ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Поворачивай, – шепнул Глеб Ирту. – Дальше от берега…

Уши гоблина дернулись – он услышал тихий человеческий голос.

Ирт, поняв, откуда исходит опасность, схватился за шест, торопливо погрузил его в воду, уперся в дно – глубина здесь была в человеческий рост.

Гоблин повернулся, оскалив мелкие острые зубы. Он поднял острогу над головой – на четырех остриях-спицах билась серебристая рыбина.

– Руот’тору уат’трат, – сказал ему Глеб, и не сразу понял, что означают эти странные, сами собой вырвавшиеся слова.

Когда-то он жил среди гоблинов.

Он перенял у них искусство сражаться копьем и пытался овладеть их языком. Но научился произносить лишь это приветствие.

«Мяса и крови твоему племени».

Гоблин, не двигаясь, пристально смотрел на человека. Точно так же он смотрел на рыбу за миг до того, как пронзил ее острогой.

– Руот’тору уат’трат, – повторил Глеб громче и поднял над головой копье.

Плот медленно уходил все дальше и дальше от камышей…

2

– Ты думал о своем предназначении, Богоборец? – спросил Ирт однажды вечером.

Они лежали на плоту, меж ними горел костер; на реке было тихо, лишь изредка всплескивали рыбы, тревожа спокойную водную гладь, похожую на раскатанную пластину свинца.

– Предназначение? – Глеб держал над огнем прут с насаженным на него окушком. – Какое может быть у меня предназначение?

– Предназначение есть у каждого, – назидательно сказал Ирт. – Только Двуживущие его лишены.

– Я пока не расстался с мыслью, что я и есть Двуживущий, – сказал Глеб, и задумался, насколько это заявление соответствует истине.

Ирт завозился, перевернулся на спину, заложил руки за голову.

В пепельном небе вот-вот должны были появиться первые звезды.

– Мы созданы, а это означает, что у нас есть предназначение, – задумчиво сказал Ирт. – Иначе зачем мы? У кого-то из нас предназначение явное и конкретное. Например, принести в Мир некую вещь – сотворить ее, или отыскать, или выкупить. У других предназначение нечеткое – быть проводником у Двуживущих, работать в лавке, продавая оружие, содержать таверну… Иногда человек долго не может понять, в чем заключается его предназначение. Он мечется, пробует свои силы там и сям, ищет себя… Иногда ему кажется, что он понял цель своего существования. Но потом он разуверяется в этом, и снова начинает искать… А ведь предназначение может заключаться в поиске. Предназначение – это то, что ты делаешь. Ведь тебя сотворили таким. И если ты такой, какой есть – значит ты создан таким быть. Понимаешь?

Глеб хмыкнул, тоже перевернулся на спину, уставился в небо, не собираясь поддерживать этот разговор. А Ирт продолжал рассуждать:

– Если ты демон, как написано в твоей книге, и если тебя призвали, значит у тебя тоже есть предназначение. Тот, кто вызвал тебя, хочет что-то с твоей помощью получить. Хочет тебя использовать. В этом твое предназначение – и если ты не знаешь его, это вовсе не значит, что его у тебя нет.

«…в Мире начинается некая глобальная игра, – вспомнил Глеб слова Белиала. – Администраторы и модераторы раздают роли, готовят декорации…»

– Ты странный, Ирт, – поразмыслив, сказал Глеб. – Иногда мне кажется, что ты прост, как неотесанное полено. Но иногда ты начинаешь говорить о таких вещах, что мне хочется заткнуть тебе рот и сбросить с плота в реку.

Ирт тихо рассмеялся:

– Когда я был гребцом, меня часто скидывали за борт, привязав к длинной веревке. Рот, правда, не затыкали. Но я держал его закрытым, чтобы не захлебнуться.

– А ты думал о своем предназначении? – спросил Глеб.

– Да. Конечно. Много раз.

– И какое оно у тебя?

– Выживать… Я пережил многое и многих. Мне везет там, где не везет остальным. Я прошел через такое, что и рассказать страшно… Выживать – это то, что у меня хорошо получается. А значит, для этого я и создан.

– А что хорошо получается у меня?

– Пока не знаю, – сказал Ирт. – Кажется, убивать.

Глеб улыбнулся:

– Хорошая у нас компания. Умеющий выживать и умеющий убивать.

– Ты убиваешь, чтобы выжить, – заметил Ирт. – Значит, мы действительно похожи, Богоборец.

Что-то стукнулось о бревна, и товарищи приподнялись. Они думали, что незаметно подплыли к берегу, ударились о какую-нибудь корягу, торчащую со дна.

Нет же – оба берега были одинаково далеко.

А на воде рядом с плотом покачивалось нечто черное, бесформенное и лоснящееся. Глеб сперва решил, что это какая-нибудь дохлая рыбина, может сом, может огромный налим. Он уперся в тушу копьем, оттолкнул ее – и вдруг заметил, что из-под воды, из-под лоснящегося горба смотрит на него белое страшное лицо, окаймленное развевающимися волосами.

– Черт! – выругался Глеб, отпрянув и едва на наступив на костер. – Покойник!

Два берега отозвались гулким эхом, повторив слова человека. Далеко покатился голос по ровной глади реки, тревожа тишину.

Утопленник медленно перевернулся. Его неестественно длинная белая рука потянулась к ускользающим людям.

Ирт тоже вскочил на ноги, схватил шест, стал загребать им воду, словно веслом, уводя плот подальше от мертвеца.

А потом они увидели еще одно тело. Оно спокойно проплыло мимо; голые распухшие руки его двигались, и Глеб не сразу понял, что это рыбы щиплют их снизу, тянут, толкают, тревожат, не дают успокоиться.

Мраморное лицо покойника было устремлено вверх, к первым загорающимся звездам.

А из груди его торчала необычайно толстая и длинная стрела – если бы не оперение, ее можно было бы принять за дротик.

– Не нравится мне это, – ежась, пробормотал Ирт.

Глеб, хоть ничего и не сказал в ответ, был совершенно с ним согласен.

3

Ирт полночи боролся со сном, щипал себя, кусал руку, немилосердно тер глаза, дергал мочки ушей, плескал в лицо водой. Будь они на твердой земле, а не на плоту, он бы придумал, как одолеть сонливость – побегал бы, попрыгал, собрал бы дров, потолкался бы с Богоборцем.

– Да не мучайся ты, – шепотом сказал Глеб. – Ложись и спи спокойно.

Ирт упрямо помотал головой. Не нравились ему эти трупы, почему-то плывшие против течения. Пугала и черная вода, окружившая плот – крохотный бревенчатый островок с глазком костра в центре, с шалашиком, в котором и от ветра невозможно спрятаться. А где берега? Далеко ли? Случись что, как спасаться, куда плыть? Может, сразу на дно?

А есть ли оно здесь, дно-то?

Лучше уж наверх смотреть, на звездное небо, затянутое легкой дымкой. Лечь на спину, согнуть ноги, постараться забыть, что затаившаяся вода совсем рядом, вода кругом, а в ней, может быть, плывут сейчас покойники…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

25
{"b":"14448","o":1}