыхлого вулканического пепла составляет около тридцати градусов. Памятуя, о чем в свое время говорил Дар, Крюгер ожидал, что океан может появиться с минуты на минуту, и все же он застиг его врасплох.

Они вскарабкались на гребень одного из холмов, по виду ничем не отличающегося от других, и вышли на ровное место, с которого перед ними впервые открылся широкий, на много миль, обзор. Их взору предстала удивительная картина.

Впереди, по обе стороны от них, располагались две большие вулканические сопки ярдов по триста высотой. Между ними сверкало и искрилось поле интенсивной синевы, которое могло быть только огромной массой воды. Это был океан, к которому они стремились столь долго и упорно. И все же не он приковал к себе внимание путешественников. Несколько минут они стояли молча, уставившись на то, что лежало между ними и океаном, — в долине между вулканами и частично на склонах. Затем оба почти одновременно повернулись друг к другу и задали один и тот же вопрос:

— Это твой народ?

4. Археология

Строго говоря, никакого народа они не увидели, но было явное свидетельство того, что он существует. Города не возводятся сами собой, а то, что лежало между сопками, было городом в понимании как человека, так и обитателя Абьермена. Очень высоких зданий не было. От силы три или четыре этажа, если судить по расположению окон. Окна, по-видимому, были довольно большими, иначе их было бы трудно разглядеть на таком расстоянии, но они не были застеклены, так как не отражали света. Это, конечно, могло объясняться и случайностью, но уж слишком мала была вероятность, что из тысяч стекол, озаренных светом двух солнц, ни одно не отражало лучи в сторону путешественников.

Крюгер почти мгновенно сообразил, что если его представления о Даре правильны, такой город вряд ли может быть делом рук соплеменников пилота. И все же он ждал ответа. Молчание продолжалось несколько секунд; Дар также ждал ответа на свой вопрос. Крюгер ответил первым:

— Нет, этот город строил не мой народ. Я никогда раньше не видел его или что-либо на него похожее.

Дар воспринял это заявление с некоторым недоверием, но в свою очередь заявил, что ничего не знает об этом месте.

— Укрытия на полярной шапке находятся внизу, — сказал он. — Эти же построены на поверхности. Мой город, Кварр, тоже находится на поверхности, но форма и цвет зданий у нас совсем другие. Я тоже никогда не видел чего-либо, похожего на этот город.

Дар надеялся, что слово «тоже» не прозвучало слишком подчеркнуто.

— По-моему, город покинут. Пойдем осмотрим его.

И тут Дар в полной мере продемонстрировал дружеские чувства, которые он питал к человеческому существу. Ведь будь он один, он бы постарался обогнуть этот город так далеко, как только возможно. Слова Крюгера о том, что город покинут, не доставили ему желанного удовлетворения; Учителя хранили в тайне сведения о некоторых фазах существования этого огненного мира. Но несмотря на сомнения, граничившие со страхом, Дар Лан Ан не стал возражать против предложения Крюгера, и они двинулись к городу вниз по склону холма.

Однако прежде им пришлось пройти еще несколько миль через джунгли. Дар с интересом отметил про себя, что даже обычных шорохов лесного зверья не было слышно в зарослях. Крюгер, если и обратил на это внимание, не проронил ни слова. А может, он и не заметил, подумал Дар: он уже давно понял, что у него слух гораздо острее, чем у его приятеля-великана. Отсутствие диких животных могло, между прочим, означать, что город вовсе не покинут, как полагает Крюгер, и Дар взял арбалет на изготовку.

Впрочем, случая применить оружие так и не представилось. Они вышли из джунглей и остановились на краю пустыря шириной в несколько сотен ярдов, за которым возвышались первые здания. Остановившись, они внимательно оглядели их.

Они не заметили никакого движения, и даже чуткие уши Дара не уловили ничего подозрительного. Выждав несколько минут, Крюгер снова двинулся вперед. Он не оглянулся, не посмотрел, следует ли за ним Дар, но пилот не отставал; мысли, совершенно чуждые человеческому существу, теснились в его мозгу. Он все еще держал арбалет наготове. Если что-нибудь должно случиться, если его необъяснимое доверие к Нильсу Крюгеру будет обмануто, то пусть это случится сейчас, сию минуту. Но к его чести следует сказать, что оружие было направлено не на Крюгера.

Грунт под ногами неожиданно сменился твердой мостовой, и когти Дара слабо царапнули по ней. Как и здания, мостовая была сложена из квадратных, хорошо подогнанных лавовых блоков. Здания были не такие высокие, какими казались Крюгеру на расстоянии, то есть не высокие в абсолютном смысле; они имели по три-четыре этажа, как можно было судить по расположению окон, но высота каждого этажа не превышала полутора ярдов.

Здания эти трудно было назвать домами, по крайней мере с точки зрения Крюгера. Для этого они были слишком открыты. Более половины площади стен занимали незастекленные окна, а нижний этаж вообще, казалось, состоял из сплошных дверей. Да, они имели прочные крыши и могли, очевидно, служить известным укрытием от дождей, но этим их удобства в качестве жилья и ограничивались.

9
{"b":"14438","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ничего лишнего. Минимум вещей, максимум счастья
Ветер Севера. Аларания
Задача – выжить!
Левиафан
Жизнь Бунина. Лишь слову жизнь дана…
Ненастье
Король эклеров
Анонимная страсть
В гостях у Джейн Остин. Биография сквозь призму быта