ЛитМир - Электронная Библиотека

– Она поймет. Пит ей все объяснит.

Пит мрачно кивнул, наблюдая, как его родители торопливо покидают квартиру.

Морин и Иззи, оживленно болтая, вернулись в гостиную.

– А где же остальные? – недоуменно спросила Морин, обводя взглядом комнату.

Бет и Крис потрясенно молчали. Дин, напротив, откровенно наслаждался зрелищем. Пит понял, что отвечать придется ему. Больше всего на свете ему хотелось сбежать отсюда, но он должен был подумать о Бет. Теперь он всегда должен будет думать о Бет, и эта мысль наполнила его невероятным счастьем.

– Видишь ли, Морин, Стелла плохо себя почувствовала, поэтому Энн и Билл решили отвезти ее домой.

Он не был законченным лжецом, поэтому не продумал всех деталей.

– А почему ты не отвез ее домой? – резонно удивилась Морин.

Пит осознал ошибку и постарался ее исправить:

– Я решил, что Лорен захочет видеть хотя бы одного из нас, поэтому мы решили, что я останусь.

Иззи почувствовала, что за время их с Морин отсутствия произошла катастрофа, но никто не собирается исправлять положение. Поэтому она решила взять ситуацию в свои руки:

– Морин, может быть, мы сядем за стол? Лорен и Ричард явно попали в пробку. Думаю, что нам не стоит томиться от голода в их ожидании.

– Спасибо, Иззи! – крикнул из кухни Эдди. Он слышал все, о чем говорилось в гостиной, и, пока Морин расспрашивала Пита, быстро наведался в столовую, убрал со стола три карточки и переставил стулья.

Единственным человеком с аппетитом оказался Дин. Он и возглавил процессию гостей, неохотно перешедших в столовую.

На Морин было жалко смотреть. Вечеринка, задуманная ею как грандиозный праздник, была близка к провалу. Лорен все еще не появилась, а оставшиеся гости, казалось, были совсем не склонны веселиться.

Эдди сразу заметил, что Морин в отчаянии, и ободряюще обнял ее:

– Все будет хорошо, Мо. Улыбайся! Ленч начался.

– У тебя больше нет ничего съестного? – жалобно простонала Лорен.

За последний час машина не сдвинулась с места. Лорен обшарила все карманы и нашла в «бардачке» большой запас галет, которые можно было есть, только размочив их в горном потоке или несколько часов подержав на солнце. Весь съедобный улов составили два шоколадных батончика, мятные конфеты и пачка печенья.

– Нужно растянуть еду, – предложил Ричард, разламывая батончик пополам. – Неизвестно, сколько еще нам придется простоять.

– Хорошая идея, – согласилась Лорен, мгновенно проглотив свою половину. – Но если ты опять затеешь свою игру в любимые блюда, я начну петь во весь голос, а это, скажу тебе, сомнительное удовольствие.

Ричард изобразил ужас и отдал ей свою долю шоколада, которую она с благодарностью приняла.

Они сидели в машине, время от времени меняя позу, чтобы не затекали ноги, и с надеждой поглядывая в окно.

– Знаешь, о чем я думаю? – вдруг спросила Лорен.

«Я хотел бы, чтобы ты думала обо мне», – подумал Ричард, но предпочел не произносить этого вслух.

– Понятия не имею.

Я думаю о том, как странно сидеть с тобой в машине, посреди дыма, смога и шума. До сих пор я могла представить тебя только в горах, окруженных тишиной. Здесь ты кажешься другим.

– Это хорошо или плохо? – осторожно поинтересовался Ричард.

Лорен глубоко вздохнула:

– Впервые за время нашего знакомства ты кажешься мне настоящим. Забавно, правда? В Тендейле все выглядело нереальным – горы, снег, безмятежность. И мне казалось, что моя настоящая жизнь – в Лондоне, где я оставила кучу нерешенных проблем.

Ричард взял ее за руку. Лорен замерла, но в следующий миг почувствовала, как по всему телу разливается тепло.

– Знаешь, в чем заключалась моя главная ошибка? Все, что я нашла в Озерном крае, казалось мне миражем, иллюзией, прекрасной мечтой, не осуществимой для горожанина. И ты был частью этой мечты. Теперь же, когда позади остался Тендейл, впереди ждет Лондон или Нью-Йорк, а рядом сидишь ты, я поняла, что в моей жизни есть только одна реальность.

Ричард не отвечал. Впервые за много лет он горячо молился. «Господи, пусть это буду я!»

Глава 24

– Но почему ты продолжаешь заниматься этим? – спросил Эдди Дина. – Почему такой умный мальчик, как ты, хочет провести свою жизнь в тюрьме?

– Потому что единственное, что у меня получается хорошо, – угонять машины, – признался Дин.

Неправда, – перебил его Крис. – У тебя потрясающий талант к математике. Ты бы мог работать с компьютерами.

Дин почувствовал себя в ловушке между двумя мужчинами, пытающимися сделать из него человека по своему образу и подобию.

– Похоже, вы считаете, что я как наркоман, который хочет завязать со своей привычкой, но не может. Вы не понимаете, что мне нравится то, что я делаю! Я получаю удовольствие, вскрывая машину с любой сигнализацией. Я люблю уходить от погони и оставлять полицию с носом. Мне это нравится, потому что мне нечего терять.

Крис знал – не имеет смысла напоминать, что, в сущности, он может потерять жизнь. Подросткам всегда кажется, что они будут жить вечно.

Эдди меньше приходилось иметь дело с подростками. И потому он никак не желал признавать поражение в споре с мальчишкой, упорно отказывающимся принять руку помощи.

– В моей компании постоянно набирают стажеров. У тебя хорошие задатки менеджера по продажам – язык подвешен, в математике силен, об умении водить машину я и не спрашиваю.

Дин с жалостью посмотрел на Эдди:

– Вы не понимаете! Ну почему меня никто не слушает? Я не хочу быть похожим на вас! Не хочу работать, не хочу меняться!

Он встал так резко, что опрокинул стул. Все посмотрели на него.

– Спасибо за еду. Мне пора. Счастливо и спасибо, что подвезли, сэр. – Схватив сумку, Дин устремился к двери, прежде чем Крис понял, что произошло.

– Вы разве не пойдете за ним? – сердито спросил его Эдди.

Крис подошел к окну. Дин шагал по дороге с гордо поднятой головой. Король улицы!

– Нет. Но, возможно, он когда-нибудь вернется…

– Надеюсь, нет, – пробормотала Морин, чье гостеприимство подверглось суровому испытанию, когда она увидела, как Дин сунул в свою сумку серебряную рамку для фотографий.

Крис смотрел вслед удалявшемуся ученику, пока он не исчез из вида. Ему казалось, что Дин забрал с собой частичку его сердца.

Когда он повернулся к остальным, Пит и Бет сидели за разными концами стола, куда Эдди предусмотрительно рассадил их, став свидетелем унижения Стеллы. Место Криса оказалось возле Иззи, а Морин с радостью обнаружила свою карточку рядом с карточкой Эдди.

Гости съели ленч, едва ли замечая вкус блюд. На десерт, как и предполагала Лорен, был подан торт, на котором красовалась одна свеча.

– А зачем вы зажгли свечу? – удивилась Иззи. – Ведь Лорен нет.

Морин вздохнула:

– Но у нас есть второй именинник. Крис, загадывайте желание!

Крис оторопел. Его изумление достигло предела, когда все запели «С днем рождения». Иззи сделала вид, что направляется в ванную, и, проходя мимо брата, прошептала ему на ухо:

– Делай все, как она просит. Я объясню позже. Она считает, что у тебя тоже день рождения.

Крис усмехнулся, подумав, что события, толчком к которым послужило упоминание о дне рождения, пришли к кульминации, и обвел взглядом оставшихся гостей.

Бет и Пит… После ухода Стеллы и его родителей они не обменялись ни единым словом. Однако их связывало нечто почти осязаемое; это, наверное, ощущалось бы, даже если бы они находились в разных комнатах. За несколько дней они построили отношения ближе и крепче тех, что сложились у Криса и Бет за пять лет. Это его вина или судьба? Он не знал. Но он чувствовал себя проигравшим.

Крис подумал о страданиях, которые они причинили близким. Смогут ли они вынести их груз? Он сомневался в этом.

Он перевел взгляд на Иззи. Сестра совершенно преобразилась – она словно заново родилась. В ее глазах появилась надежда, она увидела цель, к которой стоит стремиться.

63
{"b":"14442","o":1}