ЛитМир - Электронная Библиотека

– Давай не будем сегодня слишком строги друг к яругу, – мягко попросил Пит, когда они собирались.

Стелла не ответила, дрожащей рукой накладывая макияж.

Пит казнил себя за отвратительное повеление в пабе и потом, дома. Он всегда считал себя добрым человеком, но за последние дни узнал о какой-то другой, темной стороне своей личности, и это его пугало.

Пит включил радио, чтобы заполнить гнетущую тишину. По салону полились звуки баллады Уитни Хьюстон «Я буду любить тебя вечно». Они одновременно потянулись к выключателю и, коснувшись друг друга пальцами, обменялись печальными улыбками, словно говорящими: «Вот видишь, не такие уж мы разные…»

Глава 23

– Какой цвет мне больше идет – серый или черный? – Морин вертела обновки в руках, не решаясь сделать выбор.

Золотой, – буркнул Эдди, не отрывая взгляда от деревянной доски, на которой он методично резал овощи.

– Мы же уже решили! Я одеваюсь для Лорен, ведь это ее день рождения.

– Хорошо. Тогда надень красное платье с большими звездами.

– Если не можешь сказать ничего умного, лучше молчи! – вспылила Морин.

Стоя перед зеркалом, она подносила к лицу то черную, то серую ткань. Эдди подошел сзади и положил руки ей на талию.

– Посмотри на себя, Мо. Ты выглядишь несчастной. Твоя одежда отражает твою сущность. Поэтому надевай то, что нравится.

– Но Лорен…

– Хватит! У меня предчувствие, что все пройдет хорошо.

Морин грустно улыбнулась:

– Правда? Я так боюсь, что ты ей не понравишься…

– Как это я могу ей не понравиться?! – возмутился Эдди, приосанившись. – Я ведь такой сногсшибательный мужчина!

– Больше всего на свете я хочу, чтобы сегодняшний праздник удался.

– Тогда иди и надевай красное платье. Это же дружеская вечеринка, где все гости любят друг друга. Вот увидишь, все будет хорошо.

Первыми пришли Пит и Стелла. Морин открыла дверь. Первое, что бросилось ей в глаза, – кричащее черное с золотом платье гостьи.

Женщины обменялись одобрительными взглядами, по достоинству оценив наряды друг друга.

Пока Морин болтала со Стеллой, Эдди проводил Пита в гостиную.

– Присаживайтесь. Что будете пить?

– Только колу. Мне не стоит пить, пока я принимаю лекарства.

– Какая жалость, – сочувственно покачал головой Эдди. – Вечеринка без алкоголя – сомнительное удовольствие.

– Для меня эта вечеринка в любом случае – сомнительное удовольствие, – буркнул Пит.

Эдди ждал последующей шутки, но ее не последовало. Пит не шутил. Он явно приготовился к худшему.

По пути на кухню за колой Эдди быстро зашел в столовую, где стоял накрытый стол с именными карточками для гостей, и переставил карточку Пита подальше от них с Морин. Он, конечно, радушный хозяин, но не законченный мазохист.

В холле Морин и Стелла оживленно обсуждали последние новинки моды.

– Милые дамы, не заставляйте скучать своих кавалеров! – Эдди мягко, но настойчиво подтолкнул их в сторону гостиной: ему не хотелось оставаться наедине с Питом. – Дорогая, ты нас не представишь?

Морин всплеснула руками:

– Ну что я за идиотка! Совершенно забыла, что вы незнакомы. Это Стелла и ее муж Пит – лучшие друзья Лорен, они дружат с ней уже двадцать лет.

– Очень приятно, – откликнулся Эдди. – Пока она опять не забыла, разрешите представиться. Меня зовут Эдди.

Морин взяла его под руку:

– Эдди – мой друг… или как там это сейчас называется. За молодежью не угнаться.

– Ты у меня моложе всех, – галантно заметил Эдди, целуя Морин руку.

Стелла чуть не заплакала при виде этой идиллии. Ей так хотелось, чтобы Пит поцеловал ей руку и сказал хоть какую-нибудь глупость, чтобы поднять настроение!

Эдди решил немного разрядить напряженную атмосферу:

– Стелла, вы с Питом давно женаты? Нервно кашлянув, Стелла ответила:

– Ммм… пятнадцать лет. Да, Пит?

– Пятнадцать лет, – ровным голосом подтвердил Пит.

Его тон многое сказал Эдди.

– Понятно. Я вас оставлю на минутку. – Он совершил еще одно путешествие в столовую и положил карточку Стеллы как можно дальше от карточки Пита.

В дверь снова позвонили.

– Слава богу! – пробормотал себе под нос Эдди.

– Я открою! – крикнула Морин. – А ты развлекай гостей.

Эдди вернулся в гостиную, где Стелла сидела спиной к мужу на дальнем конце дивана.

– Пожалуй, я включу музыку, – сказал Эдди самому себе, потому что супруги полностью погрузились в свои мысли.

Морин вернулась с новой гостьей:

– Располагайтесь, Бет, и чувствуйте себя как дома. Стелла, Пит, смотрите, кто пришел! Итак, все друг друга знают, так что я могу оставить вас ненадолго.

И тут Стелла не выдержала.

– Что ты здесь делаешь? – прошипела она. – Неужели не можешь оставить Пита в покое ни на минуту? Тебе мало того, что ты уже натворила?

– Стелла, дорогая, держи себя в руках! – взмолился Пит.

Все в порядке, Пит, я могу сама о себе позаботиться. Послушай, Стелла, я вовсе не хотела сюда приходить. Я пришла только потому, что…

– Я попросил ее, – закончил Пит. – Извини, ты же знала, что я не хотел идти. Один я не вынес бы этого спектакля.

– Ты был бы не один! Я с тобой…

– Я пойду. – Бет встала. – Мне действительно не следовало приходить.

Стелла стиснула зубы и уставилась в потолок.

– Ты не можешь просто так уйти. Все начнут спрашивать, что случилось. А я хочу, чтобы сегодняшний вечер обошелся без приключений. Ты мне обещал, Пит! – Она придвинулась ближе к мужу. – Не думала, что ты способен на такую жестокость.

Пита спас от ответа голос Говарда Кила, полившийся из динамиков. «Какое прекрасное утро!» – пел певец.

Пит, Стелла и Бет словно застыли; подняв голову от проигрывателя, Эдди встретил три потрясенных взгляда. Они не заметили его присутствия и сейчас поняли, что он слышал каждое слово. Молча кивнув, Эдди снова удалился в столовую, ломая голову, как разместить всех троих за столом, чтобы избежать кровопролития. В конце концов, от положил карточку Бет на максимальном удалении и от Пита, и от Стеллы.

В дверь позвонили. Эдди хотелось закричать: «Не впускай больше никого!» Но Морин уже здоровалась и обменивалась любезностями с пожилой парой.

Эдди вышел в холл, чтобы помочь Морин. Пара производила впечатление абсолютно нормальных людей, и у него мелькнула надежда, что праздник еще состоится.

– Эдди, это Билл и Энн, родители Пита.

– Очень приятно, – искренне произнес он, и ему вдруг стало жаль стариков.

– Они всегда тепло относились к Лорен, и я очень рала, что могу выразить им свою признательность за заботу о моей дочери.

– Если ты действительно хочешь выразить им свою признательность, быстро выстави их за дверь! – прошептал Эдди Морин на ухо, вешая пальто.

– Тсс! – прошипела Морин.

Со страдальческой гримасой Эдди проводил Билла и Энн в гостиную. На душе у него было тревожно.

– Все друг друга знают? – спросил он, обводя настороженным взглядом присутствующих. – Отлично! – не дожидаясь ответа, провозгласил он. – Мне нужно отлучиться на кухню, но я не задержусь.

Морин последовала на кухню за Эдди.

– Что происходит? – потребовала она объяснения. – Почему ты так странно себя ведешь?

– Разве ты не видишь? Твои гости ненавидят друг друга, прямо как в романе Агаты Кристи! Если мы оставим их одних, они скальпы снимут друг с друга!

– Ты преувеличиваешь. Возвращайся и развлеки их, а я похлопочу тут. – Она взглянула на часы. – Надеюсь, Лорен скоро будет. Нельзя садиться за стол без именинницы. Иди же к гостям!

Нагрузив Эдди охапкой чайных салфеток, она отправила его обратно.

Билл сидел рядом со Стеллой. Похоже, они симпатизировали друг другу. Чудеса! Эдди решил, что, может быть, все еще обойдется. Уже по привычке заглянув в столовую, он поставил карточки Билла и Стеллы вместе.

Бет скучала в углу, и Энн подошла к ней поболтать. Казалось, праздничное настроение возвращается. Эдди решил присоединиться к разговору.

60
{"b":"14442","o":1}