ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Выбрали вот это? – вскинул брови стилист.

– Сомневаются. Велели примерить. Совсем загоняли! – пожаловалась модистка и стала запихивать меня в вышеописанный туалет.

Наконец-то увидев себя в зеркале… Я пережила эмоциональный катаклизм. С той стороны стекла на меня воззрилась ба-а-альшими глазами в вечернем макияже блондинка с фотографий светской хроники. Я повела голыми плечами, подтянула декольте, дернула спиральку локона, похлопала тяжелыми от туши ресницами… и улыбнулась бриллиантовыми губами. Сказать по правде, раньше я казалась себе гораздо ниже ростом и полнее.

Вся такая, золотая и королевская, я спустилась в отдел одежды.

Слава Кришне, там, среди развешанных рядами дорогих шмоток, кроме Тони и Вика, никого не оказалось. Ну разве что еще пара модисток.

Вик первым меня заметил. Его голова возникла над рейкой с вешалками и закричала:

– Матерь Божья! Ты что с ней сделал?!

Из района дислокации комбинаций и ажурных чулок появился Энтони. Увидев меня, он сказал: «Ой».

Он разглядывал меня, а мне его разглядывать было ни к чему – я и так видела, как ему идет новый не то сюртук, не то китель. Удлиненный, строгого полувоенного стиля милитари, он делал Энтони как будто еще стройней и выше ростом. И цвет был отменный – черный на плечах плавно перетекал в густой оттенок индиго на обшлагах рукавов и на полах.

А вот то, что Энтони постригся, мне вовсе не понравилось. Свои кудряшки он укоротил едва ли не вдвое!

– Ты что натворил?! – завопила я. – Ты зачем постригся?! Тебе кто вообще разрешил?!

– Не вопи, блондинка, – отмахнулся Тони. – Как тебе это платьице?

Я, обидевшись, что меня обозвали блондинкой, процедила:

– Так себе. Ничего.

– Ничего хорошего! – возмутился Вик. – Мадам Помпадур на выданье! Сыр рыцарь, ты сбрендил – ее в таком виде к нечисти вести?!

– М-да. На вешалке платье смотрелось приличней, – оправдывался Тони, обойдя вокруг меня, и задумчиво нахмурил брови.

Я надула губы – ничего себе комплимент!

– Может, сиреневое шелковое будет лучше? – с сомнением прикинул он.

Услужливая модистка мгновенно определила, что именно имеется в виду, и тут же подала мне новое платье. Понимая, что артачиться и возражать бессмысленно, я отправилась в кабинку за ширмы переодеваться.

Вздыхая по суровой девичьей доле, я слышала краем уха, как между обсуждением имеющихся на примете нарядов для меня Тони поинтересовался у приятеля:

– О чем говорили, пока меня не было?

– Ни о чем. Уж точно не о тебе, мнительный ты мой.

– Врешь.

– Что ты! Вот те крест!

Дурацкая, на мой взгляд, шутка. Но оба, слышу, со смеху в дамских чулках запутались. А когда я, запаковавшись в сиреневый шелк, вышла для дефиле, они на пару пытались расстегнуть застежку у красивого малинового бюстгальтера, превратившегося в кандалы на руках Вика. Даже со стороны это смотрелось забавно – уж представьте, как веселились сами мальчики.

– Чертов лифчик! – возмущался Вик.

– Это бюстье, – возразил Тони.

– Какая разница! Венера, богиня прекрасная, умоляю! Спаси! Я попался в ловушку… О, дочери Евы! И лифчики-то у вас коварные!

– Это тебе на будущее, – потешался Тони, – впредь не будешь к незнакомым лифчикам приставать.

Я вызволила несчастного, и он немедленно скрылся в зоне ночных сорочек.

– Ну как? – спросила я, покрутившись.

Пара модисточек восхищенно всплеснула руками, а Энтони снова придирчиво оглядел меня со всех сторон. Честно говоря, в этом платье я казалась себе сиреневой селедкой: оно было обтягивающим, длиной до щиколоток, с узкой юбкой, глухим воротом, как у свитера, но без рукавов.

– Отвратительно, – сказал Тон. – Подол волочится, в груди узко, зад висит, живот выпирает.

Его недовольная мордашка была так близко, что я не удержалась и замахнулась, чтоб отвесить хорошую пощечину. Но «критик» перехватил мою руку… и галантно поцеловал.

– Вас не достойно ни одно платье, моя дорогая.

На пустые комплименты меня не купишь! А вообще-то новая стрижка ему очень даже идет. Только б никакие вампиры не соблазнились на открывшуюся шею…

– Ой, Венерочка! Примерь! – Новым трофеем Вика оказался гипюровый пеньюар.

Энтони быстро вручил мне пару вешалок и затолкал за ширмы.

– Не хотите – не надо, – не расстроился Вик. – Все равно куплю.

– Зачем? У тебя ж нет девушки.

– Повешу над кроватью и буду любоваться одинокими зимними вечерами. Или сам носить стану.

– С ума сошел?

– Ох, с вами сойдешь – не заметишь… Тогда подарю кому-нибудь. Например, одной из твоих бабушек.

– А в глаз не хочешь?

Раз уж ни одно платье меня не достойно – следующим моим мучением оказался роскошный костюмчик. Длинный строгий жакет, бордовый, слегка приталенный, из шелковистой ткани с переливчатым мраморным рисунком. К нему прилагался открытый атласный корсет с кучей пуговок, шнурочков и цепочек. И легкомысленная юбочка, будто перевернутая хризантема, с пышным подъюбочником из пушистого черного газа. А еще черно-белые чулки с узором, как на готических гравюрах, и лаковые розовые ботфорты на платформе с каблуком!

Я вышла. Парни встали плечом к плечу, сложив руки на груди, по-умному склонили головы набок.

– Сойдет, Вик?

– Ну если получше ничего нету…

– Не-а.

– Что ж, придется брать что есть.

– Заверните! – кивнул модисткам Энтони.

Но заворачивать ничего не надо было, так как иначе пришлось бы упаковывать меня саму. Потому что, как выразился Вик, мой парадный вид понадобится уже очень скоро, и переодеваться обратно смысла никакого нет. Честно говоря, мне и самой пока не хотелось расставаться с новым образом… Однако удовольствие несколько померкло, когда я увидела, в какую кругленькую сумму обошлось Энтони мое превращение. Признаться, я не из тех девушек, кто готов без оглядки выложить кучу бабок за модную этикетку.

– Бог мой! – возмутилась я. – Это ж просто неприличные деньги! Энтони, я не могу позволить…

– Венера, при чем здесь ты? – удивился Тони. – Этим вечером ты будешь моей девушкой и должна выглядеть соответственно. Я всего лишь плачу за свою репутацию.

И, сказав это, он достал из кармана скромный бархатный футляр. В нем оказались драгоценности. Не отходя далеко от кассы, под завистливые взгляды модисток, Энтони деловито нанизал мне на пальцы бриллиантовые перстни, защелкнул пару браслетов. А Вик между тем опоясал мою талию симпатичным ремешком из переливающихся камушков и застегнул на шее сверкающее колье с подвеской из а-а-агромной аметистовой слезы.

Боги нашей и прошлых эр! Вряд ли многим девушкам довелось испытать в жизни такие ощущения, какие в этот долгий день выпали на мою голову! Только подумать – двое красивых парней одели меня как куклу и теперь упаковывали мою драгоценную особу в бриллианты! Еще вчера я бы сама себе не поверила! А какие лица были у модисток!…

Что и говорить, в этом модном заведении я провела самые утомительные часы моей жизни.

ГЛАВА 19

Проверка сигнализации

Войдя, первым делом найди выход.

Хистрикс Хирсутус

Я снова села за руль, снова вела зеленую машину Энтони. Вик поглядывал на часы, и я знала, что до званого ужина Джеймса Дэкстера у нас оставалось немного свободного времени.

Сумерки над городом сгущались и с каждым новым огнем, зажигавшимся на по-вечернему оживившихся улицах, все больше напоминали новый мундир моего расточительного похитителя.

– Ты слышишь, Вик? – воскликнул Тони, отчего-то вдруг придя в явное волнение. – Вот это наглость!

– Ты о чем?

– Как о чем? Венера, останови вон там! Об упырях – мигрантах. Ночь еще не началась, а они уже вовсю обедают!

– Точно не наши?

– Конечно нет! Разве не слышишь?!

Энтони стал немножко похож на гончую, запертую в клетке: глаза горят, тонкие ноздри трепещут, чуя запах крови… Хищник, да и только.

23
{"b":"14468","o":1}