ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда почему же вы это сделали?

– Потому что вы не видели причины, по которой мы могли бы встретиться вновь. – Маркиз посмотрел ей прямо в глаза. – И я хотел показать вам, что вы ошибаетесь. Поверьте, это больше не повторится.

– Но ваше поведение вечером свидетельствует об обратном, разве не так? – Сара откинулась на спинку стула и вопросительно взглянула на маркиза. – Вероятно, вы решили помучить меня в присутствии моей кузины. Я понимаю, что вам очень хотелось, чтобы Кэролайн узнала о моем купании, однако я не желаю быть объектом насмешек.

– И за это я тоже прошу прощения. – Колдерн тяжело вздохнул. – Я в тот момент неверно оценил ситуацию.

– О чем же вы тогда думали? – Сара отложила свою работу и с любопытством посмотрела на маркиза.

А тот опять принялся расхаживать по комнате, на сей раз гораздо быстрее. «Он похож на огромного хищника, который·мечется по клетке», – неожиданно подумала Сара и невольно содрогнулась.

– Вы спрашиваете, о чем я думал? Я думал, вы положительно воспримете мои попытки сблизиться с вами. – Маркиз наконец-то остановился и повернулся к ней лицом. – Как бы то ни было, вы должны согласиться, что ваше купание едва ли можно назвать подобающим для леди.

Сара опустила голову и уставилась на свои руки. Она чувствовала, что щеки ее пылают. Конечно же, маркиз был прав. Подобное купание в озере уже само по себе являлось предосудительным, а то, что при этом она оказалась в обществе мужчины, и вовсе выходило за рамки приличия.

– Я поступила опрометчиво, – прошептала она. – И мне хотелось бы, чтобы вы об этом забыли.

– Полагаю, что никогда не забуду, как вы предстали передо мной на озере. Воспоминания об этом останутся со мной до конца жизни. Но я признаю, что ошибся. Да, я неверно оценил ситуацию. И я понял, что за обедом вы действительно испытывали неловкость и смущение. Вероятно, нам следует по-новому строить наши отношения.

– Думаю, что теперь мы будем видеться довольно часто. – Сара взглянула в лицо маркиза и почувствовала, что у нее пересохло во рту. Сделав над собой усилие, она добавила: – Мне бы очень хотелось, чтобы мы вели себя корректно по отношению друг к другу, милорд.

– Надеюсь, так и будет. – Маркиз расплылся в улыбке. – И не забудьте, я просил называть меня Алексом. А теперь скажите, почему вы купаетесь… в таком виде?

– Это очень бодрит и дает ощущение свободы, – призналась Сара. – Видите ли, я и раньше иногда позволяла себе некоторые маленькие вольности. Мой муж Стивен постоянно твердил, что подобные поступки приносят только вред, но когда я впервые увидела озеро, я не смогла устоять. Оно было таким прекрасным… А потом купание в нем стало моим ежедневным ритуалом, мне казалось, что в этом нет ничего дурного.

– Я понимаю вас, – кивнул маркиз.

– Неужели? – удивилась Сара.

– Я довольно долго был связан с морем. Поступил на службу в военно-морской флот, когда мне было шестнадцать лет.

– Никогда бы не подумала, – пробормотала Сара. – Наверное, вам трудно было приспособиться к жизни на суше после стольких лет, проведенных в море.

– Не особенно. – Алекс подошел к столу и, выдвинув стул, сел напротив Сары. – Я уволился со службы после окончательной капитуляции Наполеона. А потом жил в Индии.

– В Индии? – благоговейным шепотом проговорила Сара. – Я прочитала очень много книг об этой стране и мечтала когда-нибудь побывать там. Какая она, Индия?

– Там нестерпимая жара и сушь, – ответил Алекс; внезапно помрачнев.

– Но если в этой стране так неприятно находиться, то почему же вы жили там так долго? – Сара с удивлением смотрела на маркиза.

– Я был вторым сыном в семье и поэтому… В общем, мне не на что было рассчитывать. К тому же перед самым отъездом я поссорился с отцом.

– Но ведь после этого прошло много лет, и ваш отец, вероятно, простил бы вас. – Саре не верилось, что отец мог пренебречь интересами своего ребенка.

– Я больше не существовал для моего отца, – ответил Алекс: – И меня это вполне устраивало.

– И вы не хотели повидать своих близких?

– Ничуть.

Саре казалось, что она ослышалась. Ее отец умер, когда ей едва исполнилось десять лет, но она до сих пор помнила, какой болью отозвалась эта потеря. Ей трудно было поверить, что кто-то может избегать своих родственников.

– Вы удивлены? – Лорд Колдерн рассмеялся. – Однако мне кажется, вам не очень-то нравится, как с вами обращается ваша кузина.

– Да, не очень, – кивнула Сара. – Но я понимаю ее, и мне было бы очень жаль, если бы я узнала, что никогда больше не увижу Кэролайн.

– Вероятно, в вашей семье совсем другие отношения, не такие, как у нас… Мне даже запрещалось общаться с моим братом Нейтаном.

– Я не слышала, чтобы здесь упоминали про Нейтана. Я думала, что у вас был только старший брат Дуглас, который умер год назад.

– Вы ничего не слышали о Нейтане, потому что моя дорогая мачеха запретила упоминать в этом доме·его имя, а также имя моего брата Сэмюела.

Сара вопросительно посмотрела на маркиза.

– Но почему? Я этого не понимаю…

– Нейтан и Сэмюел – незаконнорожденные, – пояснил Алекс. – Моего отца едва ли можно было бы назвать образцовым супругом, но он всегда хорошо относился к своим детям.

– А я и не знала, что у вас есть незаконнорожденные братья, – в смущении пробормотала Сара.

– Мой отец воспитывал их вместе с нами, пока не женился повторно, – продолжал Алекс. – А потом его новая жена Фанни настояла, чтобы он отправил их куда-нибудь подальше… – Маркиз с минуту помолчал, затем вновь заговорил: – Сэмюела определили в пансион, а Нейтана и его мать Мэри поселили в небольшом коттедже на территории поместья.

Сара вдруг вспомнила разговор за завтраком, когда упоминалась некая Мэри. Возможно, это та самая Мэри, о которой запрещалось говорить в доме. Что ж, теперь понятно, почему леди Колдерн так относилась к ней.

– И Мэри до сих пор живет на территории поместья?

– Да, до сих пор. Она была нашей няней, и отец назначил ей пенсию. – Алекс вздохнул и нахмурился, уставившись в пол. – Сэмюелу повезло меньше. Его мать умерла при родах, и поэтому его отправили в пансион. Когда он окончил школу, мой отец выделил ему небольшой участок при условии, что он никогда не будет появляться в Колдерне.

– Как ужасно…

Маркиз поднял голову и пристально посмотрел на Сару.

– Надеюсь, вы действительно так думаете.

– Конечно, – кивнула Сара. – Ведь ваши братья ни в чем не виноваты.

– Разумеется, не виноваты. Хотя многие женщины относятся к этому иначе. Фанни, пользуясь своими правами, потребовала от отца, чтобы тот удалил их из дома. В обществе многие смотрят недоброжелательно на незаконнорожденных.

– Общество всегда обходится жестоко с более слабыми, – с горячностью заявила Сара. – И это ужасно несправедливо.

Маркиз внимательно посмотрел на нее.

– Вы необычная женщина, Сара. Однако мы достаточно поговорили обо мне. Теперь расскажите, почему вы до сих пор не замужем.

– Я уже слишком стара для замужества, – поспешно ответила Сара. – Что еще вас интересует?

– Очень многое. – Алекс едва заметно улыбнулся. – Удовлетворите же мое любопытство.

– Мне нечего особенно рассказывать. – Сара пожала плечами. – Мой муж умер, и я вернулась в дом своего дяди.

– Сколько вам было лет, когда ваш муж умер?

– Восемнадцать.

– Это довольно необычно по нынешним временам. Неужели вы так сильно любили его, что не смогли снова выйти замуж?

– Любила? – переспросила Сара с удивлением.

– Похоже, что нет, – сказал Алекс, пристально глядя ей в глаза.

– Моя личная жизнь вас не касается, милорд! – отрезала Сара. – Но я могу ответить на ваши вопросы о Кэролайн. Уверена, что для вас это будет весьма интересно.

– Почему вы так думаете? Какое мне дело до леди Кэролайн?

– Потому что вы собираетесь жениться на ней. Я подумала, что вам, наверное, хотелось бы узнать побольше о своей невесте.

– И вы готовы высказать беспристрастное мнение о ней? – Маркиз снова улыбнулся.

7
{"b":"14441","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прощание с иллюзиями
Умный сначала думает. Стратегии успеха для интровертов
Что я знаю о работе кофейни
Запах фиалки
Success [успех] в Большом городе
В плену удовольствий шейха
451 градус по Фаренгейту
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Заповедник гоблинов