ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Тони! Ты только посмотри! – взволнованно воскликнул Вик, показав на обогнавший нас автомобиль.

Ну скажу вам, я вела машину на предельной скорости, выжимая газ до упора, но этот нахал умудрился обойти меня на повороте!

– Псих какой-то! – возмутилась я.

– Просто очень наглый, – сказал Энтони. – Вик, ты видишь, сколько ему осталось срока?

– Для нас в самый раз. Глянь, тут еще имеется клеймо расточительства.

– Угу. И зависть. Что там еще по списку?

– Гордость, зависть, гнев, уныние, скупость, расточительство, чревоугодие, сладострастие, – перечислила я «горячую семерку» смертных грехов.

– Отлично. Полный набор налицо. Вик, пора за работу. Мне кажется, вон тот бетонный столб подойдет.

– А может, опора ограждения? – предложил Вик

– Ну я даже не знаю. Венера, а ты что выберешь – первое или второе?

– Первое, – не задумалась я. – А для чего?

– Сейчас увидишь.

И я увидела. Мчавшееся впереди авто резко развернулось, будто трасса вдруг покрылась коркой льда, и с разгона въехало в столб линии электропередач.

– Останови здесь.

Я затормозила, метров десять не доезжая до места катастрофы.

– Кто? – спросил Вик.

– Ты, – ответил Энтони.

– Вот всегда так. Вечно я…

Вздыхая, Вик вышел из машины, хлопнул дверцей и не спеша направился к искореженному металлолому (иначе и не скажешь).

Псы заскулили в нетерпении и, лишь только Энтони их выпустил, вприпрыжку понеслись к дымящимся обломкам.

– Не взорвется? – встревожилась я.

– Не беспокойся, Вик на авариях собаку съел.

– Я вообще-то собак и имела в виду, – хихикнула я.

– Ну что ты там возишься? – крикнул приятелю Энтони.

Тот в нерешительности топтался возле останков авто в то время как псы уже прогулялись по измятой крыше и даже слазили через разбитые окна в салон.

– Тони, он еще жив!

– Ну и что с того?

Вик пожал плечами и наклонился к наполовину сорванной дверце. Интересно, что он там делает? Ничего не видно. Хотя, наверно, лучше мне этого не знать.

Мне показалось или я действительно слышала стон и я обернулась – Энтони побледнел как смерть, он кусал губы, почти до крови, словно его вдруг пронзила резкая боль. Перехватив мой удивленный взгляд, его глаза гневно сверкнули:

«Не спрашивай!»

«Ладно. Не буду».

(Признаться, я слегка растерялась. За нынешние каникулы я видела предостаточно странных вещей. И сейчас, похоже, способность моего мозга анализировать окончательно отказала. Что ж, буду молча смотреть и слушать, а выводы подождут.)

Вик вернулся. В руке он брезгливо, будто лягушку, держал нечто черное, шевелящееся, похожее на небольшой клубок живого плотного газа.

– Мог бы поаккуратней, – прошипел Энтони.

– Извини. Я хотел попасть в сердце, но чуть-чуть промахнулся. Пришлось…

– Я знаю! – перебил его Тони. – Отдай душу Церберу и садись, садист. Рыжий не будет ждать.

Кинув черное нечто резвящимся псам (клацнув зубами, дог на лету подхватил дымный сгусток, опередив обиженно гавкнувшего напарника, – и оба исчезли, запрыгнув в пустое пространство), Вик вытер руки о штаны и уселся на свое место.

Отступление № 7, с размышлением

После инцидента с аварией я стала с нетерпением ждать прибытия в пункт назначения. Не из-за страха перед моими похитителями, а потому что (я это просто спиной чувствовала!) завладевшая Энтони зеленая тоска тягучим киселем разлилась по всему салону зеленой машины. (Может, конечно, «тоска» и слишком сильное слово, но не думаю, что ощущение смертельной боли отзывается просто «испорченным настроением».) Раньше я полагала, эмпатами называют таких людей, которые чувствуют то же, что ощущают живые существа рядом. Чужую боль, например. Но убейте меня – не представляла, что и их эмоции заразны для окружающих! Я даже разозлилась на Вика за его неуклюжие действия, за то, что не сумел прикончить кого-то там по-человечески и причинил такую боль другу. Почему-то саму неизвестную жертву аварии я пожалеть и не подумала. Зачем жалеть того, кого приговорили высшие силы? Причем виновного во всех смертных грехах. А в том, что Вик и Энтони исполняют волю провидения, я не сомневалась ни минуты… Боги Севера и Юга! Неужто они ангелы?! Что ж, вполне вероятно.

ГЛАВА 15

А в пункте Б нас ожидает черт-те что!

Наконец-то желанный пункт Б достигнут. Стремительна миновав пригород, эти постоянно растущие щупальца мегаполиса, я с облегчением вздохнула. Близость города, с его смогом и суетой, на меня всегда действовала успокаивающе – все-таки с младых ногтей родная стихия.

«Думаешь, в городе будет легче сбежать?» – невинней поинтересовался Энтони.

– Зачем? – удивилась я.

– Что зачем? – переспросил Вик.

– Сбегать зачем? У меня еще половина отпуска впереди. Так что я никуда не тороплюсь.

Энтони придвинулся вперед. Положил руки на спинку кресла Вика, точно ученик за партой, уткнувшись подбородком в сцепленные пальцы, внимательно «отсканировал» мой профиль.

– Смотри-ка, Вик, какая милая самоуверенность, – обратился он к приятелю так, как будто меня здесь и не было. Нет – так, как будто я была горшком с геранью! – Она искренне считает нас с тобой маньяками. И при этом твердо полагает, что раз уж мы сразу ее не убили, то больше нас бояться незачем.

– Ты что, тоже телепатией заразился?

– А то догадаться трудно!

– Ну ведь она права, Тони. Я удосужился свериться со списками – Дыркина А. А. среди наших клиентов пока не значится… Послушай, Дыркина А. А., а как ты догадалась сейчас свернуть направо?

Я пожала плечами:

– Кто-то из вас двоих подумал об этом.

– Ты думал?

– Нет, а ты?

– Тоже нет.

– Значит, об этом подумала машина, – хихикнула я. Но парни подозрительно призадумались.

– Куда дальше? – спросила я.

– Похоже, ты сама знаешь дорогу.

– Ничего я не знаю. Я в этом городе впервые! – возмутилась я, продолжая колесить по улицам. Миновав оживленное шоссе, повернув в не менее наполненный автомобилями переулок и остановившись в узком тупике, я категорически и решительно заявила: – Либо сами ведите, либо говорите, куда ехать! Нечего со мной в эксперименты играть!

– Выходи, уже приехали, – спокойно ответил Энтони. Я выскочила из машины, хлопнув дверцей и полагая, что один из ребят сядет за руль и мы двинемся дальше…

– Надо же, успели до обеденного перерыва, – сказал Энтони, забрав из моей ледяной лапки ключи.

Чирикнула автосигнализация. Мои кавалеры галантно взяли меня под руки и направились к дверям некоего учреждения – ровно напротив которого меня угораздило остановить машину.

Разрешите оговориться – недаром мою спину принялись топтать мурашки. Душу наполнило смутное, неприятное беспокойство. Понятия не имею, откуда взялось это колючее, как кактус в животе, чувство, потому что внешне все выглядело вполне благопристойно и даже обыденно: обычная улица с нормальными домами, заурядные двери рядовой конторы. Только над входом, возле вывески

Бюро ритуальных и иных добрых услуг господина Джеймса Дэкстера

ненавязчиво мерцала розовым неоновым светом еще одна, красивая такая надпись:

Оставь надежду!
Ты входишь сюда по доброй воле.

– По доброй воле… Что это значит? – спросила я.

– Не бери в голову, – отмахнулся Вик.

Раздался жуткий скрип – это двери с загробным скрежетом впустили посетителей. Как если б мы миновали врата самой преисподней!

«Не бойся, Венера. В первый раз сюда всем входить страшно».

И правда, чего это я – не заметила, как сама уцепилась за руку Энтони, будто последняя трусливая курица… Ну вот, теперь еще и щеки запылали. Хорошо хоть, здесь сплошные потемки.

18
{"b":"14468","o":1}