ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не для инквизиции, а прикрываясь ее именем. Безобидная деревенская знахарка, молодая вдова или потомственная ведьма – неважно. Лишь бы они обладали особым даром, хоть крупицей тайного знания. Ради этого, а не ради индульгенции или одобрения церкви четыре года каждое полнолуние граф отправлял на костер настоящих ведьм. Завладев их душами, он обретал их силу. Всего сорок девять жизней, по его расчетам, требовалось для того, чтоб стать могущественней Сатаны. У него получилось бы.

– Понятно. Аккумулятор накопительного типа. На сорока девяти батарейках, – пошутила я. Не слишком удачно.

– На сорока восьми, – поправил Энтони. – Сорок девятая ведьма его убила. Но это был не конец – лишь отсрочка. Теперь это наследство получаю я, каждый месяц по дозе.

– Круто! – признала я.

Но по Энтони было видно, что уникальное наследство его отнюдь не радует. Однако сочувствовать я не собиралась: киснуть по поводу своей исключительности вовсе необязательно.

– А ты левитировать можешь? – полюбопытствовала я.

– Может быть, – пожал он плечами, – я не успел прочитать все записи.

– Лопух! – был мой приговор. – И давно книжка пропала?

– Скорей всего в ночь на четырнадцатое.

– Когда я была в замке?

– Без тебя не удалось бы.

– И вы за… э-э… за две недели так ее и не нашли?

– Мы только недавно узнали. – Энтони нахмурился. Смутился? – Она мне всего три дня назад понадобилась.

– Ничего себе! – возмутилась я. – Ну ты и растяпа! А Джеймс еще собирается на тебя свой бизнес оставить! У тебя ж скоро так замок стибрят!

Представив себе эту картину, я остановилась посреди людного тротуара и, повиснув на его плече, неудержимо покатилась со смеху. Конечно, смешинка заразна, но Тони держался, пытаясь вернуть делу серьезность.

– Перестань, на тебя оглядываются.

– Ой, не могу!…

– Тебе плохо, да? – участливо спросил он. – От обилия информации мозжечок перегрелся?

– Ой, караул какой! Ты прикинь – завладеет замком какая-нибудь компания и будет туда туристов возить на экскурсии! А туристы домой приедут, но вспомнить, где были, не смогут! Так что каждый год агентство будет объявлять замок новинкой сезона! Причем с чистой совестью.

– Не-а, не выйдет. Улики останутся: все туристы давным-давно видеокамерами вооружились.

– Да? – Я даже расстроилась. – А идея была хорошая. Жаль.

– Об чем речь? – Между нами вклинился Вик Ронан собственной персоной. Откуда он появился – черт его знает. Пристроился средним звеном, бесцеремонно повесившись на нас буквой Т.

– Ты откуда взялся? – спросил Тони. – Нет, лучше скажи, почему я тебя с утра не видел?

– Соскучился?

– Прям до смерти. Договорились же на зомби вдвоем идти. Ренегат.

– Не обзывайся, я и так скорблю. Я сегодня назначен дежурным по пакостям.

– За что это тебя так жестоко?

– Ума не приложу, – тяжко вздохнул Вик. – Сказали в целях разнообразия и общего развития. Но сдается мне, это наказание. Вот если б мы вчера в чужое казино наведались, мне б премию какую-нибудь выписали. А теперь вот мучайся – дабы впредь неповадно было родного начальника разорять. А все ты виноват, сыр рыцарь.

– Здравствуйте! А я тут при чем?

– Ты нас туда притащил.

– Ты первый предложил!

– Выходит, я сам виноват?! Вот спасибо!

– Мальчишки, цыц! – прервала я конструктивную беседу. – Там вон…

Уточнять было некогда. В нашу сторону неслась маленькая, но шустрая собачонка дорогой лохматой породы. Она металась зигзагами между прохожими, рискуя погибнуть под их ногами или выскочить на дорогу и угодить под колеса… Что немедленно и совершила.

– Стоп.

Тони миновал замерших на ходу людей, сошел с тротуара и, заглянув под бампер ме-едленно ползущей машины, извлек оттуда окоченевший меховой трупик. По крайней мере мне так показалось, потому как раньше не доводилось видеть ни одной нормальной живой собаки, которая бы столь нелепо, будто в полете, растопырила неподвижные лапы и вообще не шевелилась.

Лишь один миг – и все снова пришло в движение. Собачонка в руках Энтони ожила, и он вручил это тявкающее сокровище Вику.

– Верни хозяйке. – Имелась в виду запыхавшаяся дама в розовой шляпке, неуклюже спешившая за любимицей в не предназначенных для погони модельных босоножках и жалобно взывавшая на бегу: «Мими! Ко мне! Рядом!»

Вик, как истинный джентльмен, бросился успокаивать владелицу спасенной Мими.

Случайный прохожий, который стоял неподалеку и внимательно рассматривал свой сотовый телефон, бросил на нас злобный взгляд, презрительно фыркнул и зашагал прочь.

Энтони тоже заметил этого типа. Неуловимое движение – и в руке появился тонкий стилет, который немедля полетел вслед незнакомцу. Лезвие по самую рукоять вошло в спину, ровно между лопаток. Охнув, субъект серой пылью осыпался на асфальт.

Ни один прохожий не обратил на данное происшествие внимания.

– Собачий демон, – пояснил Энтони. – Терпеть их не могу. Мерзкие, трусливые типы.

Меня же интересовал другой вопрос:

– Сколько ножей ты с собой носишь? Не тяжело?

– Сегодня все дома забыл, – вздохнул он. – Ты про этот? Элементарная эмуляция энергии, низведенная до грубой материи.

– Хорошие дела – это, конечно, хорошо, – вернувшись, заявил Вик. – Но что делать с моим дежурством?

Он показал Энтони какой-то листок с печатью. Тот изучил документ и присвистнул:

– Ничего себе наряд вне очереди! Шестьсот мелких пакостей. Да ты до вечера провозишься!

В общем, как мне объяснили, Вика оштрафовали по самой высшей мере и самой противной работой – доставлять мелкие неприятности каждому встречному-поперечному, причем не повторяясь.

– Это надо серьезно обдумать, – решил Тони, и мы зашли в кафе выпить чего-нибудь холодненького и освежающего – для поддержания мозговой деятельности.

– Вик, а ты пробовал фокус с…

– Пробовал.

– А номер с…

– Тоже.

– И…

– Я все классические приемы уже использовал, – горестно сообщил Вик. – Больше никаких идей.

Мы погрузились в раздумье.

В кафе посетителей было немного. Официантки разносили заказы неторопливо, зная, что за предстоящий вечер набегаться еще успеют. Кроме нас, сюда заглянули еще три пары (две – деловые партнеры с папками бумаг между чашками кофе и одна влюбленная парочка). Да за столиком у входа молодая мамаша (а может, нянька) никак не могла успокоить раскапризничавшегося ребенка.

– Посмотрите, – тихо сказала я, – вон за тем столиком парень закурил.

– Ну и что?

– Потушите ему сигарету.

Вику моя мысль понравилась. И пять минут несчастный посетитель кафе не мог понять, почему его сигарета гаснет, едва он уберет зажигалку.

Потом у другой посетительницы десять раз подряд с грохотом падала на пол сумочка, соскальзывая со спинки стула. У следующей дамы, спикировав бомбардировщиком, в чашке с кофе утопилась муха. Третья, по вид типичная секретарша, нечаянно задела стакан с томатным соком, отчего тот упал, облив в полете светлый костюм ее шефа. (Правда, зачтется ли эта выходка, не знаю, таи как хоть внешне дама и расстроилась хуже своего шефа в глубине души она очень даже происшествию порадовалась.) Далее у кого-то ключи от машины с брелоком сигнализации упали в вазочку с растаявшим мороженым! А кто-то задел чайную ложечку, и сей предмет, крутясь и звеня, угодил в глубокое декольте собеседницы.

Воодушевленный успехом, Вик заявил, что теперь он и сам справится, и покинул нашу компанию, устремясь к трудовым подвигам.

– Только не переусердствуй! – напутствовал друга Энтони. – Не забудь, это все-таки временная работа!

Меж тем дитя за столиком справа от входа вовсе разбушевалось. Замученная капризами мамаша уже не знала, чего еще ему надо и чем его успокоить.

– Даже не охрипнет, террорист малолетний!

– Имеет право, – сказал Тони. – Пойдем-ка отсюда, сейчас здесь станет жарко.

– Это еще почему?

– Этот ребенок умрет через пару минут. Ладно, теперь придется остаться, только сиди на месте.

36
{"b":"14468","o":1}