ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не печальтесь, Магистр, – тем временем прошамкал человек, обращаясь к дэйлор, – быть может, все еще возвернется на круги свои.

Черноглазый старик только покачал головой.

– Нет больше в моем народе того, кто принял бы все это на свои плечи.

– Но как же пророчество о Последнем Магистре?

– Брат мой, вы же видите, что я стараюсь им не стать… Хотя иной раз думаю, что зря… Не будем медлить. Надо закрыть этот город от любопытных.

Магистр отпустил локоть своего брата и направился к воротам, опираясь на палку. Не посох – а именно палку, простую, узловатую, сделанную из обычной ветки.

До Альхейма донеслось:

– Я жертвую слишком многим для них… Слишком многим… а стоит ли оно того?

Тем временем человек принялся выкладывать на черные булыжники содержимое своего мешка, и у Альхейма перехватило дух. Он увидел самые обычные компоненты заклятий, которыми пользуются все человеческие маги, дабы получать Силу через взаимодействие вещей!

– Вы готовы, брат мой? – прошелестел дэйлор, – тогда следует начать.

…Альхейм проснулся далеко за полдень. Долго лежал под шерстяным пледом, пытаясь прийти в себя, и думал, думал… Потом возблагодарил Хаттара – ведь кто еще, если не Отец-Небо, мог послать ответ на все вопросы?

А уж он-то, Альхейм, тоже хорош! Потратить всю жизнь на то, чтобы шагать по ложной, ведущей в никуда тропе! Да, он прочел когда-то, что в Черном городе жили и занимались магией и дэйлор, и люди. Кроме того, было записано, что дэйлор покинули свою цитадель раньше. Но ведь… Ох, каким дураком он был… Почему ему не пришло в голову, что город могли запирать человек – и последний, оставшийся в живых дэйлор? Вот это и впрямь объяснение тех неразгаданных ловушек, в которых так глупо гибли маги Алларена, поверив на слово древнему хронисту.

Они просто не могли видеть той Силы, которой пользовались дэйлор!

Мысли закрутились в лысой голове Альхейма, одна интереснее другой. И он пришел к выводу, что просто обязан найти мага, пусть даже самого распоследнего – но из этого странного народа.

Если город и вправду был закрыт таким образом, то открыть его смогут тоже только двое. Слишком разных, чтобы понять друг друга и быть вместе.

… За окном чирикали воробьи, радуясь весеннему солнышку. Долговязый Кролл на посыпанной песком дорожке вновь и вновь раскладывал компоненты взаимодействия, тщетно пытаясь увидеть столь вожделенную Силу. Заметор развлекал себя, швыряя мелкими камешками в ствол яблони. Где-то надрывался, горланил молочник, сзывая достопочтенных горожанок.

Альхейм вздохнул и обхватил голову руками. Его одолевали сомнения – успеет ли он завершить начатое до того, как врата бытия с треском захлопнутся за ним, оставляя впереди только пустоту и ничто?

Часть 1

Дорога к городу избранных

Начало игры

Черная фигурка слуги медленно переползла на красную клетку доски хат-мо. Заиграв радужными сполохами, начала изменяться: выпрямилась угодливо согнутая спина, длинные, неуклюжие руки утонченно-аристократическим жестом скрестились на груди, а на бритой голове мгновенно отросли длинные волосы.

– Магистр! – Варна хлопнул в ладоши и откинулся на спинку кресла. Затем, вдруг опомнившись, взглянул на Учителя – не разозлится ли?

– Мои поздравления, почтенный Варна, – лицо старого дэйлор оставалось таким же бесстрастным, какими были лица мраморных статуй в саду, – прекрасная комбинация ходов, просто прекрасная! Иных слов не подберешь…

И, подперев сухим кулаком щеку, он принялся изучать обстановку на игровом поле. На самом деле, Учитель был близок к победе – вплоть до того момента, как Варна, предприняв отвлекающий маневр и пожертвовав последним лучником, не передвинул своего слугу на клетку Преображения, где тот превратился в грозного и могущественного магистра, который, уже не двигаясь, мог преспокойно атаковать все клетки – и в том числе ту, где на троне развалился пухленький король Учителя.

– Прекрасно, великолепно, – промурлыкал старый маг, – у вас все шансы на победу, мой друг… Но я, – тут он сделал многозначительную паузу, усмехнулся и продолжил, – но я все же не буду отчаиваться…

Варна со все возрастающим любопытством ждал продолжения, одновременно и желая его, и побаиваясь, потому как Великий Магистр Дэйлорона не проиграл еще ни одной партии в хат-мо ни одному из своих учеников. Ходили упорные слухи, что и много декад тому назад, когда в Дэйлороне еще жило куда больше магов, он тоже никогда не проигрывал, исхитряясь обвести вокруг пальца даже собственных учителей.

Воцарилось молчание. Варна ждал, а Магистр размышлял, глядя куда-то сквозь доску и перебирая тонкими пальцами белоснежную бороду. Внезапно он поднял на Варну взгляд и задумчиво, словно делясь сокровенной мыслью, произнес:

– Беспокойно мне, мой друг. Плохие времена настают для Дэйлорона, да… Людей слишком много, и через сотню-другую лет будет еще больше. Пока они успокоились, и не тянут руки к нашему последнему прибежищу, к Великому Лесу, к западным землям. Кто знает, что будет дальше?

Варна вздохнул. Все это было так, и все это он слышал от Учителя по десять раз на дню.

– Магия покидает наш народ, – прошелестел старый дэйлор, – ваше поколение много слабее предыдущего, я это вижу. Мы теряем власть над силами этого мира…

Он снова замолчал, разглядывая доску хат-мо и фигурки, покорно застывшие в своих клетках. У Варны словно пелена упала с глаз: вместо величественного и бесконечно мудрого наставника, Великого Магистра, дэйлор увидел старика, уставшего от прожитых лет, и беспомощного перед той бедой, что давно пустила корни среди дэйлор. Бедой медленного вырождения. Он был настолько жалок, этот одряхлевший маг, кутающий свое сухонькое тело в алую мантию Великого Магистра, что Варне захотелось его как-то утешить и подбодрить. Дэйлор прочистил горло.

– Но, Учитель, к чему мучить себя тем, что невозможно изменить?

Старик лишь покачал головой – большой и совершенно лысой.

– Знаешь, Варна, иной раз я думаю, что мои далекие предшественники поступили неверно, отказавшись от Силы Отражений и не приняв Магистра Черной цитадели. Нет, нет, молчи. Я и без тебя знаю, что это чуждо природе дэйлор… Быть может, именно то, что когда-то этой Силой пользовались, и привело к теперешним бедам? Никто этого сейчас не скажет… И тайны утеряны, погребены под пылью забвения… А тут еще люди, слишком много людей…

Варна поежился. Магистр был очень стар, и порой его рассудок начинал мутиться. Тогда Учитель начинал плести совершеннейшую чушь, снова и снова пересказывать легенду о Черном Магистре, который некогда построил цитадель и наводнил ее темной силой, той, что питает народ Зла и неотвратимо изменяет самую сущность дэйлор…

– Тогда людишки присмирели, да… – просипел Учитель, сверля мутным взглядом красную клетку, на которой гордо стояла фигурка Магистра, – но Преображение… дается не всем, ох, не всем…

Старик глупо захихикал и начал раскачиваться на стуле всем телом.

Варна вздохнул. Медленно, стараясь не привлекать внимания Учителя, потянулся к шнурку, чтобы позвать прислугу… Было похоже на то, что партия в хат-мо так и останется незавершенной. Но Великий Магистр вдруг замолчал и внимательно посмотрел на своего ученика.

– Погоди, Варна. Мне… уже лучше. Значительно лучше.

Пальцы дэйлор замерли поблизости от шнурка.

– Учитель… Вам лучше отдохнуть.

– Когда отправлюсь к духам Предков, тогда и отдохну, – отрезал Магистр, – я, кажется, придумал, как решить задачу.

И указал на доску.

Варна в сомнении поглядел на старого мага. Затем – на фигурки.

От короля, принадлежавшего Учителю, к сурово застывшему магистру мелкой трусцой спешил Парламентер, размахивая белым флажком. Остановившись на соседней клетке, он принялся что-то шептать на ухо магистру, переминаясь с ноги на ногу и время от времени подозрительно поглядывая на Варну. Фигурка магистра снова засверкала радужными сполохами, а затем…

2
{"b":"14464","o":1}