ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шустро переступая мягкими лапками, зверь вел меня сквозь ночь к загадочной, лишь ему ведомой цели. Хорошо хоть Князь щеголяет в ярко-рыжей шубе. Будь он черным, как полагается по законам жанра, я б давно потеряла его из виду и заплутала б в дебрях дворца.

И вот посреди бесконечного мрачного коридора, где от сплошных стен без дверей и окон я легко могла подцепить клаустрофобию, Князь притормозил. Он запрыгнул в глубокую нишу в стене (древние греки любили в такие ставить всякие амфоры) и, встав на задние лапы, передними стал доставать бронзовый рожок подсвечника. Но когти только скреблись о штукатурку: светильник был привернут слишком высоко. Высоко для кота, но не для меня.

– Зачем тебе он понадобился? – спросила я, положив руку на холодную бронзу. – В нем даже свечки нету. Бесполезный и пустой… Ой!

Под легким нажатием подсвечник будто отломился от зеркальной розетки, но остался висеть в сломанном на 90 градусов положении. Стена в глубине ниши, издав душераздирающий скрежет, вместе со светильником не спеша отъехала вовнутрь. Ну точно ржавая калитка. Из открывшегося проема повеяло сыростью и терпким запахом ладана.

Князь степенно сполз из ниши (или теперь уже окна?) на пол.

– Нам туда? – спросила я у зверя.

Но тот не удостоил меня ответом. Усевшись, он принялся самозабвенно умываться, с видом, будто важней его шкуры в мире штуки нет.

– Понятно. Значит, ваше высочество решило подождать тут. Ну и ладно, пойду одна.

Я перешагнула через «подоконник» во тьму. Ничего, Петр тоже не в ворота в Европу влез.

От сквозняка огонек свечи трепетал и грозил погаснуть. И я трепетала не меньше, спускаясь вниз по крутым каменным ступеням потайного хода. Любопытно, известно ли о существовании оного хозяину замка? А еще любопытно, где сейчас сам граф. Хотелось бы знать, как он отнесется к тому, что ночью я гоняюсь за его рыжим любимцем.

Лестница сменилась коридором, напоминающим каменную нору мышки-великана. Я старалась красться как можно тише, но шаги эхом разносились под сводами, пугая меня саму. А мне и без того было жутко страшно и страшно интересно.

К счастью, пока я уговаривала себя вернуться назад, тайный ход закончился небольшой деревянной дверцей. Поставив на землю подсвечник, уже весь исплаканный расплавленным воском, я сняла с ржавых скоб массивный брус, выполнявший роль засова, и робко потянула ручку.

Я стояла на пороге склепа. Ибо как иначе назвать сие мрачное помещение, заполненное морем горящих свечей?

Это было бы похоже на пещеру, если б не окна – или, вернее сказать, узкие прорези в стенах под самым потолком, поддерживаемым рядами колонн. Кольцо колоннады было столь плотным, а сами столбы неохватно толстыми – только войдя в круг этого каменного хоровода, я смогла увидеть что-то кроме свечей. Лучше б я этого не видела!

В центре склепа возвышалось жуткое сооружение – трехметровая пирамида, сложенная из скрещенных мечей и копий, воткнутых в землю. На наконечники и клинки были нанизаны человеческие черепа. Должно быть, их здесь не меньше полусотни. Уму не постижимо, как это сооружение до сих пор не развалилось! Его создатель обладал поистине дьявольским терпением.

В промежутках между иззубренными лезвиями и трухлявыми древками виднелось черное жерло колодца. 0 его глубине оставалось лишь догадываться. Как и о его предназначении, и о роли надземного «украшения».

Колоннада, окружавшая пирамиду, размыкала плотный ряд в двух местах: у дверей, ведущих, верно, в мир живых, и точно напротив. Там располагался величественный престол. Установленный на возвышении, высеченный из черного камня трон. Языки красноватого пламени окружавших его светильников едва отражались на маслянисто-гладкой поверхности.

На ступенях подножия сидели черный дог и белая лайка.

– Ой, а вы чего тут делаете? – удивилась я и хотела подойти…

Но Цербер, не поднимаясь с места, оскалил клыки и зарычал, а Цезарь разразился злобным лаем.

– Да что с вами? Цезареночек? Церберушенька? Вы меня не узнали? – спросила я и смело направилась к псам.

Собаки ко мне принюхались, замотали хвостами, но продолжали глухо рычать.

Вот в чем дело! Они охраняли хозяина. Граф был без сознания. Вокруг по ступеням расползались пятна крови. Бриллианты в браслетах сверкали, будто корунды.

– Боже мой! – воскликнула я. – Что случилось?!

Я не знала, что делать. Я прильнула ухом к его груди – сердце едва билось.

– Бегите за Мартой! – крикнула я псам. – Приведите ее скорей!

Собаки все поняли и исчезли.

Господи! Что делать? Я не знаю, чем помочь! Это так ужасно!…

Граф судорожно вздохнул. Ресницы дрогнули. Он открыл глаза.

– Слава богу! – обрадовалась я, помогая сесть. – Вы живы? Что произошло?

– Ничего, – сказал он тихо, растирая запястья. Растрепавшиеся, спутанные волосы падали на глаза, блестевшие каким-то безумным огнем.

– Вы можете встать? Я помогу, нужно вернуться в замок. Вам необходимо отдохнуть…

Граф оттолкнул мою руку. Поднялся, сошел со ступеней.

– Немедленно уходи отсюда, – бросил он.

– Что? – Мне показалось, я ослышалась.

– Тебе нельзя…

Его голос утонул в оглушающем вопле. Этот рев, будто изданный разом сотней призраков, вырвался из недр земли. Ужасная пирамида задрожала, сотрясаемая порывами ветра, несущимися из бездны колодца. И вместе с ветром оттуда стали подниматься щупальца серебристого тумана. Туман расползался вокруг, оплетал колонны…

– Уходи! – крикнул мне граф, отступая назад. – Быстрей!

Я метнулась к двери потайного хода, но путь мне преградила мерцающая прозрачная струя. Будто заметив меня, она метнулась, опутала мои ноги, связала крепче веревки.

– Дьявол! – Туман настиг графа. Теперь он нашел свою цель – и окутал плотным облаком. Стекаясь в одну точку, твердея, будто острое стекло, туман держал нас в плену, меня и графа. Струящиеся щупальца, извиваясь, пронзали его грудь, проходили сквозь него. Но он сумел высвободить руку – я видела, как от локтя до запястья обвилась белая, блестящая кобра, – и протянул ко мне. Я была далеко, но невидимая сила таким мощным ударом обрушилась на меня, что смогла вырвать из липких оков. Я отлетела к самым дверям, больно стукнувшись спиной. Не выдержав, тяжелые створки распахнулись, и я упала на мокрую траву.

Врата склепа захлопнулись.

Снова заморосил дождь, а я стучала в двери часовни звала, проклинала, дергала ручки… Тщетно. В ночной тишине были отчетливо слышны шлепки капель о листву.

Промокнув до нитки и отчаявшись, я вернулась в замок.

Я была растеряна. Я отказывалась понимать увиденное…

Только с серым рассветом ко мне пришли мутные сны.

ГЛАВА 10

Ночь прошла – остались непонятки

Высшая мудрость заключается в умении мыс лить, как оптимист, и действовать, как пессимист.

Хистрикс Хирсутус

Понедельник, 14 июля

Утро было солнечным, звенящим радостными птичьими голосами. Перед собой на подушке я снова нашла посапывающего котенка.

А на лестнице столкнулась с графом. Сегодня он был очень стильный: на ногах красовались ковбойские сапоги, а на голове – не менее ковбойская шляпа. Не парень, а загляденье!

– Доброе утро, моя дорогая! – с улыбкой приветствовал он меня. – Как спалось? Кошмары снились?

– Да… А откуда вы знаете?

– Ночью была гроза. А непогода плюс старый замок – в итоге всегда получается бессонница. Кстати, если Марта поторопится с вашим завтраком, я с удовольствием провожу вас до шоссе, покажу дорогу до города.

Очень мило с его стороны – выпроводить лично.

Граф на кухню не заглянул, и я в приватном разговоре поинтересовалась у Марты: не заметила ли она в минувшую ночь чего-нибудь странного?

– От этой бури псы совсем с ума посходили! – проворчала экономка. – Выли у меня под дверью, как укушенные. Будто места больше не нашли. И вот так всегда при полной луне – никакого покоя!…

13
{"b":"14468","o":1}