ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прямо от порога начиналась лестница, круто уводившая вниз. Строгий камень ступеней, гладкий камень стен. Можно было б подумать, что хозяин сего заведения пожалел денег на отделку, если б не светильники. Чистый хай-тек. По два огонька на каждую ступеньку, вмурованных в стены на уровне щиколотки, – они давали ровно столько света, сколько было необходимо, чтобы не пересчитать лестницу иным способом.

Мне вспомнился тайный ход в замке Энтони: темно, подземно и клаустрофобно. И хотя там я гуляла со свечкой, в одиночестве и пижаме, ночью, во время грозы, здесь казалось намного холоднее.

По моим расчетам, мы спустились этажа на два-три в глубь планеты. В конце нас ждала дверь. Хорошенькая такая, деревянная, основательная, только в полутьме по ее створкам очень даже ярко и отчетливо пробегали всполохи синего пламени.

– Что это, пожар? – спросила я.

– Не, это декор, – хихикнул Вик, бесстрашно берясь за дверной молоток, выполненный в виде кольца, зажатого в латунной пасти рогатой химеры.

Стук отозвался раскатистым гулом.

– Кто тама? – поинтересовались с той стороны.

– Свои! – крикнул Вик.

– Свои днем не шастают, – ответили из-за двери. – Свои днем дома сидят, гробики сколачивают.

– Аидушка, хочешь снова проверить народную мудрость про верблюда и игольное ушко? В прошлый раз ты в замочную… – Но поспешное щелканье засовов не дало Энтони договорить.

Дверь распахнулась, и мы вошли в ярко освещенный зал.

Здесь не было ничего лишнего. Похоже на фойе хорошего банка – скромно, стильно и дорого.

Как море реки, просторный холл объединял коридоры, наполненные деловой суетой и рабочим шумом, – одним словом, настоящий офис.

Не в меру разговорчивый привратник оказался толстым коротышкой с кривыми ножками и красной самодовольной физиономией.

– Добро пожаловать, господин граф! Давненько вы к нам не заглядывали, – зачастил коротышка, низко кланяясь, – мы аж соскучились! А вы похорошели, гляжу, новыми силами обзавелись…

– Штаны подтяни, – коротко бросил Энтони, – а то хвост выполз.

Коротышка смутился и отступил, прикрыв пятую точку ладошками.

– Синьор граф! Одну минутку! – это взвизгнула выскочившая из ближайшего коридора чернявенькая девица. – Синьор граф, ваши собачки сдали в хранилище тысячную монаду и выиграли главный приз этого месяца – компактный телевизор с диагональю 17 дюймов! Когда вам удобно забрать приз?

– Вот и отдали бы его собачкам, – фыркнул Энтони. – На черта мне ваш телевизор?

– Берем, берем! – перебил приятеля Вик и без малейшего зазрения совести залез к нему в карман за ключами от машины. – Настоящий? С антенной? Цветной?

– Разумеется!

– Ура! Наконец-то услышаны мои молитвы! Синьорина, ведите меня к этому дару фортуны! Синьорина, вы не поверите – у этого психа в доме ни одного телевизора! Когда я туда прихожу, мне хочется застрелиться…

Они ушли. А мы направились в дальний конец зала! Там располагались рабочие «баррикады» секретаря. Отгородившись от внешнего мира высокой конторкой, ослепительно красивая девушка со знанием дела утопала в документации и терзала компьютер и прочую офисную технику.

– Джеймс у себя? – осведомился Энтони. Ослепительная девушка оторвалась от бумаг и ослепительно заулыбалась:

– О, господин граф! Добрый день. Господин Дэкстер будет рад вас видеть. Он отбыл на конференцию, но вернется ровно через четверть часа.

– Мы подождем.

Ждать четверть часа в мягких приветливых креслах не затруднительно. Тем более у внушающих уважение строгих дверей с маленькой, но веской табличкой: «Джеймс Дэкстер, президент».

– Его правда зовут Аид? – тихо полюбопытствовала я, наблюдая, как у входа коротышка-привратник крутится волчком, безуспешно пытаясь разглядеть свой зад.

– Наверно, ты хотела спросить, имеется ли у него хвост.

– И как? Имеется? Или он слегка не в себе?

– И то, и другое, Венера.

Отмеренные пятнадцать минут тянулись сосновой смоляной слезинкой.

Жизнь в Бюро всяких услуг господина Дэкстера кипела даже в отсутствие своего президента. Из коридоров с озабоченным видом выныривали и вновь исчезали обратно служащие. Руководил движением коротышка Аид – без устали, будто постовой на перекрестке (но, сдается мне, без особой необходимости), хотя не забывая и о своих прямых обязанностях швейцара. Одна пара посетителей, которых он впустил, привлекла мое внимание. Это были два красивых молодых человека. (Ну разумеется, стала б я пялиться на некрасивых!) Правда, вид у обоих был слегка нездоровый – бледные, глаза лихорадочно блестят. Наркоманы, что ли? Они направились к «баррикадам» секретарши и потребовали немедленной аудиенции у начальника. А пока ослепительная девушка, мигом превратившаяся в сурового сторожевого дракона, листала ежедневник, один из этих посетителей приветливо помахал нам:

– Добрый день, коллеги!

– Обознался, гурман диетический! – ответил Вик. (Он только что вернулся, слегка запыхавшийся, но весьма довольный. Запустил ключами в Энтони – тот поймал на лету не глядя – и сообщил, что приз в багажнике.) – Какие ж мы тебе коллеги? Да мы таких, как ты, каждый день пачками в хранилище сдаем.

– Ой, какие серьезные ребята! – ухмыльнулся второй «гурман», кокетливо стрельнув прозрачными глазами в сторону Энтони. (Только настроение мне испортил, извращенец!) – Так напугали, клык на клык не попадает!

– И как это вы, болезные, средь бела дня отважились на улицу нос высунуть? Про солнышко не запамятовали? – продолжал издеваться Вик.

– Так мы ж на метро, – отвечали ему в тон, – быстро и не жарко.

Наблюдая за вампирами, я не заметила, что сама стала объектом наблюдения. Перехватив зеленый взгляд, в ответ тоже вопросительно захлопала ресницами, всей физиономией изобразив вопрос типа: «Шо такое?»

«Венера, не боишься?»

Я мотнула головой.

«Правильно. Перед кабинетом дантиста горазда страшнее».

Я поежилась.

– Господин Дэкстер сможет принять вас только в конце следующего месяца! – заявила наконец секретарша.

Вся игривость у посетителей разом улетучилась. Они конечно, повозмущались, однако без толку.

«Дорогая моя, ты понимаешь, почему ты здесь?» – Энтони на шум не обращал внимания.

Я пожала плечами – откуда ж мне знать? Меня вообще-то в плен захватили.

«Волею судеб ты оказалась в замке в ту самую ночь когда оттуда исчезла очень ценная вещь… Не говори ничего, Венера. Я знаю, что ты непричастна. Но ты должна нам помочь. Пожалуйста, вспомни: может, ты видела что-нибудь необычное?»

Я задумалась. Что ж такого ценного могли стибрить из замка? И кто, интересно, на это отважился? Уж точно не простой вор-домушник… Что я видела необычного? Странного? Подозрительного? Да все – от хозяина замка до последнего привидения! Нельзя ли поконкретней сформулировать вопрос?…

– Ну совсем эти вампиры обнаглели! – вздохнул Вик. – Ни совести, ни ориентации!… О чем опять переглядываемся, ребята?

– Вопросы здесь задаю я! – Зычный баритон, будто гром средь ясного неба, заставил всех присутствующих вскочить с мест и вытянуться по стойке «смирно». Нетрудно догадаться, голос принадлежал самому Джеймсу Дэкстеру. – Итак, дети мои, до обеда осталось лишь семь с половиной минут. Тех, кто успеет изложить свою кляузу в означенный срок, прошу в кабинет. Остальные свободны! И не забудьте, что завтрашний день объявляю выходным!

Мы успеем! – воскликнул Вик – едва слышно на фоне общеофисного «Ура!».

ГЛАВА 16

Это страшное слово – «аудиенция»

Кабинет президента Бюро ритуальных и проч. услуг утопал в зелени. И то были отнюдь не траурные венки, а роскошные лианы монстер и всяких разных пеларгоний с дифенбахиями. Не хватало клетки с попугайчиками.

Господин президент уселся на рабочий стол (не за, а на) и нетерпеливо постучал по дорогим часам на запястье. Вик кивнул и, важно прохаживаясь по кабинету взад-вперед, подчеркнутой скороговоркой затараторил:

19
{"b":"14468","o":1}