ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– У тебя есть выбор, – тихо сказал Тони. – Ты можешь умереть завтра, как суждено судьбой, и остаться никому не нужным призраком. Ты христианин? Значит, твоя душа отправится в чистилище, но не попадет туда. Твоя жизнь была бесполезной и пустой, и потому ты застрянешь на полпути между адом и раем. Целую бессмысленную вечность будешь тенью самого себя.

Тони сорвал скотч с лица мужчины. Чтоб тот смог крикнуть:

– Я не хочу!

Энтони покачал головой.

– Ты все равно должен погибнуть. Если сегодня тебя не убить, то следующей ночью ты покончишь с собой. Тебе незачем и не для кого жить. Подумай, ведь лучше умереть – умереть так, чтоб тебя посчитали героем, спасшим горожан от полоумного преступника. И начать жизнь сначала.

Энтони заглянул ему в глаза, но там был только страх.

– Боль очистит тебя, – тихо пообещал он.

Быстро, властным движением хищника, Энтони развернул его спиной к себе и, обхватив одной рукой за шею, другой вонзил нож под лопатку. С хрипом тело медленно осело к его ногам. Перехватило дыхание, и волна боли заставила Энтони упасть на колени.

Я бросилась к нему, не зная, чем помочь, обняла, не обращая внимания на разверзшуюся в надвинувшихся небесах уже знакомую воронку из света. Энтони поднял голову – побелевшие губы, сухие глаза, – встретился взглядом с призраком. Дух убитого растерянно оглянулся, прежде чем улететь светлым облачком, увлекаемым потоком неземного сияния.

ГЛАВА 25

Тлен к тлену, пыль к пыли!

– Как приятно сделать человеку добро, – хмыкнул Вик, помахав призраку вслед. – Готовы? Сейчас сюда нежить заявится. Вон, уже ползет. Кровь почуяли.

Энтони поднялся, отряхнул брюки.

– Нежить – это что? – спросила я.

– Нежить, – ответил Вик, доставая из внутреннего кармашка пиджака, будто шариковую ручку, девятидюймовой длины ножичек, – это то, что нужно уничтожить.

У Энтони ножны с кинжалом (который оказался чуть покороче, зато обоюдоострый) были прицеплены к поясу сзади – длинный жакет мог легко скрыть не один томагавк.

– Возьми, – сказал он, протянув мне клинок. – Если что, бей по позвоночнику, не стесняйся.

– Угу, – сказала я, – обязательно.

– Они опасны, только если чувствуют страх. И если кровь попробуют.

Понятно. Значит, к трупам подпускать эту нежить нельзя, иначе взбесится. Хотя зачем им кровь? Ведь есть они не могут по определению – в этом я вскоре убедилась воочию.

Тьма вокруг сгустилась. Вик внимательно вглядывался в пустоту улицы, в нетерпении поигрывая кинжалом. Тони, просто прикрыв глаза, ждал. Целое мгновение я не слышала даже своего дыхания.

Коротким, четким движением, не поворачиваясь, Тони ребром ладони рассек воздух справа от себя. Из полумрака в круг освещенного фонарями асфальта выпал трухлявый скелет. Белые кости в саване из грязной паутины.

И что тут началось! Из ниоткуда, из темноты ночном выступила просто толпа этих скелетов, смердящих канализацией, да и выглядящих не лучше отбросов с мусорной свалки. Здесь и нормальные скелеты, и какие-то полулюди-полузвери, и разные костлявые уродцы, и на всех костях болтаются лохмотья не то одежды, не то сгнившей плоти. Что угодно, но бояться их я не собираюсь.

Следуя совету, я целилась клинком в позвоночник, что было совсем не сложно, учитывая общую прозрачность бестелесного воинства. А вообще ветхие ребра и прочие конечности очень мило рассыпались с первого же удара. Если же бить прицельно – мощи складывались в аккуратные кучки… Вот только уж очень много их было.

Между делом я успевала оглядываться на парней. Поняв, что помощи мне не требуется, они, как говорится, решили отвести душу, то есть оттянуться по полной. Вик нежить колошматил просто и со вкусом. А Энтони, похоже, собрался припомнить все известные ему приемы рукопашного боя, применяя их по очереди и не повторяясь. Вот такая ночная физкультура.

В общем, бедная нежить. Хоть их вначале, казалось, было много, для нас троих оказалось явно маловато.

– Ой, сколько мусора! – вздохнул Вик, переведя дыхание и оглядевшись. – Что делать будем, Тони? Нельзя же оставлять такую свалку.

– Пусть Венера приберется.

– Что?!

– Правильно! Венер, это несложно – осени сей бренный прах крестным знамением.

– По-православному или по-католически?

– А им все равно.

– Только нас не задень.

Я перекрестила ближайшую ко мне кучку костей. Прах, будто порох, вспыхнул бенгальским огнем. Пламя быстро перекинулось на соседние останки – и вот уже заполыхало все.

– Красота! – сказал Вик.

– Про машину забыли! Сейчас взорвется – бежим!

– Генеральная уборка называется…

Недалеко от дома нас встретил Князь. Он вынырнул из кустов зеленой изгороди, сверкая фосфоресцирующими глазами в жемчужном сумраке близкого рассвета. И повис на штанине хозяина.

– Попридержи когти! – воскликнул Тони, беря кота на руки. – Всего располосовал, зверь.

Князь восседал на хозяине, счастливо щурясь, распушив хвост, как факел, и запуская в плечо Энтони когти то правой, то левой лапы.

– Буду спать до вечера, – пообещал, зевая, Вик.

– А я ногу натерла, – пожаловалась я.

И тут эта бедная моя конечность неудачно подвернулась и я потеряла равновесие. Я б не упала, если б Энтони, в которого я врезалась, удержался на ногах. Но, видимо, моя боль откликнулась в нем с полной силой.

Так что мы оба повстречались с асфальтом – Князь успел спрыгнуть с рук хозяина весьма вовремя.

– Венера!

– А я что? Разве я специально?… Ой, что это?!

Сзади, в зарослях зеленой изгороди на миг вспыхнуло пламя – в кустарнике оказалось пробито круглое отверстие с краями из дымящихся обугленных листочков. А с другой стороны на нас несся угрожающе шипящий шар раскаленной плазмы. Из-за спины Энтони мне было плохо видно. И высунуться он мне не дал, бесцеремонно толкнув обратно на землю. Я только заметила, как, выбросив вперед руку, Энтони остановил летящий снаряд и усилием воли заставил его отправиться обратно. На другой стороне улицы метнулась тень, но огненный шар настиг своего отправителя и взорвался с беззвучной вспышкой.

– Кто это был? – спросила я.

– Теперь уже не узнаем, – сказал Тони. И добавил смутив меня серьезным взглядом: – Ты спасла меня.

– А кстати, где Князь? – поинтересовался Вик и, подав мне руку, помог подняться.

Энтони пошатнулся и, сжав голову руками, глухо застонал.

– Тебя задело? – всполошился Вик.

– Боже, как плохо… – прошептал он, – никогда хуже не было…

Кусты изгороди зашевелились, и на тротуар рыжей молнией выскочил Князь. Он что-то держал в зубах Я наклонилась, и кот положил мне на ладонь… крошечного котенка. Малыш дрожал, испуганно мигая бусинками глаз.

– Ну вот и причина… Такой маленький, а столько эмоций, – сквозь боль улыбнулся Энтони.

Он забрал малыша из моих рук, осторожно погладил по пушистым круглым ушкам. Спрятавшись в тепло под пиджак к Энтони, этот маленький грязный заморыш подумал минутку и замурлыкал, как настоящий кот.

– Твое высочество, ты у нас которого по счету зверя спас? – спросил Вик, беря на руки Князя.

– Тринадцатого.

– Значит, так и назовем – Микадо Долголапый Тринадцатый!

Наконец-то этот бесконечный день закончился. Столько всего сегодня со мной приключилось – даже в голове не укладывается! Но, слава Фрейру, я добралась до постели, и если хоть чуток посплю, то, может, все впечатления как-нибудь в порядок приведутся.

Скажу сразу: квартирка у Энтони оказалась не маленькая и в мое распоряжение предоставили целую отдельную комнату. Апартаменты достались Тони от прабабушки – кстати, той самой, что поведала о тайне графского наследства. И были, честно сказать, ничуть не хуже замка! В элитном доме, в очень приличном районе (удивляюсь только – здесь позволяют держать домашних животных!). И интерьер внушал уважение. Я разулась в прихожей, не решившись топтать каблуками явно старинные и дорогие ковры, к которым парни, между прочим, не проявили ни капли почтения! А Князь – вот зверь своих хозяев – с огромным удовольствием побежал точить когти о полированную мебель стиля ампир. В этом доме явственно чувствуется отсутствие женской руки!

31
{"b":"14468","o":1}