ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Здорово! – хихикнул Вик, толкнув в бок приятеля. – Она нас раскусила!«Курица щипаная. Даже паштет из нее будет кукарекать и клеваться».

– Попрошу мне не угрожать! – возмутилась я. – Паштет из себя я никому делать не позволю! И эпитет «щипаная курица» мне положительно не нравится!

Интересно, почему я просто молча не ушла?

– О чем это она? – спросил Вик у Энтони, которым слегка смутился.

– Кажется, она умеет читать мысли.

– Она? Вот фокус! А с виду сущая невинность! Так это ты ее щипаным цыпленком обозвал?

– Курицей.

– Извини, на курицу она не тянет. А мои мысли почему не читает?

– Ты додумать не успеваешь, у тебя сразу все на языке.

– Тони, – встревожился Вик, – а тринадцатого у нее эти способности наблюдались?

– Хм, вряд ли, – задумался Энтони. – Нет, не наблюдались. Иначе Князь бы заметил. Знаешь, Вик, она ведь была в часовне как раз в ту ночь…

– То есть это значит… – многозначительно произнес Вик и обратил на меня такой взгляд, что я сразу почувствовала себя микробом сибирской язвы. – Тогда тем более нужно разобраться!

Вас когда-нибудь изучали глазами заинтересованных вампиров? А я таки испытала сие сомнительное удовольствие на собственном опыте. Едва не достигла состояния ледышки под пристальными взорами небесно-лазоревого и призрачно-нефритового цвета.

– Не надо со мной разбираться! – заголосила я. – Ни в какой часовне меня не было. Я вообще не помню тринадцатого июля. Ни двенадцатого, ни тринадцатого!

– Вот все и выяснили, – сказал Энтони. – Идем, Афродита. Не стоит зря тратить время, мы не в банке.

– Не трогайте меня! Я буду кричать! – всполошилась я.

– А причем здесь банк, Тони?

– А там чём дольше, тем проценты больше, Вик.

– Я умею кричать громко! Сбежится весь монастырь! Не имеете права! Это насилие над личностью! Поставьте меня на место, где взяли!

Я хотела вопить иерихонской трубой, но получался жалкий писк. Зато упиралась отчаянно, так что мальчики просто подхватили меня с двух сторон под локти, и ножки мои заболтались в полуметре над землей.

Конечно, справились с нежной хрупкой девушкой. Они хоть с виду не слишком спортивные, да вон с какими конями управляются! Я ж, извините, совсем не кобыла.

– Помогите! Меня похищают! – верещала я, но никто не пришел мне на помощь. Очутившись вне стен галереи (не могу сказать «выйдя»), я поняла, что взывания мои тщетны. Не только со мной в тот миг происходили странные вещи – на улице тоже творилась чертовщина. Прохожие, обычно спешащие кто куда, застыли на тротуарах в неудобных, не пригодных для стояния позах. А машины ехали со скоростью минутной стрелки на часах.

– Это что? Это как? – спросила я.

Грамматически более правильный вопрос в висячем положении в голову не пришел.

– Время – понятие растяжимое, – туманно ответил Вик. – Все на свете относительно.

Перед симпатичной перламутрово-зелененькой машиной с пучеглазенькими фарами меня наконец-то поставили на землю. Но теперь мысль о побеге меня даже не посетила – иначе как я узнаю, что все это значит?!

– Вик, я ключи потерял, – огорченно сообщил Энтони порывшись в кармане.

– Растяпа, – сказал Вик, – Ищи лучше. Я телепортироваться не собираюсь. Это твои звери могут через пространства туда-обратно сигать, а меня от таких путешествий мутит.

Энтони тоже вздохнул.

Легки на помине – над асфальтом воздух выгнулся воронкой, и оттуда со звонким лаем выпрыгнула пара псов: белая голубоглазая лайка и черный дог. Их появлению никто не удивился. Как благовоспитанные собаки, крутя хвостами, уселись у ног Энтони.

– Уже соскучились! – усмехнулся Вик.

– Может, ключи выпали, когда вы за теми странными страусами охотились? – предположила я.

– Ой, так они в форме остались! – вспомнил Энтони и связка с брелоком сама собой возникла на раскрытой ладони.

Почему-то меня запихали на место водителя, за баранку. На мое справедливое возмущение (они меня похищают – вот пусть и ведут сами!) Энтони преспокойно осведомился:

– Ты не умеешь водить?

– Умею!

– Тогда в чем проблема?

Но прежде чем мне разрешили завести машину, Вик (он устроился справа от меня, а Энтони со своими зверюшками – сзади) загадочно скомандовал приятелю:

– Отпускаем на счет три.

– Три, – сказал Энтони, и мир вокруг ожил. Пришли в движение прохожие и машины. – Вперед, Дыркина, чего ждешь?

ГЛАВА 14

Караул! Меня похитили! Сами напросились…

Делить на ноль нельзя. Но если очень хочется – дели и не удивляйся результату.

Хистрикс Хирсутус

Какой же русский не любит быстрой езды?! А мне так вообще запретили обращать внимание и на дорожные знаки, ограничивающие скорость, и на прочие условности. Из пункта А в пункт Б (мегаполис чуть поменьше столичного) мы должны были добраться как можно скорее. И я летела быстрее Конька-Горбунка. Удивляюсь, как не попала в ДТП! Куда только смотрит дорожная полиция?! Но, в конце концов, если меня взяли в плен, могу ж я получить от этого обстоятельства максимум удовольствия?

«Зря мы ее похитили. Она непричастна. Даже Джеймс ничего из нее не вытрясет… „Похитили“ – дурацкое слово. В первый раз похищаю девчонку».

– Я, конечно, приношу извинения, – сказала я, крутя баранку, – но раз уж я все равно слышу ваши мысли, не могли бы вы говорить вслух? А то как-то неудобно получается.

«А я и забыл, что ты теперь телепат. Выходит, Вик прав, твердя, что экстрасенсорика – заразная штука», – улыбнулся мне Энтони.

Признаюсь, в зеркало заднего вида я поглядывала не только и не столько по водительской надобности.

– Да я сама еще не привыкла! Сначала вообще ничего не понимала.

«Думала, что это галлюцинации подросткового периода? Мне тоже это знакомо».

– Вот компания! – обиженно воскликнул Вик. – Один эмпат, другая телепат. Только я как апельсин на елке! И о чем передумываемся?

– О том, что напрасно собираемся Рыжего беспокоить, – ответил Энтони. – Мадемуазель Дыркина к краже отношения не имеет.

– Ни в каких преступлениях не участвовала! – подтвердила я.

– Может, и не участвовала, – с сомнением произнес Вик (чем меня даже обидел!), – умышленно. А неумышленно вполне могла ворам помочь. Сам ведь прекрасно знаешь, что к Книге, кроме хозяина, может прикасаться только девственница! У тебя в замке много, что ли, девственниц побывало?

Вот этой своей фразой Вик не только заставил меня покраснеть. О том свидетельствовало все то же зеркальце на лобовом стекле. Вообще, каюсь чистосердечно, зеркальце это я повернула слегка не так, как следовало бы. Но у меня за спиной царила просто идиллия – загляденье, честное слово! Падкая ты, Дыркина, на симпатичных брюнетов! Да еще в окружении красивых зверей. Белоснежный пушистик Цербер блаженно жмурился, потому как Энтони между разговорами не забывал почесывать его за ухом. И с другой стороны черный, как ночь, Цезарь с удовольствием положил на колени хозяину передние лапы, а сверху голову.

– Черт! – воскликнула я.

– Какой конкретно? – спросил Вик, своевременно перехватив руль, который я отпустила в момент озарения, благодаря чему мы благополучно миновали встречный автобус.

– Черт! – повторила я, снова беря управление в свои руки. – Я вспомнила, где была тринадцатого числа.

– Ну вот! У нее произошла разблокировка памяти. Этого только не хватало. Что делать будем, Тони?

– Пусть Рыжий решает, – пожал плечами тот. Ощутив, что кавардак в моей голове благодаря этой самой разблокировке обещает вскоре упорядочиться, а вопросительные знаки облегченно разогнутся в восклицательные, я вновь обрела уверенность в себе. Думаю, пора у моих похитителей потребовать ответа на некоторые вопросы.

Но лишь я набрала в грудь достаточно воздуха и открыла рот…

17
{"b":"14468","o":1}