ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Один день в декабре
Лед
Монах, который продал свой «феррари»
Кавалер в желтом колете. Корсары Леванта. Мост Убийц (сборник)
Женщина с бумажными цветами
Толстой и Достоевский: противостояние
Закон притяжения
Азбука вязания
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа

– Ас Бет тебе тоже приходилось поддерживать беседу? – вырвалось у Пита. Он опустил глаза в тарелку, опасаясь, что Крис заметит в них блеск, который всегда появлялся при упоминании ее имени.

Крис тяжело вздохнул. Окончательно избавившись от воспоминаний о Лорен, он почувствовал пустоту, которую нечем было заполнить. Он знал, что должен побыть какое-то время один, сосредоточиться на работе, подумать над своей жизнью. Однако он не привык принимать решения в одиночку. Раньше Крис всегда завидовал своим холостым коллегам, которые могли позволить себе поступать под влиянием импульса, не принимая во внимания ничьи потребности. Но, оставшись один, он понял, что это заблуждение, за которое цепляются одинокие люди, чтобы оправдать свое одиночество. Ведь если действия человека ни на кого не могут повлиять, значит, само его существование на земле поверхностно. Если человек нелюбим, о нем никто не будет жалеть.

Словом, Крису захотелось снова потерять свою свободу. И разве можно обвинять его в стремлении к удобной, простой жизни, которой он наслаждался, живя с Бет?

Крис очнулся от своих мыслей. Пит ждал ответа.

– Жизнь с Бет была прекрасной, – сказал он. – Спокойной и в то же время захватывающей; предсказуемой, но всегда интересной и очень удобной. Я скучаю по ней. Она – единственный человек на свете, который мне нужен, а я прогнал ее…

Крис сразу же пожалел о своих словах. Он никому никогда не рассказывал о своих чувствах. Может быть, только Бет иногда, после ссоры, но потом всегда жалел о минутной откровенности. Тем более он не был готов вывернуть свою душу наизнанку перед малознакомым человеком.

Однако его откровенность вызвала в Пите ответное желание излить душу. Ему не с кем было обсудить щекотливую ситуацию, в которой он оказался. Конечно, Крис был последним человеком, кому в данном случае стоило довериться. Но Пит рассудил, что другого шанса ему, возможно, не представится, и решил, что будет просто осторожно выбирать слова.

– Если тебе станет от этого легче, могу сказать, что и сам чувствую нечто подобное. – Он откашлялся, все еще не решаясь поведать свою историю.

Крис выпрямился, стараясь скрыть интерес, с которым ловил каждое слово. До сих пор ему не удавалось вызвать Пита на откровенность и коснуться темы его здоровья. Тогда он решил напоить его, и, похоже, такая тактика начала срабатывать.

– У меня тоже неспокойно на сердце, но я не могу довериться Стелле.

– Наверное, тяжело носить проблемы в себе, – заметил Крис.

– Вообще-то, есть один человек.

«Спокойно! – сказал себе Крис. – Главное – не спугнуть его».

– И он… может помочь? Пит печально улыбнулся.

– Этот человек одновременно и причина моих проблем, и единственное их решение. – Ему уже было безразлично, что он признался Крису в чувствах к другой женщине. Он нуждался в совете.

Крис не сомневался, что речь идет о Бет, поскольку именно она могла или подтвердить страшный диагноз, или опровергнуть его. Еще раз напомнив себе об осторожности, он спросил:

– А насколько серьезны эти… проблемы?

Пит представил себе лицо Стеллы, узнавшей, что он уходит от нее.

– Хуже не бывает, – сделав большой глоток пива, сказал он.

Боже, Стелла оказалась права! Крис почувствовал, как его плечи прямо-таки сгибаются под грузом ответственности за Пита.

– И что же ты собираешься делать? Осушив бокал, Пит взглянул в глаза Крису.

– Я сильный и сумею справиться. Все останется, как прежде.

Крис едва сдерживал свое беспокойство. Подтверждались худшие опасения Стеллы. Пит собирался игнорировать болезнь. Необходимо было срочно вмешаться.

– Ты уверен, что это правильно? Проблемы не исчезнут сами собой. Нужно посмотреть им в лицо, постараться разрешить их – и жить дальше. – От старания сделать свои слова многозначительными Крис вспотел. Хотя, возможно, и от карри.

Пит недоверчиво покачал головой:

– Но что она скажет, если я признаюсь ей во всем?

Крису захотелось схватить Пита за воротник, хорошенько встряхнуть и крикнуть: «Идиот, срочно звони Бет и пройди полное обследование, пока тебе не стало хуже!» Однако он был не настолько пьян и сохранил остатки самообладания.

– Что бы она ни сказала, ты должен это услышать, – твердо заявил он.

– То есть ты считаешь…

– Ты должен снова ее увидеть!

Наконец-то Пит услышал дельный совет. Признавшись Крису, он почувствовал себя гораздо лучше, словно камень упал с души.

Глава 13

Стелла бесцельно бродила по дому. Все валилось у нее из рук. Прошлую ночь она впервые провела без Пита. Отчаявшись заснуть, она спустилась вниз и до трех часов ночи смотрела какой-то черно-белый фильм о войне вместе с Энн, которой тоже не спалось.

По настоянию Пита и Стеллы Билл и Энн снова приехали к ним на выходные, хотя им очень не хотелось принимать приглашение. Спокойствие в их доме только начало восстанавливаться после взаимных признаний прошлого уикенда. Билл всю неделю с тревогой наблюдал за женой и, стоило ей тяжело вздохнуть, кидался к телефону, чтобы вызвать врача. Энн мучили угрызения совести за то, что она не призналась в своем недомогании раньше, однако гораздо больше собственного здоровья ее беспокоило состояние семейного бюджета.

Всю свою жизнь Билл и Энн распоряжались деньгами крайне осмотрительно. У них никогда не было кредитных карт, и они ничего не покупали в рассрочку. Единственный долг, который они себе позволили, – ссуда на покупку дома. Если им хотелось что-то приобрести, они откладывали деньги, пока не накапливалась нужная сумма. Они оба принадлежали к послевоенному поколению, выросшему в нужде и лишениях, и им нравилось жить, рассчитывая только на собственные силы. Поэтому сейчас Энн приходила в ужас при мысли, что их благополучие может пошатнуться. Она не осуждала Билла за то, что он одолжил денег сыну. Она сама поступила бы так же. Но ее расстраивало то, что Билл скрыл от нее это.

Им обоим требовалось время, чтобы привыкнуть к новостям, услышанным друг от друга, но сын с невесткой отчаянно настаивали на своем приглашении. Пит не хотел оставлять Стеллу одну на время поездки в Манчестер. После таких неожиданных и непривычных слез жены он беспокоился за ее душевное равновесие, справедливо полагая, что именно он нарушил его. Кроме того, его не оставляла тревога за родителей. Если бы Пит не решил больше не видеться с Бет, он обязательно обсудил бы с ней здоровье матери. Хотя Бет и не была кардиологом, он не сомневался, что она дала бы ему дельный совет. Однако он принял решение, и этот путь был для него закрыт.

До тех пор, пока Пит не разговорился с Крисом, он вообще не понимал, почему согласился на поездку в Манчестер. Со времени их новоселья его жизнь сошла с налаженной колеи, и управлять ею начали какие-то случайные силы. Но, может быть, ночь вдали от дома поможет ему разобраться в происходящем?

Проснувшись в субботу утром с больной головой, Пит прежде всего подумал о Стелле и родителях. Оставалось надеяться, что с ними все будет в порядке, они позаботятся друг о друге.

– Что ты делаешь, Стелла? – мягко спросила Энн.

– Ничего, – ответила она. И это была правда. Она ничего не красила, не убиралась, не листала любимые каталоги, наконец, и это было очень странно.

Стелла принадлежала к людям, для которых жизнь имела смысл, только если она была до отказа заполнена разнообразными делами. Безделье она переносила плохо. Она не читала книг и не любила телевизор. Для нее существовало только четыре занятия: работа, развлечения, походы по магазинам и благоустройство жилища.

Однако страхи за Пита и за их совместное будущее парализовали ее.

Она не могла работать, потому что была суббота, а она не настолько серьезно воспринимала свою карьеру, чтобы брать работу домой на выходные.

Она не могла развлекаться, потому что по дому бродили печальные и потерянные родители Пита.

Поход по магазинам исключался ввиду грозящего Питу увольнения.

37
{"b":"14442","o":1}