ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слушай своё сердце
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
#Зерна граната
12 правил жизни. Противоядие от хаоса
Венчанные огнем
Япония. Введение в искусство и культуру
Новый Год нужен! (сборник)
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Bravo, Penis! Об интимной жизни глазами врача
Содержание  
A
A

– Ну?

– Почти все Двуживущие, что останавливались у меня, рано или поздно задавали мне этот вопрос. А я уж думал, вы и не спросите.

– Тебя бы это задело?

Ургин подмигнул Глебу и захохотал…

Товарищи вышли за высокую деревенскую изгородь и вновь замерли перед насаженными на колья уродливыми головами.

– Мы можем их встретить, – сказал Глеб.

– Будем осмотрительны. Вдвоем у нас больше шансов вовремя заметить опасность.

– Да и отбиться на пару будет легче.

Епископ с сомнением оглядел товарища, покачал головой и произнес:

– На это лучше не рассчитывать.

На что именно не следует рассчитывать, Глеб не понял, но переспрашивать не стал…

Они прошли вдоль частокола, обогнули селение и двинулись на запад.

– Знаешь, – задумчиво сказал Епископ, когда они прошагали уже довольно много. – В Мире есть короткие пути и есть пути длинные. Иногда я думаю, что длинные пути никуда не ведут, только бестолково петляют. Но лишь пройдя до конца, можно понять, какая дорога тебе попалась.

– К чему это ты?

– Я хочу стать сильнейшим. И я буду им. Ты со мной?

– Ты хочешь, чтобы я тебе помог?

– Да. На первое время мне потребуется поддержка.

– Давай пока не будем загадывать.

Некоторое время они шли молча. А потом Епископ сказал:

– Мы еще вернемся к этому разговору.

2

Весь день было нестерпимо жарко и только к вечеру слегка посвежело.

– Пора бы отдохнуть, – сказал Глеб, останавливаясь и наблюдая, как медленно гаснут облака на закате. Позади уже высвечивались первые звезды. Тьма наползала на небосклон.

– Что ж, разумно. Сослепу можно нарваться на гоблинов. Только давай пройдем чуть дальше. Вон там, смотри, что-то темнеет.

Действительно, впереди чернели какие-то заросли.

Через полчаса выяснилось, что это старый овраг, сплошь заросший густым ивняком. Путники спустились по крутому склону, с немалым трудом забрались в самое сердце зарослей. На дне оврага тек ручей. Он прятался под нависшими ветвями, густые вечерние тени маскировали его, и товарищи не свалились в воду лишь потому, что в самый последний момент услыхали негромкое журчание.

– Хорошее место, – сказал Епископ. – Вода рядом. И огонь будет совершенно незаметен. А если кто-то начнет продираться сквозь кусты, мы услышим его издалека.

– Сыро здесь, – заметил Глеб. – Не знаю, получится ли развести костер.

– Предоставь это дело мне.

Они расчистили маленький пятачок земли, обламывая и приминая тонкие гибкие прутья. Из ветвей потоньше и помягче соорудили две бесформенные постели. Палки потолще откладывали для костра.

– Ну, покажи, как ты собираешься зажечь костер, – с сомнением в голосе произнес Глеб. – Нужен литр керосина, чтоб эти ветки взялись.

– Керосин не потребуется. – Маг присел на корточки перед грудой сырых дров, распростер руки и зашептал что-то быстро и неразборчиво. Глеб с интересом следил за товарищем. Епископ свел ладони вместе, и ногти его пальцев засветились розовым. Свечение усиливалось, багровело, расползалось по ладони. Через минуту казалось, что на руки мага надеты сияющие алые перчатки. Кровавые отблески высветили склонившееся лицо: шевелящиеся губы, острые скулы, прикрытые глаза. От сырого хвороста потянулись вверх белесые пряди пара. И вдруг вспыхнул огонь, весело заплясал по дровам, затрещал, разрывая древесные волокна. Маг ладонями словно бы прижал пламя сверху, и огонь послушно притих.

– Вот и все, – сказал Епископ, открыв глаза.

– Здорово, – признал Глеб. – А я так смогу?

– В принципе, некоторым элементарным заклинаниям можно научить кого угодно.

– Так в чем проблема?

Маг замялся, не зная, как объяснить.

– Ну… В данном случае, для тебя было бы гораздо проще добыть огонь трением. И устал бы меньше, – он улыбнулся, – и уж точно бы согрелся.

– Все так непросто?

– И даже еще сложней. Я же не прошу у тебя научить меня орудовать мечом. Боюсь, я даже поднять его не смогу.

– Каждому свое.

– Вот именно…

На дне оврага было совершенно темно. Узкая полоса звездного неба протянулась с севера на юг, весь остальной мир скрылся за кустами и крутыми склонами. Даже не верилось, что наверху расстилается бескрайняя ровная степь.

Быстро холодало.

Глеб подвинулся поближе к костру, протянул к огню руки. Согревшись, развязал торбу, разложил еду.

– Давай перекусим.

Епископ смутился:

– Это же твои продукты.

– Ешь, ешь. Ты меня угостил в деревне, а я тебя угощаю сейчас.

– Ну, только если так… – Маг присоединился к скромной трапезе. Он ужинал и объяснял, словно оправдывался:

– Вообще-то, я могу не есть несколько дней. Но после волшбы необходимо восстанавливать затраченную энергию. На пустой желудок лучше магией не заниматься. Язву, может, и не заработаешь, но здоровью навредить можно.

– Так вот почему вы все такие худые, – усмехнулся Глеб. Епископ никак не отреагировал на это замечание. Губами собрав с ладони хлебные крошки, он решил:

– Ладно, я был неправ. В следующем селении тоже запасусь едой. Нечего у тебя на иждивении быть.

– Запас карман не тянет, – напомнил Глеб. Он опрокинулся на охапку ветвей, вытянул уставшие ноги. Правый бок приятно припекал костер. Левая половина туловища мерзла.

– Надо будет при случае купить одеяло.

– Купи лучше плащ потеплей, – сказал маг. Он запустил руку в складки своего одеяния и извлек массивную книгу. Подвинувшись вплотную к огню, он раскрыл фолиант и углубился в чтение.

– Можно и плащ, – поразмыслив, согласился Глеб. – Лишь бы укрываться можно было… Что изучаешь? Та самая книга?

– Да.

– Дай глянуть.

– Смотри… – Епископ передал том. Глеб пролистал несколько страниц, но ничего не разобрал: какие-то кружочки, палочки, черточки. Непонятная вязь замысловатых незнакомых букв. Частокол острых знаков.

– Руны? – спросил он наугад.

– Да.

Перелистнув еще несколько страниц, Глеб наткнулся на рисунок. Он не сразу разобрал, что там изображено, но через минуту хаос линий и черт вдруг сложился в отчетливую картинку – высокие черные звезды в небе, мертвое тело с кинжалом в груди, шакалы, рвущие труп на куски, ворон, выклевывающий пустую глазницу. И человеческая фигура в отдалении. Иллюстрация казалась объемной и словно затягивала внутрь, приковывала внимание…

– Что там? – спросил с интересом маг. Глеб вздрогнул. Он и не заметил, как Епископ приблизился к нему, склонился над книгой, заглянул в страницу.

– Не знаю, – Глеб вновь посмотрел на рисунок, но увидел лишь нагромождение беспорядочных штрихов. Он захлопнул фолиант и отдал магу. – Пора спать. Кто будет сторожить первым? Или же рискнем, понадемся, что никто сюда не заглянет?

– Ты ложись, – сказал маг. – Я буду читать.

– Когда тебя сменить?

– Спи до утра. Я посижу.

– Ну, смотри, – Глеб спорить не стал. Он перевернулся на бок, подставив огню замерзшую спину. Теперь он смотрел прямо во тьму, в непроницаемый мрак зарослей кустарника, растущего на дне оврага и на его высоких склонах. Журчала вода за спиной, потрескивал костер, шелестел страницами книги Епископ.

«Все-таки мы еще плохо знаем друг друга, – засыпая, подумал Глеб. – Но почему-то я ему полностью доверяю».

Епископ отложил книгу, поднялся, подбросил в огонь хворост и долго смотрел на спину спящего товарища. Потом он огляделся по сторонам, поднял лицо к далекой полосе неба. Все было тихо. Он вновь опустился на груду пружинящих веток и, повернув книгу к свету костра, продолжил чтение.

3

Глеб проснулся рано. Даже над равниной солнце еще не поднялось, а уж здесь, в овраге, и вовсе стояла глухая темень. Лишь слегка померкли звезды над головой, и серел насыщенный предутренней влагой воздух.

Епископ все так же сидел у костра, держал на коленях раскрытый том.

Глеб поднялся, хлопая себя ладонями по бокам, по груди. Он изрядно замерз, одежда здорово отсырела.

32
{"b":"14449","o":1}