ЛитМир - Электронная Библиотека

Для подростков, единственное стремление которых – быть как все, непохожесть Бет на других была подобна приговору. Однако в медицинском колледже она оказалась в центре внимания: ведь среди студентов, напротив, всегда ценились индивидуальность и умение выделиться из толпы. Поэтому Бет понадобилось лишь перекрасить волосы в рыжий цвет, чтобы прослыть неординарной личностью.

Однако успех у однокурсников ее не слишком интересовал. Она была поглощена учебой, которая давалась ей легко и приносила радость. Она блестяще окончила колледж и быстро получила место ординатора в одной из центральных больниц.

Однажды, когда из-за нехватки персонала она дежурила в отделении скорой помощи, туда обратился Крис с переломом руки. Они встретились в тот период, когда в жизни Бет не стояло никакой определенной цели. Она и опомниться не успела, как переехала к нему, не успев решить для себя, правильно это или нет. Ведь, в отличие от Лорен, Бет не читала женских глянцевых журналов, пестрящих советами на все случаи.

Ее родители тоже ничего не могли ей посоветовать. Они только всегда напоминали Бет, что она не похожа на других женщин и поэтому не должна ожидать от жизни того, что привычно для остальных. Как будто они знали, чего хотят женщины ее поколения! Крис же научил ее прислушиваться к собственным желаниям и оставаться независимой – в том числе и от него.

Теперь Бет было тридцать пять, а ее родителям – под восемьдесят. Но для нее они всегда были старыми, а она всегда была аутсайдером. Пока Крис не согрел ей сердце и не дал билет в нормальную жизнь.

А потом он оставил ее. Просто ушел, научив ее готовить яичницу так, как он любил, поддерживать светский разговор с людьми, которые были ей неприятны, и идти на компромиссы. И странно – она совсем не чувствовала себя опустошенной и покинутой, хотя и должна была бы.

Когда Бет пришла к этому выводу, повергшему ее в смятение, раздался телефонный звонок.

Глава 4

– Ну почему я должен ей звонить? – в третий раз спросил Пит Стеллу.

– Ты меня не слушаешь! – простонала она. Стелла была измучена тяжелыми переговорами с подрядчиками. Ей пришлось звонить им с работы, и они никак не могли понять, какой камин для гостиной ей нужен. Кроме того, ее сослуживцы проявляли все меньше сочувствия к ее проблемам и все больше раздражения по поводу количества рабочего времени, которое она тратит на телефонные разговоры по личным вопросам. Они больше не проявляли интереса к каталогам домашних каминов, который она тщательно изучала в течение нескольких дней.

– Я из сил выбиваюсь, чтобы к приезду твоих родителей дом был приведен в порядок, а тут еще столько проблем… Мне нужен телефон Криса. Я хочу поговорить с ним о Лорен до того, как он отправится с ней на свидание.

– Но Бет – твоя подруга. Я едва ее знаю. Стелла посмотрела на него с негодованием:

– Не понимаю, как ты можешь так говорить после вчерашнего вечера. Я с трудом оторвала тебя от нее!

К счастью для Пита, Стелла слишком переживала из-за заказанных ею деревянных жалюзи, которые оказались не того оттенка, чтобы заметить, как он покраснел. И потом, Стелле никогда не приходило в голову, что другая женщина может находить общество ее мужа более чем… более чем сносным.

– Я уже говорил тебе, она…

– Да-да, я знаю, плакалась у тебя на плече, – прервала его Стелла. – Так что у тебя есть хороший повод позвонить ей. Спроси, как она себя чувствует. Покажи, как переживаешь за нее, – добавила она с сарказмом.

– А как я объясню ей причину твоего внезапного интереса к Крису? – раздраженно поинтересовался Пит. Стелла была сегодня особенно утомительна. – Ведь ты всегда терпеть его не могла.

– Ну почему я всегда должна обо всем думать? – пробормотала она себе под нос, но достаточно громко, чтобы Пит услышал.

– Потому что ты всегда все знаешь лучше всех, – так же сквозь зубы ответил Пит, но достаточно тихо, чтобы Стелла не услышала.

Оба они так много выпили на вечеринке, что с утра не могли вспомнить, о чем говорили друг другу и друзьям. Но пока Стелла изучала в зеркале свое лицо, которому похмелье добавило лишних десять лет, на нее вдруг снизошло озарение. Она не рассказала Лорен, что ее маленькая ложь разоблачена! Теперь она могла думать только об одном: что Лорен рассердится на нее.

Стелла понимала, что по такому незначительному поводу едва ли стоит впадать в панику, однако вчерашний случай никак не шел у нее из головы. Она всегда старательно поддерживала отношения с друзьями. «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты» – это изречение было девизом Стеллы. Дружба была для нее живым организмом, который нуждался в постоянной подпитке, иначе мог умереть. А такого Стелла не могла допустить. Поэтому именно она всегда являлась инициатором зарождения и продолжения дружеских отношений. Ее не беспокоило то, что ей практически никто не звонил, поскольку все ее друзья были уверены, что рано или поздно она сама даст о себе знать.

Стелла гордилась тем, что помнила дни рождения и все важные и не очень важные даты в жизни ее друзей. Она знала все об их семьях, о том, где работают их супруги и ближайшие родственники, о домашних любимцах и предпочтениях в еде. В ящиках ее письменного стола хранилась богатая коллекция поздравительных открыток на все случаи жизни – для поклонников классической музыки и заядлых рыбаков, а также нейтрально красивые открытки для новых знакомых, на которых нужно было произвести впечатление.

Лорен Стелла считала своей лучшей подругой и полагала, что ссора с ней – самое худшее, что может произойти в ее жизни. Пусть даже ее переживания и покажутся кому-то высосанными из пальца.

– Просто сделай, как я прошу. Пожалуйста, Пит! – сказала Стелла, желая поскорее избавиться от этой проблемы, чтобы целиком переключиться на предстоящую укладку паркета в столовой.

В конце концов Пит сдался. На самом деле в глубине души он хотел, чтобы решение было принято за него. Тогда он не будет чувствовать себя виноватым, звоня Бет. Хотя, едва проснувшись, он ни о чем другом и мечтать не мог.

– Привет, Бет, это Пит. Пит Линч, – зачем-то добавил он, боясь, что она его не узнает.

Потрясающе! Не могу поверить, что ты позвонил в тот самый момент, когда я думала о тебе! – воскликнула Бет.

Ее слова могли принадлежать восторженной шестнадцатилетней девушке или женщине, никогда не читавшей журнал «Космополитен». Она и в самом деле была слишком неискушенной для женщины ее возраста и об обычных женских уловках не имела ни малейшего представления. Ведь у нее был всего один роман в жизни – с мужчиной, который умел обманывать только себя самого.

– Правда?

Пит был удивлен. Он тоже был не слишком силен в искусстве флирта, а интриги и ухищрения, которые обсуждали Стелла и ее друзья, вызывали у него лишь презрительную гримасу. Поэтому Пит по достоинству оценил искренность Бет и еще раз убедился, насколько разные она и Стелла. Он подавил в себе угрызения совести, поскольку сравнение оказалось не в пользу жены.

– Было так приятно поговорить с тобой вчера, – призналась Бет. – С тех пор, как мы с Крисом расстались, я чувствовала себя одиноко. Он был не только моим мужчиной, но и лучшим другом. И хотя я испытала облегчение от того, что он ушел, мне не хватает его общества больше, чем я могла себе представить. Впрочем, я скучаю по нему не так сильно, как должна была бы. В каком-то смысле я даже благодарна судьбе, потому что, будь мы с Крисом вместе, я не смогла бы так замечательно провести время с тобой вчера вечером.

Пит был тронут и в то же время встревожен ее отчаянием и одиночеством, которое она и не думала скрывать. Он собирался сделать быстрый звонок, обменяться парой вежливых фраз и сразу же перейти к делу, ради которого позвонил. Однако, не отдавая себе отчета, он принял приглашение Бет продолжить те доверительные отношения, которые возникли между ними вчера. С его языка опять сорвалось признание, прежде чем он смог себя остановить. Да он и не хотел останавливаться.

11
{"b":"14442","o":1}