ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пока граф снова разбирался с электричеством (кстати на этот раз успешно), я исследовала «интерьер» казематов. Пыточная камера, действительно имевшая место быть в недрах дворца, не произвела на меня ожидаемого особого впечатления. Ржавые кандалы и парочка трухлявых пожелтелых скелетов – даже не в полной комплектации – смотрелись как-то сиротливо и обыденно! Об остальных присутствующих здесь инструментах и орудиях я, к счастью, имела скудное представление.

Но все равно, после подвалов было очень приятно оказаться в оранжерее зимнего сада.

Поистине, граф Дис привел меня наконец в райский уголок! (Как он сам выразился – из обители страданий в воссозданный Эдем.) То была оранжерея, этакий за крытый внутренний дворик со стеклянной крышей, уютно окруженный со всех сторон стенами замка. Тут была все: тропические заросли, увешанные спелыми плодами фруктовые деревья, скамеечки, качели а-ля Версаль – и посредине всей красоты круглый фонтан, посылающий время от времени щебечущие хрустальные струи к самой крыше.

Уставшая, я уселась на низкий бортик. Ноги гудят, зато куча впечатлений. Пожалуй, экскурсия с графом получилась интересней, чем в одиночестве.

Фонарик лежал рядом, посылая луч в глубину прозрачного бассейна. Я зачерпнула горсть прохладной воды – своенравная влага ускользнула сквозь пальцы.

Я наслаждалась. Прямоугольные плитки лунного света на дорожках из разноцветных камушков. Таинственные заросли экзотических растений. Полумрак. Тишина и шелест листвы. Только фонтан пугает внезапными пробуждениями.

– Я вам завидую, граф, – честно призналась я.

– Зависть – смертный грех.

Он сел на скамейку, и вынырнувший из ночи Князь немедля занял свое законное место на коленях хозяина.

Я смотрела, как рыжий кот млеет от ласки, свесив мускулистые лапы по обе стороны хозяйского колена (граф сидел, положив ногу на ногу), и сама чуть не замурлыкала. Нет, никогда мне не забыть сегодняшнего дня…

Сверху, из темного ажура ветвей упал в воду большой персик, подняв маленький, но мокрый фонтанчик брызг. Покачивая румяными боками, плод подплыл ко мне.

– Берите, – улыбнулся граф. – Вас угощают.

– Спасибо! – сказала я, обращаясь ко всему замку. – Ты мне тоже понравился!

Похоже, Князь урчал слишком уж громко. Незаметно возле графа возникли оба пса, неразлучная парочка Цербер и Цезарь. Но кот на них и ухом не повел – с поистине княжеским достоинством.

Граф о чем-то задумался, нахмурив брови. Я не стала мешать разговорами. С блаженствующим котом на руках, с устроившимися подле лайкой с одной стороны и догом с другой – прям вылитый принц Гаутама Будда! На экспорт.

Персик был вкусный и ароматный. Жаль, быстро кончился. Я гадала, куда бы деть косточку, как вдруг она сама выскользнула из руки и укатилась к кромке дорожки, воткнувшись в рыхлую землю. Я моргнуть не успела, а из косточки выскочила пара листиков и корешков… Листик за листиком, веточка за веточкой – и на моих глазах выросло целое деревце.

Галлюцинации – это серьезно. Наверно, я переутомилась и пора отправляться спать.

– Ваше сиятельство! Вы здесь какими гербицидами пользуетесь?

– Спросите у Марты. Грядки – ее страсть.

Раз уж зашла речь о Марте… Я набралась смелости и решилась задать измучивший меня вопрос:

– Граф, я приношу извинения, это, конечно, не мое дело, но ваша экономка, кажется, приняла меня за другую особу…

– Не обращайте внимания, моя дорогая. Это ее ошибка, и Марта уже это осознала. Надеюсь, она вдобавок не демонстрировала еще каких-нибудь скелетов в шкафу?

– Ну что вы, граф! А та особа? Случайно не ее фото… – сказала и язык прикусила. Но поздно. Зловещий такой изгиб бровей не сулит ничего хорошего. Ночь достаточно ясная, чтоб все стало ясно.

– Разве это имеет значение?

Точнее, имелось в виду: «Тебе какое дело?»

– Просто… э… – Я подбирала слова медленней студента на экзамене. – Мне показалось знакомым это лицо. У меня такое чувство, будто я с этой девушкой недавно где-то встречалась.

– И где же, позвольте спросить?

– Кажется, по дороге сюда. Нет, определенно, я ее где-то видела. Эти странные желтые глаза. Столкнувшись однажды, едва ли их спутаешь с другими.

Набежавшие облака похитили лунный свет. Но сгустившаяся темнота едва ли могла сравниться с мраком, отразившимся во взгляде графа. Он опустил голову.

– Вы не могли встретить ее недавно. Она умерла. Ее нет уже четыре года.

– Ой, извините, пожалуйста… Мне очень жаль.

Ну я и дура! Твердят же мне с детства – не лезь, куда не просят! Расстроила бедняжку, смотреть невозможно, хоть сама плачь…

Вот и погода вдруг испортилась. По стеклянной крыше шустро засеменил звонкий дождик.

– Да, – сочувственно стала рассуждать я (тишина была невыносима – готова выглядеть хоть идиоткой, лишь бы не молчать!), – жизнь сейчас непредсказуема. Сегодня жив, а завтра над тобой sempervivum растет…И никуда от этого не спрячешься. Смерть может подкараулить за каждым углом: автокатастрофы, террористы, зараза всякая… Да и просто несчастные случаи. Моя бабушка однажды сказала: «Секрет бессмертия заключается в том, что старушки любят сидеть дома, а там они точно не попадут под поезд».

Снаружи ливень разошелся не на шутку.

Граф резко поднялся.

(Недовольный Князь ушел, не оглядываясь, изогнув хвост знаком «?».)

– Вы хотите знать, как она умерла? Достаточно было просто спросить. Она погибла. Я убил ее.

Час от часу интересней.

ГЛАВА 8

Уж полночь близится…

Любопытство – не порок, а кара Божья.

Хистрикс Хирсутус

Воистину молчание – золото. Мне следует научиться сдерживать свое любопытство и язык заодно.

Вот, дождалась. Граф, как и обещал, проводил меня до моей комнаты, пожелал спокойной ночи, и я явственно услышала щелчок замка, запираемого по ту сторону двери.

Признаться откровенно, меня разрывали противоречивые чувства – я была очарована, и… меня даже не пытались укусить! Я каким-то чудом очутилась в настоящем заколдованном замке, можно сказать, почти влюбилась – и что же? Зеленоглазый наследник Дракулы, загадочный юный красавец с разбитым сердцем (ах, как романтично!) и с великолепной недвижимостью заинтриговал, очаровал и… отправил спать, захлопнув дверь у меня перед носом. И это все? Пара галлюцинаций, сотня кошек и куча вопросов?! Я на такое не согласна! От расстройства чувств могу покончить с собой! Повешусь на вопросительном знаке!

От такого огорчения я решила принять ванну, хорошо – захватила из возвращенного мне автомобиля сумку с багажом.

За своими переживаниями я не заметила, как вконец испортилась погода. Оказывается, те лиловые тучки, которыми я любовалась на закате, привели за собой целую грозу. За окном ночь цвета индиго то и дело прорезали вспышки косых молний. Ливень тяжелыми каплями отбивал барабанную дробь в ритме «треш», а я расставляла свечи вокруг ванны. (Гроза снова лишила замок электричества.)

Язычки пламени отражались в едва дымящейся паром воде, напоенной ароматами жасмина и лимона. Поколебавшись секунду, я добавила туда же пену с экстрактом какой-то морской водоросли. Дома при всем желании никогда не хватает времени себе такое устроить. Пусть хозяин замка и одевается как скейтер, зато в парфюмерии знает толк – предпочитает гламур.

Дверь в комнату оставила приоткрытой – все равно я заперта. Да и холодное голубоватое мерцание грозы только добавляло романтики медовому сиянию свечей. В душистом полумраке я скинула одежду и забралась в теплые объятья мокрой стихии.

Мурлыча от блаженства, лаская снежные хлопья пены я жмурилась на свечки и – чего уж скрывать – изредка косилась в сторону зеркала. Ну чисто куртуазная куртизанка в отпуске!

Погодите-ка! Мне показалось или позади меня в темноте действительно мелькнула чья-то злобная физиономия? Меня даже всю передернуло, и по спине мурашки побежали.

11
{"b":"14468","o":1}