ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но я оглянулась вокруг – никого. И в комнате мертвая тишина, если не считать шума грозы. Похоже, я просто не заметила, как задремала. Нужно срочно успокоиться, расслабиться…

Вдруг поднявшийся сквозняк захлопнул дверь и потушил все свечи. Я понять ничего не успела, как оказалась в кромешной темноте.

– Ой-ой-ой, – сказала я.

Нужно протянуть руку и нащупать полотенце… Вместо пушистой ткани я наткнулась на что-то липкое и холодное. Неожиданно я потеряла равновесие, и моя голова оказалась под водой. Я пыталась вынырнуть, но какая-то сила упорно тянула меня вниз!

Я захлебывалась ароматной мыльной водой, а в голове плясала одна-единственная мысль: «Если меня сейчас засосет в канализацию, где, интересно, всплывет мой хладный трупик? На родине или в Австралии?»

Я успела взбить море пены, проститься с жизнью и увидеть свет в конце тоннеля… К счастью, оказалось, что то был свет электрический. Его я увидела сквозь слой воды, колышущейся перед глазами. А мгновение спустя я висела на бортике ванны, откашливаясь, отплевываясь, отфыркиваясь и жадно глотая воздух.

– Ты жива? Что случилось? – спрашивал граф, поддерживая меня за плечи. Сам хорош – бледный как смерть. Похоже, я здорово его напугала.

– Кто-то хотел меня засунуть туда, – просипела я, указав на дырку в дне, куда сейчас с хлюпаньем уходила вода. Тут меня пронзило смущенье, я съежилась в полупустой ванне, обхватив колени руками.

– Будь осторожней, Венера. – Он протянул мне халат и вышел.

В электрическом освещении некогда аккуратная розовая ванная комната выглядела печально: сорванная шторка для душа, раскиданные свечи и пол в лужах и хлопьях пены. Неужели это все я натворила?…

Спустя четверть минуты на дрожащих ногах я покинула место несостоявшегося суицида.

– Чертовщина какая-то… Буря в стакане… – бубнила я себе под нос.

Яростно вытирая волосы большим полотенцем, я плюхнулась в кресло перед туалетным столиком. В подсвечнике горела высокая свеча. Не много ли на сегодня с меня свечей? Нетвердой рукой я взялась за расческу…

– Мамочки родные! – взвизгнула я.

Как недавнее привидение, я увидела в зеркале у себя за спиной графа.

– Как вы меня напугали! Я думала, вы уже ушли…

– Я не хотел. Извините.

Со страху я вскочила, с грохотом уронив кресло. И теперь нас разделяло лишь полметра пустого пространства.

Граф не дал мне утонуть, за это ему большое спасибо! Но вот почему он до сих пор здесь? Всей физиономией выражая благодарность и данный вопрос, я стала потихоньку отступать назад. Только расстояние между нами загадочно не увеличивалось. Он тоже смотрел на меня. Так, наверно, его кошки гипнотизируют канареек. И прерывать затянувшуюся паузу не собирался.

Под пушистым халатиком я снова вся промокла. Меня всю избегали суматошные мурашки. Дождалась, дура, сейчас укусит. Хотя в зеркале отразился…

Все. Дальше пятиться некуда. Пятой точкой я наткнулась на неожиданно возникшую позади кровать. Чтобы не рухнуть в объятья покрывал (смущающая поза!), я ухватилась за первое, что попало под руку, – за графа.

В общем, я буквально повисла у него на шее. Интересная позиция. Но он, кажется, не возражает.

– Господин граф, я признательна вам… – заговорила я, поспешно восстановив равновесие. Но граф молча приложил палец к моим губам. Ясно, я давно поняла, что моя болтовня его раздражает. Интересно, он хорошо целуется? Черт, зачем я об этом думаю?

Он осторожно погладил мои мокрые волосы… Зачем? Я девушка честная, местами даже консервативная. Граф – маньяк? А по виду не скажешь…

Словно подслушав мои мысли, он улыбнулся. Нежно, чуть лукаво.

– Настоящая Афродита из пены морской.

А уже в дверях он повторил:

– Пожалуйста, осторожней. Сегодня будет беспокойная ночь. Что бы ни случилось – не покидай эту комнату.

Дверь тихо затворилась. Я без сил рухнула на постель.

– Не маньяк. Просто псих.

В ванной комнате горел свет. Пришлось подняться, выключить. Ничего, завтра я помогу Марте там прибраться. Я не виновата, я же не просила меня топить…

– Эй, там! Включите свет! Совести у вас нет – в туалет не дают спокойно сходить! – послышался из-за двери тонкий противный голосок.

– Извините, – сказала я, машинально щелкнув выключателем. – Стоп! Послушайте-ка! Кто там?

– Тут? Никто! – ответил тот же голосок. Раздался характерный шум слива, торопливый цокот. И свет в ванной погас. Сам собой. Выключатель щелкнул перед моим носом.

Я поспешила запрыгнуть в постель, зарыться в одеяла и подушки. Ну конечно, на этом этаже только в двух туалетах сделан приличный ремонт…

Лампу под розовым абажуром на прикроватном столике я оставила горящей. Неяркий свет как-то успокаивал… Шум дождя за окном тоже сказался благотворно…

Или это свежий воздух сильнее снотворного…

ГЛАВА 9

Снова свечи. И немножко тумана

Когда я проснулась, было темно. Ну почти темно. В высокое окно спальни заглядывала полная луна. Поверьте, она смотрелась очень красиво сквозь замысловатый рисунок ажурных штор. Тот же узор холодные лучи ночного светила обрисовывали на противоположной стене комнаты. Занавеску слегка шевелил свежий ночной ветерок, и от этого тени вытканных цветов трепетали, будто живые.

Гроза прошла, было очень тихо.

Странно. Кажется, и ночью должны бы петь какие-нибудь птицы? Но, похоже, здесь такие не водились. Только вдалеке тихий вой дрожал на жалобной ноте. Опять волки? Воспоминание о белоснежных клыках (настоящий апокалипсис стоматологии) окончательно пробудило ото сна мои слабенькие мозги. Я обнаружила, что оставленный включенным светильник на столике теперь почему-то не светит. После небольшого эксперимента – я пощелкала выключателем – родилась гипотеза, что либо перегорела лампочка, либо миновавшая гроза натворила что-то нехорошее.

Хотелось добраться до туалета – и ради выяснения того, имеется ли там электричество, и, извините, по делу. Но спускать ноги из-под одеяла было как-то боязно. Мало ли какие парнокопытные «никто» затаились в темноте. Потому для начала я заглянула под кровать, свесившись вниз головой.

Под кроватью оказалось относительно светло: луна раскатала серебряную дорожку и здесь. Никаких монстров я не увидела, зато нашла подсвечник со свечой и коробок спичек. Чудесно! Прям целый клад.

Свет в ванной не зажегся, значит, все-таки отсутствовало электричество.

Потом я собралась продолжить просмотр грез, как вдруг…

Дверь в комнату бесшумно приоткрылась. Видимо, граф позабыл запереть ее после моего злосчастного купания. Из коридора повеяло жутким, темным холодом. Огонек свечи задрожал, но не погас. Наоборот, даже разгорелся ярче.

Я стояла как вкопанная и таращилась в ночную тьму. Хорошо, наверно, смотрелась – в цветастой пижамке, со свечкой в руке.

Откуда-то из глубин замка донесся глухой удар колокола. И не один. Тогда я поняла, что этот раскатистый замогильный звон рождается во чреве каких-то старых часов. Я явственно представила тускло мерцающий диск маятника, раскачивающийся с педантичной фатальностью судьбы. И витые стрелки на циферблате подошли к сакральному числу 12…

Точно. Ровно двенадцать ударов невидимого колокола заставили содрогнуться стены замка.

– Ой! – только и сказала я.

По коридору мимо дверей спальни прошли два женских силуэта. Белые одежды мягко струились, призраки вели тихую беседу друг с другом. Свои головы они обе за длинные волосы волокли за собой по полу.

Когда стих звук шагов, я бросилась к двери. Выглянула в темную трубу коридора.

Никого.

– Мяу?

Я чуть сама не стала привидением! Это Князь, рыжий изверг, подкрался ко мне сзади.

Кот прекрасно понял мою реакцию, и на широкой морде появилось откровенно самодовольное выражение. Он развернулся и махнул хвостом, давая мне знак следовать за ним.

Я всегда утверждала, что кошки умнее людей, только разговаривать не хотят. Мы им, видите ли, не интересны. И потому без лишних раздумий смело отправилась за провожатым.

12
{"b":"14468","o":1}