ЛитМир - Электронная Библиотека

– Возможно, это к лучшему, сэр. Крис нахмурился:

Что в этом может быть хорошего? Ты оказался здесь, а через полгода к тебе присоединится добрая половина школы.

Он ударил по шару, промахнулся и едва не проткнул кием сукно. Вокруг стола собралось несколько подростков. Крис понимал, что, если он проиграет партию, его поднимут на смех, а если выиграет, Дин потеряет авторитет среди ровесников. Но если бы он отказался от игры, его сочли бы трусом.

– И чья была идея сыграть в бильярд? – пробормотал он.

– Ваша, сэр, – откликнулся Дин. – Вы хотели показать мне, что у нас с вами много общего, что вы хороший парень.

– Неужели мои мотивы так очевидны? – сухо спросил Крис.

Дин отправил в лузу еще один шар.

– Только для того, кто с восьми лет находится под опекой разных социальных работников, полицейских и учителей.

– Извини, но я больше не собираюсь опекать тебя.

– А вы ничего другого не умеете. Вы никогда не пытались нас понять.

Дин начал методично забивать шары. Его агрессия возрастала с каждым метким ударом. Крис привык считать, что отсутствие самообладания было главной проблемой трудных подростков вроде Дина. Теперь он не был так уверен в этом.

– Возможно, я получил другое воспитание, но это не означает, что я не понимаю тебя.

Дин на миг поднял глаза перед очередным идеально выверенным ударом.

– А по-моему, означает.

– Значит, ты можешь уважать только тех, кто вырос в трущобах и угнал первую машину в семь лет?

– Да, вроде того, сэр, – подтвердил Дин, растягивая слова.

Крис нетерпеливо постучал кием по полу:

– Я не верю! Я помог многим мальчишкам вроде тебя исправиться, получить образование, устроиться на работу…

Дин скривился:

– Хотите похвастаться? Пожалуйста, только не рассчитывайте на аплодисменты.

Крис почувствовал, что оказался в тупике. Он пришел сюда с вполне определенной целью, но нелегко было сказать об этом Дину.

– Дин, вообще-то я пришел попросить прощения. Дин не смог скрыть удивления. Перед ним редко извинялись. Возможно, поэтому он и сам нечасто признавался в собственных ошибках.

– Но за что?

– За что? – На этот раз удивился Крис – Ты ведь здесь из-за меня! Если бы я не купил у тебя билеты на футбол, ничего бы не случилось.

– Вы и правда в это верите, сэр? – Дин уставился на Криса, словно увидел перед собой инопланетянина.

– Конечно. Потому что так и есть. Дин пожал плечами:

– Тогда вы настоящий олух. Не в прошлую субботу, так в следующую, но я все равно закончил бы переводом сюда. А если вы считаете иначе, то вы еще глупее меня. Никто не планирует свои ошибки – тогда бы люди их просто не совершали.

– Я все время их совершаю, – пробормотал Крис. Он думал о Бет. И о Лорен. Несмотря на все усилия забыть о ней, она продолжала жить в его мыслях. Он никак не мог решить, идти ли на ее вечеринку в ближайшую субботу. По почте он получил приглашение от Лорен, хотя никому не давал свой новый адрес. Никому, кроме Бет и Иззи.

Крис не видел Лорен десять дней, после свидания в суши-баре, и вдруг испугался, поняв, что уже не может вспомнить ее лица. Злополучная подвеска, ставшая причиной всей неразберихи, – вот и все, что всплывало перед глазами, когда он думал о Лорен.

Дин громко кашлянул:

– Ваша очередь бить, сэр.

Крис прицелился. Пристальное внимание к каждому его движению действовало на нервы.

– И еще одно, сэр, – подал голос Дин, когда Крис уже отвел кий для удара.

– Да?

– Извинения ничего не меняют. Хотя, конечно, облегчают душу.

Удар получился никудышным. В бильярде он в подметки не годился своему бывшему ученику.

– Однако в данном случае виноват я, и я хочу что-нибудь сделать для тебя.

Дин загнал в лузу последний шар под одобрительные крики зрителей.

– Вообще-то вы можете помочь мне.

– Как? – с надеждой спросил Крис, обрадовавшись, что разговор заканчивается на положительной ноте.

– В следующий раз принесите мне пачку сигарет. – И с этими словами Дин вышел из комнаты.

Идя к выходу, Крис слышал за спиной сдавленные смешки. Пройдя через укрепленные стальные двери, он обратился к атлетического вида охраннику, поигрывающему огромной связкой ключей, словно перышком:

– Скажите, вы давно здесь работаете?

– Три года. И за это меня уже должны посвятить в рыцари.

Крис внимательно взглянул на него. У охранника было грубое лицо, но в глазах угадывалось что-то живое и человечное.

– Простите за вопрос, но зачем вы пришли сюда?

– Вы мне не поверите. Вы, наверное, считаете, что люди, работающие здесь, все как один – жестокие садисты. Но я пришел сюда с твердым убеждением, что смогу помочь этим детям исправиться.

Крис понимал его и знал, каково ему приходится сейчас, когда от иллюзий не осталось и следа.

– Но ведь вы работаете с детьми круглые сутки. Наверное, за это время можно привить им хоть немного доброты?

Надзиратель посмотрел на него с жалостью:

– Приходите сюда работать и увидите, что эти милые детки делают с предоставленными им возможностями.

Покидая здание, Крис почувствовал, как в его душе просыпается надежда, зарождается новая цель.

Ричард уже несколько дней чувствовал, что Лорен наблюдает за ним. Он отчаялся угадать причины столь пристального внимания к своей персоне. Возможно, на затылке у него наметилась лысина, или Лорен пытается найти подходящий предлог для расторжения контракта.

Ему казалось, что пережитое испытание сблизило их. Всю дорогу в больницу они хохотали, вспоминая свои приключения в горах, и им было очень легко друг с другом. Но потом появилась эта странная помощница Лорен, и все изменилось. Лорен стала отстраненной, все время ссылалась на занятость. Ричард не хотел спрашивать, в чем дело, потому что догадывался, что дело в нем.

Наконец он решился и, в очередной раз почувствовав взгляд Лорен на затылке, резко обернулся и изобразил щелчок фотоаппарата.

– Попалась!

Застигнутая врасплох, Лорен начала лихорадочно стучать по клавишам компьютера. Но Ричард не собирался отступать.

– Не вздумай притворяться, что работаешь. Ты наблюдала за мной – и уже не в первый раз. Так что выкладывай, в чем дело! У меня что, появилась перхоть или вырос горб?

Лорен улыбнулась. Ричард всегда нравился ей, но она не могла объяснить даже себе, почему уже который день не сводит с него глаз.

– Я думала о субботней вечеринке, когда ты наконец познакомишься с моей мамой, – выкрутилась она.

«Неужели?» – мелькнуло в голове у Ричарда, но он решил сделать вид, что поверил.

– Ах да, с твоей знаменитой мамой, поющей голо сом Этель Мерман и обожающей старые мюзиклы Жду не дождусь встречи!

Его насмешливый тон напомнил Лорен, что ее мама больше не должна одеваться поскромнее, чтобы понравиться Ричарду. Теперь Морин сможет надеть свое самое сверкающее платье. Однако Лорен не могла сообщить матери радостную новость, не выдав своего разговора с Эдди.

Когда она в последний раз позвонила Морин трубку снова взял Эдди.

– Ну надо же, совпадения становятся закономерностью! – пошутил он.

Они проболтали несколько минут, пока Эдди не услышал на лестнице шаги Морин и не сказал, что нужно закругляться.

– Вы не могли бы передать маме одну новость? Скажите, что я оставила сообщение на автоответчике. Я пригласила на субботний ленч еще одну подругу. Ее зовут Иззи.

– Лиззи? Хорошо. Все, кладу трубку, Морин уже открывает дверь.

Лорен услышала длинные гудки прежде, чем успела поправить его. А впрочем, ее абсолютно не волновало то, что Эдди неправильно расслышал имя Иззи.

– Кто звонил, любимый? – крикнула Морин с порога.

– Ошиблись номером. Пока не забыл, твоя Лорен оставила сообщение на автоответчике. Она пригласила на вечеринку подругу по имени Лиззи.

Морин нахмурилась:

– Никогда о ней не слышала. Но это хорошо. Лорен заводит новых друзей. Нужно хорошенько подумать, как рассадить всех гостей за праздничным столом.

52
{"b":"14442","o":1}