ЛитМир - Электронная Библиотека

Все ученики школы знали о надвигающихся неприятностях. Крис надеялся, что это удержит их от необдуманных поступков.

Вчера вечером он рассчитывал обсудить с Лорен свои проблемы, но из их свидания ничего толком не получилось. А сейчас Крис чувствовал, что ему просто необходимо с кем-нибудь поговорить. Он сразу же подумал о Бет, но ее не было. Его все еще охватывало удивление, когда он осознавал, что больше не живет с ней. Она так долго играла важную роль в его жизни, что он привык обращаться к ней по любому поводу. У них сложился особый ритм отношений, удобный обоим. Каждый из них знал, как говорить и как слушать друг друга. Они словно слились в единое целое, и, потеряв Бет, Крис словно потерял часть себя самого.

– Вообще-то ты не потерял, а бросил ее, – возразила ему Иззи, когда Крис позвонил ей и пригласил поужинать.

Иззи понимала, что всегда была для брата запасным вариантом. Он обращался к ней, только если основной вариант был занят, и Иззи не возражала. Она относилась к Крису с нежностью и благодарностью за те годы, которые он провел с ней, пока она сама не стала взрослой и не уехала из родительского дома. Иззи до сих пор еще нуждалась в нем, поскольку так и не сумела разобраться в своей жизни и наконец понять, в чем заключен ее смысл. Глядя на Криса, достигшего определенного положения в обществе, нашедшего свое место, она надеялась, что когда-нибудь освободится от груза своей эксцентричности, которую поневоле унаследовала от родителей.

Все началось с имени. Она всегда была уверена, что родители с нетерпением ждали ее рождения, потому что иметь сына по имени Тристан без Изольды было бы глупо. Поэтому она всегда чувствовала себя желанным ребенком.

– У тебя потрясающая внешность! – любили повторять и мать и отец.

Иззи напрасно ждала, что они назовут ее милой или хорошенькой, и была немало разочарована, поняв, что этого никогда не случится. Ведь она не была ни милой, ни хорошенькой.

С этого момента она преисполнилась решимости избегать общепринятых стандартов. Ее неординарная внешность, позволяющая экспериментировать до бесконечности, стала шокирующим и интригующим орудием в борьбе за внимание окружающих. С тех пор люди перестали задаваться вопросом, красива она или нет – их слишком заботила техника выполнения татуировок в виде бабочек под ее коленками.

Когда Иззи исполнилось восемнадцать, брат переехал в Лондон. Иззи надеялась, что он позовет ее с собой, но Крис не позвал, и назло ему она уехала учиться в один из шотландских университетов. Поскольку ей было всего восемнадцать, она не знала, что мужчины редко принимают такие поступки на свой счет, если, конечно, не дать об этом объявление в газету крупным шрифтом.

В Шотландии Иззи провела три безрадостных года, скучая по Крису и обвиняя его во всех своих неправильных решениях. Она вымещала свое горе на волосах, перекрашивая их в самые кричащие цвета. Шевелюра не выдержала подобных издевательств, и в результате к тридцати годам Иззи осталась с редким коричневым пушком на голове, который она записала в актив своей экстравагантности.

– Что ты делаешь со своей жизнью?! – качал головой Крис, наблюдая, как она мечется, с космической скоростью меняя работу, партнеров, города.

Иззи не любила подобных вопросов. Самой себе она напоминала бродягу, скитающегося в поискал пристанища. Она часто меняла любовников, и лишь немногие задерживались в ее постели дольше, чем на несколько недель. Она всегда сама бросала их, прежде чем они начинали оценивать ее внешность и поступки.

«Ты могла бы стать актрисой! Ты могла бы стать танцовщицей! Ты могла бы стать моделью!» – говорили ей.

И она успела побывать и тем, и другим, и третьим, не добившись славы, но зарабатывая приличные деньги. Знакомые завидовали ее богемному и яркому образу жизни, но зависть других не приносила удовлетворения. Да и вряд ли что-то еще могло ее удовлетворить.

В душе Иззи жило тайное стремление стать обыкновенной, но она не осмеливалась попробовать и не знала – как.

В последнее время она занималась выгулом чужих собак, выводя дважды в день в парк по двадцать четвероногих питомцев. Это занятие оказалось неожиданно прибыльным, к тому же собаки, не в пример многим людям, не смотрели на нее оценивающе.

Только Крис позволял ей сохранить остатки душевного равновесия и не потерять надежду на лучшее. Она придирчиво изучала его, недоумевая, как человек, получивший такое же воспитание, как она, смог остаться нормальным. Ей очень хотелось спросить брата, в чем его секрет, но она все никак не могла улучить подходящий момент.

Сегодня, как и много раз прежде, они крепко выпили и распевали дуэтом, пока хозяин паба не выставил их за дверь. Крис решил не ехать домой, а переночевать у Иззи. Постелив ему в гостиной, она оставила дверь спальни открытой, чтобы они могли разговаривать, лежа в постелях.

– Мы все время так делали в детстве, помнишь? – сонно спросила она.

– Помню, ты все болтала и болтала, пока мама или отец не приходили и закрывали обе двери.

– Я их ненавидела за это, а ты, Трис?

Даже в хмельном тумане Крис чувствовал, что с Иззи лучше не спорить. Когда они были детьми, сестра порой сводила его с ума, да и сейчас дела обстояли не лучше. Он знал, что она несчастна, и как мог старался помочь ей. Иногда он брал ее с собой на вечеринки с друзьями, но своими странными повадками она всегда смущала его.

Крис вспомнил, как по ночам слушал запрещенное в родительском доме радио, накрывшись с головой одеялом. Бормотание Иззи не мешало ему, и он лишь изредка покашливал или вставлял какие-нибудь междометия, чтобы показать, что слушает. Он не знал, что в эти минуты сестра делилась с ним плодами своей необузданной фантазии, а его неопределенные ответы принимала за одобрение. Теперь ему казалось, что Иззи избавилась бы от самых диких своих идей, если бы в детстве и юности он был внимательнее и почаще одергивал ее. Поэтому сейчас, несмотря на одолевающий его сон, он заставлял себя поддерживать разговор.

– Так как ты собираешься поступить с Лорен? – спросила она.

Большую часть вечера они проговорили о его работе и связанных с ней проблемах. Иззи безмерно уважала брата за цельность натуры и завидовала его способности испытывать сильные чувства. Ей самой и то, и другое было органически чуждо. О Лорен она спросила наугад, не зная, стоит ли затрагивать эту тему.

– Я еще не решил, – ответил Крис. – Мне она нравится, но, честно говоря, не знаю, стоит ли игра свеч.

– Какая игра? – не унималась Иззи.

Крис помедлил. Он не рассказывал сестре о цепи недоразумений, начавшихся с подвески с изображением рыб. Эта история казалась ему все более нелепой. Кроме того, ему не хотелось выставлять Лорен в невыгодном свете. Преданность брату может заставить Иззи невзлюбить ее за то, что она доставила ему столько хлопот. А если он решит встречаться с Лорен, нужно, чтобы и Иззи почувствовала к ней симпатию.

– Да так, ничего особенного. Я просто никак не могу до нее дозвониться. Она уехала из города, а я забыл спросить номер ее мобильного телефона. Я хотел поговорить с ней и убедиться, что она хорошо себя чувствует после вчерашнего.

Голос его становился все тише, и, едва закончив фразу, Крис погрузился в сон. Иззи еще немного полежала в тишине, обдумывая его слова. «Что ж, – решила она, – раз он так убивается, я достану ему номер ее мобильника».

В воскресенье утром, когда Крис уехал к себе проверять письменные работы своих учеников, Иззи позвонила Бет. Слушая длинные гудки в трубке, она повторяла про себя: «Только бы по привычке не назвать ее Сумасшедшая Бет».

– Алло? – прошептала Бет.

– Привет, Бет, это Иззи. Надеюсь, что не разбудила тебя.

Разбудила. Я после ночного дежурства и только час назад заснула. А через два часа мне нужно возвращаться в больницу. – «По крайней мере теперь, после разрыва с Крисом, мне не придется быть вежливой с этой ведьмой», – подумала Бет.

23
{"b":"14442","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поток: Психология оптимального переживания
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
Приказано соблазнить
Как управлять интеллектуалами. Я, нерды и гики
Гид продвинутого бартендера
Куриный бульон для души. 101 история для мам. О радости, вдохновении и счастье материнства
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Mind hacking. Как перенастроить мозг за 21 день
Тень ушедшего