ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, прежде чем предъявлять такие обвинения, нужно было провести расследование.

Проверяющий оставил раба и направился к солнцу. Умирающее существо, видя, что он улетает, снова позвало на помощь. Ионный луч заставил его замолчать навсегда. Суперинтендант тут же пожалел о своем решении. Не из жалости к рабу, до которого ему дела не было, а из-за импульсивности поступка. Но, поразмыслив, решил, что раб рассказал все, что знал, и стал бесполезен.

Он не торопился. Притяжение центрального источника энергии медленно вынесло его к орбите гигантской планеты. Его сенсоры прощупывали космическое пространство на многие миллионы миль вперед, отыскивая, где могла притаиться смерть.

Отсюда все казалось безопасным. Он тщательно осмотрел внутренние планеты, которые вертелись, как волчки, на орбитах. Раб говорил правду: рядом с третьей планетой находилось тело его спутника. Космос был пуст.

Однако суперинтендант сохранял осторожность. Что оказалось смертельным для раба, может быть неприятным или опасным для хозяина.

Он остановился у орбиты гигантской планеты и приступил к более тщательному осмотру подозрительного участка. Да, там были тысячи метеоритов, а ведь суперинтендант фиксировал только крупные, не меньше одной двенадцатой от массы собственного тела. Они вращались на орбите разрушенной сферы, в основном между нынешними пятой и четвертой планетами.

Пересечь это поле без повреждений можно было, полагаясь только на удачу или счастливый случай. Не было смысла так рисковать без серьезной причины. Его сенсоры превосходно воспринимали объекты на расстоянии полмиллиарда миль, которые отделяли его от третьей планеты. Таким образом, не двигаясь с места, он внимательно изучал таинственную третью планету.

Сфера находилась недалеко от солнца и вращалась, как юла. Трудно было разобрать что-либо в этом мельтешении и угадать, что кроется за этой каруселью.

Через некоторое время, занявшее несколько оборотов вокруг гигантской планеты, суперинтендант приспособился к ситуации. Чем яснее становились детали, тем мрачнее он сам. Раб не преувеличил: участок был просто сказочный!

Вещества, названий которых он не знал, поразили его аналитический сенсор – эквивалент обоняния и вкусового восприятия. Без сомнения, это была пища, богатая энергией и удивительно вкусная. Культуры такой сложности еще не вырастали ни на одной галактической плантации.

Может, стоило оставить и другие участки в покое на несколько лет? Его первый заместитель по стандартам его расы – настоящий обжора. Но эта планета привлечет даже самых неприхотливых из представителей его вида.

Он почти сожалел, что снял несколько тонн питательных элементов с окольцованной планеты. Правда, часть он потратил на раба, а другая понадобится, если он вдруг решится проникнуть в зоны высокой температуры рядом с солнцем.

При огромной массе температура его тела была такой низкой, что все жизненные процессы шли замедленно. Химическая реакция, идущая на протяжении нескольких тысячелетий, была для него, как динамитный взрыв. Несколько фунтов органических веществ могли питать его многомильное тело на протяжении многих человеческих жизней.

Раб был абсолютно прав.

Почти бессознательно, стараясь не думать о том, что предлагала планета, суперинтендант вошел в пояс астероидов. Он быстро насчитал параболическую орбиту с перигелием, проходящим по касательной к орбите третьей планеты. На большом удалении от солнца скорость движения по параболе или по окружности были практически равны. Он мог увидеть мельчайшие частицы и избежать столкновения.

Притяжение третьей планеты было сильнее, чем он ожидал. Как загипнотизированный, наблюдал он за вертящимся шаром. К реальности его вернуло столкновение с метеоритом. Что ж, принадлежность к главенствующей расе не могла спасти его от неприятностей.

Пространство вокруг него было заполнено космической пылью и метеоритами.

Они могли серьезно повредить тело. По отдельности они были не опасны, вместе – несли смерть.

Суперинтендант решил не рисковать и изменить курс, спрятаться в холодном межзвездном пространстве. Но от чар планеты, этого рая для гурмана, нелегко было избавиться. Он долго колебался и не двигался с места, борясь с голодом, жадностью и страхом. Возможно, он поддался бы искушению…

– Сэр! – голос был слабый, но отчетливый. – Не делайте этого! Не надо! Я не позволил бы вам подвергаться опасности… просто я разозлился! Я поступил глупо! Нужно было все вам рассказать.

– Я сам все выяснил. И пришел сюда по собственной воле. – Суперинтендант говорил с трудом. – Я считаю, что этот участок надо исследовать.

– Нет, это не ваш выбор. Никакой воли не остается, когда знаешь, каковы богатства этой планеты. Я знаю! Я не могу допустить, чтобы вы погибли. Идите сюда! Я помогу вам!

Студент находился на похожей орбите, только немного дальше. Суперинтендант вздрогнул и отвлекся от манящего объекта внизу. Студент сразу же воспользовался этим:

– Не смотрите на нее. Смотрите на меня и следуйте за мной… или смотрите в ту сторону. – Он указал направление, и суперинтендант послушно перевел взгляд туда, куда указывал студент.

Объект был легкоузнаваем. Он состоял из мелких частиц, которые сенсоры проверяющего автоматически проанализировали: метан, углеводород, свободный кислород, другие легкие элементы, вкрапления тяжелых элементов, как изюм в сливовом пудинге. Вокруг на тысячи миль простирался светящийся газ – испаряющиеся элементы. Никем не управляемый объект двигался от солнца по эллиптической орбите. Это был мертвый раб. На его месте легко мог оказаться мертвый хозяин.

Мертвый раб был ничто. Но то, что убило раба, могло убить хозяина.

Первый раз за всю жизнь суперинтендант столкнулся со смертью так близко. Только страх мог спасти его жизнь.

Вместе со студентом он пролетел мимо тускло мерцающего тела. Достигнув дальней точки полета, оно снова возвращалось к смертоносному кольцу, которое защищало безобидную третью планету. Суперинтендант с облегчением погрузился в дружелюбную темноту.

Когда-нибудь третья планета от солнца будет подчинена. Но не раньше, чем исчезнет пояс астероидов.

«Кольцо не очень четкое», – подумал Райт. Так было всегда. Когда стояла удобная для наблюдений погода, не было никого, кто бы мог оценить явление. Он с сожалением взглянул на купол обсерватории, где с очередной серией снимков у шестидесятидюймового телескопа возился сотрудник. «Неужели, чтобы оплатить расходы докторской программы, необходимо давать консультации?.. Ночь все-таки отличная. Широта…»

– Мистер Райт! Это облако или аврора?

– Если не принимать во внимание солнце, находящееся сейчас за линией горизонта, – он начал ответ издалека, – то обнаружите, что пятно света, которое вы наблюдаете, как раз напротив этой точки. Оно находится на траектории движения тени Земли, но, конечно, гораздо выше. Это явление называется Gegenschein. Как и зодиакальный свет, оно редко встречается на этих широтах. Собственно, Gegenschein – это продолжение свечения кольца, которое мы называем зодиакальным светом. Его иногда можно наблюдать по всему небу.

– Почему это происходит?

– Самое разумное объяснение, что свет отражается от твердых частиц – метеоритов. По-видимому, рядом с орбитой Земли находится целое облако таких частиц, точно неизвестно. Чем дальше от Солнца, тем меньше их концентрация, кроме одного участка, который называется Gegenschein. I

– Почему?

– Думаю, один из вас найдет ответ.

– Полная Луна в два раза ярче, чем месяц, так как тень исчезает, когда источник света находится за наблюдателем. Может, и здесь та же причина?

– Вполне возможно. Метеориты существуют и составляют значительную часть Солнечной системы. Было подсчитано, что если бы в космическом пространстве внутри земной орбиты были бы частицы диаметром в один миллиметр на каждые пять миль, то они отражали бы достаточно света, чтобы мы могли наблюдать то, что видим сейчас.

42
{"b":"14439","o":1}