ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Баронет (СИ)
Золотой крючок. Самое полное руководство по технике вязания
Рыцарь Семи Королевств (сборник)
Погоня за любовью
Текст
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть пятая
Жена поэта (сборник)
Закрытые миры
На пределе. Неделя без жалости к себе
Содержание  
A
A

– Иди к черту! – взвизгнула я.

– Я так и думал, – вздохнул Тони. – Извини, не удержался. Просто ты так близко. Я даже слышу твое дыхание, частое биение сердца. Почти чувствую тепло твоего тела… И правда, как у тебя щеки горят! Венера, у тебя температура? Ты не заболела?

Какой участливый! Дыркина, возьми себя в руки! Он же просто издевается. Соберись с силами, отлипни от стенки, дура безмозглая. Кстати, где моя голова? Или во мне так же трудно найти здравый рассудок, как разум во Вселенной?! Чтобы очнуться, я себя больно ущипнула.

– Эй! Венера, что у тебя за привычка дурацкая?! Просто мания какая-то – себе синяки ставить!

– Извини, я не подумала. Послушай, а можно тебя спросить?

– А если я скажу – нельзя?

– Неважно. Почему ты зовешь меня Венерой?

– Потому что ты Афродита. Разве тебе не нравится?

– Как будто я похожа на ту безрукую толстую статую.

– Нет, ты похожа на древнегреческую языческую богиню – идеал женской красоты.

Точно, издевается.

– Значит, я типичная древняя гречка?…

Дверь у меня за спиной тихо отворилась. Повеяло морским бризом, соленой свежестью. Я повернула голову и встретилась глазами с Энтони. Он внимательно смотрел на меня, прислонясь к дверному косяку и прижавшись к дереву щекой и ладонью. Так близко. Если б я сейчас всего лишь приподнялась на цыпочки, то могла бы поцеловать его прямо в губы. Потемневшие от воды волосы, бисерные капельки на лениво вьющихся прядях…

– Знаешь, я тебе соврал, – сказал он. – Я сегодня никого в унитазе не топил.

– Жаль, – съязвила я. – А я-то хотела спросить, как такое делается.

– Понятия не имею. Но, наверное, это очень неудобно. Хотя сантехника бывает разная, и если найти подходящего размера… К сожалению, все утро пришлось убить на кладбище. Жутко грязная работенка.

– И что ты там делал, на кладбище?

– Мы искали неспящих зомби. Цезарь и Цербер их вынюхивали по следу, а я откапывал. Правда, было нетрудно: земля на таких могилах рыхлая, мертвецы ведь каждую ночь погулять вылезают.

– Зачем?

– По делам, – усмехнулся он. – Откуда я знаю? Кого-нибудь кушать, кому-нибудь мстить. Или, бывает, ведьмы позовут. Мне это фиолетово. Главное, гулять им вовсе не положено. Так что утром, пока все зомби храпят себе спокойненько в могилках, их можно без проблем пересчитать и принять соответствующие меры. Не представляешь, Венера, какой отвратительный вид у всех этих мертвяков! И почему всем колдунам не нужны нормальные приличные скелеты, а обязательно требуется полуразложившийся труп?!

Я слушала и думала – зачем это мне? В этой груди под черным шелком рубашки бьется не сердце, а замороженный сухофрукт? Пуговицы не застегнуты, воротник топорщится, как неприрученный. Поправить? Нет, у меня рука не поднимется. Что ж мне эмпат такой бесчувственный попался?!…

– Венера, извини за вчерашнее.

– За что? – изумилась я.

– За то, что я ошибся. Выбрал не тот цвет, и сегодня тебе пришлось перекрашивать волосы. Новый оттенок тебе очень идет.

Странный все-таки он парень. Не зря ли я собираюсь в него влюбиться? Может, стоит передумать, пока не поздно?

На мой шедевр – пирог с вишневой начинкой – Энтони смотрел с явным отвращением. А заметив наконец-то результат труда бригады нимф, расфыркался, как городской кот на сельскую мышь!

– Зачем тебе это надо?! Кто тебя просил это делать?! Какого черта?! Эти ковры – я мечтаю от них избавиться, просто у меня времени не хватает. А ты вытряхнула из них пыль! Я каждую субботу собираюсь сменить обстановку, а ты почистила мебель! Зачем?…

Я возразила, сказав, что ремонт можно сделать и в чистой квартире, а разводить дома тараканов и клопов вовсе не обязательно. Насчет «зверинца» он обиделся, что и не стал скрывать. В общем, ни я, ни он не стеснялись своих эмоций, и мы поругались. В конце я попрощалась и хлопнула дверью.

Признаюсь, недолго меня грызли сомнения и прочий негатив – быстрым шагом не успела дойти даже до угла.

Энтони догнал меня, и его виноватый вид говорил красноречивей извинений:

– Постой, Венера!

Как бы не так. Я останавливаться не собиралась, и ему пришлось пойти рядом.

– Извини, мне нужно научиться лучше себя контролировать. Знаешь, со мной такое нечасто случается – твои эмоции вошли в резонанс с моими, и я просто не смог сдержаться.

Его эмоции в резонансе с моими? Интересно. Выходит, иногда родство душ, так называемый настрой на единую волну может иметь очень неприятные последствия. В тот момент он чувствовал то же, что и я, но только умноженное в два раза? Я ему не завидую.

Зато теперь точно знаю, чем его можно довести до белого каления. Если все детство четыре активные бабушки наперегонки пекли пирожки и постоянно совершали генеральную уборку, то абсолютно понятно, как один только вид сдобы может привести в бешенство. (И зомби здесь ни при чем.)

Вынуждена признать – не все мои идеи оказываются столь хороши, как мне представляется. И что у меня за привычка – делать с большим удовольствием и чистыми помыслами вовсе не то, что нужно?…

ГЛАВА 29

Разнарядка по гадостям

От любезного предложения проводить мою особу до междугороднего вокзала я отказалась наотрез. Пока что мне и здесь нескучно. Не со всеми чертями, понимаете ли, познакомилась, не со всеми видами нечисти подраться успела. Да и кое-какую ведьму на чистую воду вывести надо бы. (Насчет ведьмы я, конечно, умолчала.)

Сказать честно, мой отказ возвращаться не слишком огорчил Энтони. Может, мое общество не так уж ему противно, как порой казалось? Во всяком случае настаивать не стал. О чем тут же пожалел – едва услышав об утреннем звонке Дэкстера.

– Джеймс зря просить не станет. Значит, ему очень нужно, чтобы ты осталась. Он что-то затеял и хочет в этой игре использовать тебя…

– И лучше бы мне уехать, потому что ничего хорошего на уме у вашего шефа быть не может, – перебила я. – Но я решила остаться и останусь. Потому что собираюсь узнать, кто украл эту твою Книгу и зачем меня хотели подставить. Это касается меня, это мое право.

– Скоро мы это выясним.

Вот сюрприз! Он не собирается мне возражать?

– Тем более, если ты понадобишься Джеймсу, он достанет тебя хоть из-под земли.

Из могилы, что ли?… Брр. Лучше уж я сама к нему приду и все выясню. Кстати, именно к господину Дэкстеру мы и направлялись. Правда спешили, что называется, не торопясь. Хоть время было уж не раннее (обеденная пора давно прошла), вряд ли шеф успел прийти в себя после вчерашней вечеринки.

– А что ж отгул не взял? – хихикнула я. – Или больничный. Человек он уж немолодой. Здоровье поберечь надо, отоспаться.

– Во-первых, Джеймс не человек. Во-вторых, нельзя медлить с поиском Книги.

– А вот с этого места поподробней! – потребовала я. – Раз уж я остаюсь, то мне нужно знать!

– Знать что?

– Все! Что это за книга? Откуда она взялась? Что такого важного в ней написано? Зачем она тебе и почему ее украли? Она опасна в чужих руках?

– Опасна – если она попадет к достаточно опытному колдуну. Книжка с секретом, – пояснил Тони. – Она далеко не каждому позволит взять себя в руки. Или текст не покажет.

– Или покажет какую-то шифровку. Как мне. А что в ней написано?

– Много чего. Начиная с того, как заговорить больной зуб и принять роды у козы, до инструкции для создания философского камня. Граф все записывал.

– А ты пробовал сделать философский камень? И как?

– Да, – махнул рукой Тони, – камень как камень. Свинец в золото превратил, но на другой день сам же рассыпался.

– Может, свинец некачественный попался?

Действительно, любопытный манускрипт. На страницах, сделанных из человеческой кожи, чернилами из крови первый (и единственный, если не считать Энтони) граф Дис записывал все сакральные знания, которые ему удавалось под пытками вырвать у своих жертв – женщин, обвиненных в колдовстве.

– Ну да, ну да. Сам же разыскивал, сам обвинял и сам сжигал на забаву местной инквизиции.

35
{"b":"14468","o":1}