ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И в тот же момент опрокинутое кресло поднялось, заняло нормальное положение, в нем вновь появился старик, все так же расслаблено возлежащий на мягких подушках.

– Я всего лишь отвел вам глаза. Тут и магии-то почти нет. Примитив. Забава. Надеюсь, Король простит мне эту маленькую шалость.

Посрамленный Волк молчал. Немного неуверенно улыбался Кесарь. Глеб смотрел на мага с восхищением и легкой завистью. Он уже жалел, что выбрал путь воина. Старик заметил его взгляд и улыбнулся.

– Не надо завидовать мне, сынок, – сказал он. – Магия требует больших жертв. Я, например, долго жил в глухой деревне, притворяясь Одноживущим, прежде чем овладел большинством заклинаний огненной стихии. Потом я ушел в предгорья Драконьих Скал, где читал старые книги и изучал магию воздуха, практически лишив себя сна. Я скрывался от людей, от Одноживущих и от Двуживущих. И только сейчас я могу жить более-менее спокойно – о моей силе знают окружающие и немногие хотят вступить со мной в бой. Но даже мои знания не дают абсолютной защиты. И поэтому большую часть времени я провожу в Городе, под охраной Короля и его гвардии. Новорожденному воину жить значительно проще, чем магу, поверь мне.

– Это точно, – подтвердил Кесарь. – Я видел, как двое мечников издевались над молодым неопытным магом. Они кололи его мечами, а он только и мог, что швыряться сгустками огня, которые не смогли бы, наверное, и стог сухого сена поджечь.

– Меня рядом не было, – вздохнул Жрец.

– Закололи они его. Насмерть. А он ведь и недели здесь не прожил.

– Уж я бы… – пригрозил старик, поднимая к потолку корявый палец…

Собравшиеся еще долго говорили о пустяках, вспоминали поочередно свои старые приключения, хвастались. Иногда они говорили одновременно, взахеб, перебивая друг-друга, иногда, напротив, в комнате надолго повисало молчание. Они ели и пили, все больше хмелея, и Глеб старался не отставать от старших товарищей. Он все порывался рассказать им сбивчивую историю про Кинг-Конга и свой меч, про Рябого Пса и про Апостола, но его уже никто не слушал, только привычно кивали головами на слова, не улавливая их смысл, но Глебу и этого было достаточно. И он, растроганный этими рассеянными пьяными кивками, все говорил и говорил, выдумывая что-то, то, чего и не было никогда, а вскоре и вовсе потерял нить повествования, запутался, остановился на полуслове, перед глазами все поплыло, и он тяжело повалился под стол, задев локтем пустое звонкое блюдо.

– Пожалуй, пора спать, – сказал Кесарь и долго и безуспешно пытался встать на ноги…

2

Перед тем как лечь, в комнату к наконец-то угомонившимся постояльцам поднялся хозяин гостиницы. Его гости спали в самых вычурных позах. Кто-то развалился на столе, кто-то скорчился на полу. Старый Жрец по-прежнему полулежал в кресле, нос его был необычайно красен, халат распахнулся, обнажив худую впалую грудь. И только Ворон, даже во сне хмуря брови, лежал на кровати. Правда, поперек нее.

Хозяин заведения осуждающе пощелкал языком и вышел, плотно притворив за собой дверь.

3

Вечером следующего дня хозяин зашел в комнату к Глебу.

– Здравствуйте, господин.

– Привет, – Глеб был необычайно мрачен. Его подташнивало, кружилась голова, ломило мышцы. Утром он обнаружил у себя здоровенный синяк на бедре, и какое-то время натужно пытался вспомнить, как он его посадил, но от этих усилий лишь еще больше разболелась голова, и Глеб, отчаявшись хоть что-то восстановить в памяти, махнул на все рукой, дав себе зарок больше не пить вообще.

Разве только пиво.

И иногда немного в компании.

– Вы должны мне, господин.

– Да? – искренне удивился Глеб.

– Один золотой.

– Я же дал тебе два.

– Кредит кончился, господин. Вы уже живете в долг.

– Вот, черт! Неужели здесь все так дорого?

– Моя гостиница одна из самых дешевых в Городе, господин. Вы живете здесь уже четыре дня. Комната, белье, завтрак, обед и ужин – с вас один золотой, господин.

– Вот, черт! У меня больше нет денег.

– Это плохо, господин. Вы должны мне заплатить.

– Чем? – Глеб развел руками.

Хозяин какое-то время укоризненно смотрел на него, затем кивнул и сказал:

– Я понял. У вас нет денег. – Он с поклоном исчез за дверью.

«Всего-то!» – подумал Глеб, опрокидываясь на кровать.

Перед глазами закружились черные пятна. Загудел колоколом пустой череп.

Пожалуй, реалистичность Мира порой была чрезмерна.

4

Утром, едва только Глеб продрал глаза, хозяин гостиницы вернулся. Он без стука распахнул дверь, беглым взглядом окинул относительный порядок в комнате и холодно поздоровался:

– Доброе утро, господин.

– Доброе, – осторожно подтвердил Глеб. Он увидел, что за фигурой хозяина маячит еще кто-то – плечистый, в блистающих доспехах.

– Вы не нашли денег?

– Когда? Я спал, – Глеб вылез из-под одеяла, стал неуклюже одеваться.

– Плохо, господин. Я вынужден вас выселить.

– Хорошо. Я и сам уже собирался уходить.

– Но вы должны мне два золотых.

– Как два? Вчера вечером я должен был всего один.

– А теперь два.

– Да это же вымогательство! – возмутился Глеб.

– Это бизнес.

– Бизнес? – Не сдержавшись, Глеб улыбнулся, так забавно звучало это слово здесь, в мире магии и мечей.

Хозяин шагнул в комнату. Следом за ним зашли и те – плечистые в доспехах. Сразу стало тесно, захотелось на свободу, на воздух. Только сейчас Глеб понял, что эти четыре дня прошли для него даром. Только сейчас он вспомнил про Рябого Пса. И заторопился.

– Ну, хорошо. Я найду денег и все верну. Заработаю, займу, наконец. Честно. Я не обманываю, поверьте.

Хозяин отрицательно водил головой.

Вперед выступил один из здоровяков в доспехах. Он посмотрел на Глеба, обернулся к хозяину гостиницы, еще раз пристально оглядел фигуру Глеба, от пяток и до макушки, спросил:

– Двуживущий?

– Да.

– Имя?

– Глеб.

– Правильно. Новорожденный?

– Что вы заладили? – Глеб разозлился, – «Новорожденный, новорожденный». Хватит уже! Надоело!

– Понятно. Новичок. В Городе первый раз.

– Да. И что? Это преступление?

– Вы должны два золотых этому человеку. У вас их нет. Это преступление.

– И что дальше? Вы посадите меня в тюрьму? Выгоните взашей из вашего Города? Казните?

– В этом нет необходимости. Ваше оружие стоит достаточно, чтобы выплатить долг. Вы должны отдать меч. – Ратник повернулся к хозяину гостиницы и спросил: – Вас устроит такой вариант?

– Да. Конечно.

– Эй! – Глеб вцепился в меч обеими руками, прижал оружие к телу. – Вы не можете его забрать. Во-первых, он стоит значительно больше, чем два золотых…

– Хозяин вернет вам остаток от суммы…

– Не нужна мне ваша сдача! Это мой меч!

– Прошу вас, отдайте нам оружие, или мы будем вынуждены применить силу.

В распахнутую дверь заглядывали посторонние люди. Спор привлек уже целую толпу. Глеб с радостью увидел знакомое лицо соседа и с пылом обратился к нему:

– Кесарь, чего они? Скажи им – я все заплачу позже. Ну!

– Не связывайся с ними, парень. – Сосед покачал головой. – Лучше сделай то, что они хотят.

– Но почему?

– Потому что они сильней. Это гвардия Короля. Видишь Пегас на доспехах? Отдай им меч.

– Да что же это! Всем только и дело, что до моего меча!

– А у тебя больше ничего нет, – хохотнул кто-то из толпы.

Хозяин гостиницы и воины в доспехах молча ждали.

– А если я?.. – Глеб потянул рукоять, высвобождая клинок из ножен.

– Даже не вздумай! – Кесарь метнулся к нему, схватил за руки, стиснул запястья, надавил, заставляя спрятать клинок. – Ты же станешь изгоем. Тогда ты никогда больше не попадешь в Город. По крайней мере, живым. – Он повернулся к хозяину. – Сколько задолжал тебе этот парень?

– Два золотых.

– Вот, – Кесарь достал деньги из кармана, положил в протянутую ладонь Одноживущего. – Теперь все?

9
{"b":"14449","o":1}